Менопаузальный синдром….

Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 20.03.2017

стр. 105-108
Рубрика: Гинекология
Акушерство
Автор: Прилепская В.Н.
(ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. акад.
В.И. Кулакова» МЗ РФ, Москва)

*Для цитирования: *Прилепская В.Н. Климактерический синдром: инновации в
менопаузальной терапии // РМЖ. 2017. №2. С. 105-108
Климактерический синдром (КС) – это комплекс вегетососудистых,
психических и обменно-эндокринологических нарушений, значительно
снижающий качество жизни женщин и требующий тщательного подбора
адекватной терапии.
В статье представлен обзор российских и зарубежных источников,
посвященных клинике, диагностике и лечению КС, уделено внимание
менопаузальной гормональной терапии (МГТ). Вследствие некоторого
количества нежелательных явлений на фоне приема МГТ необходимы
тщательное наблюдение за переносимостью пациентками препаратов,
выявление возможных осложнений и побочных эффектов.
В статье приведены результаты мультицентрового двойного слепого
плацебо-контролируемого рандомизированного клинического исследования
лекарственного препарата Пинеамин®, полученного путем синтеза комплекса
PPG (Polypeptides of Pineal Gland). Преимуществами данного препарата
являются быстрое купирование нейровегетативных симптомов КС, а также
отсутствие токсичности. Пинеамин® можно использовать в сочетании с
другими методами МГТ, а также для лечения других соматических и
функциональных нарушений, т. к. не установлено его отрицательного
взаимодействия с какими-либо лекарственными средствами.
Создание нового препарата на основе полипептидов эпифиза – это новые
возможности терапии КС.

*Ключевые слова:* климактерический синдром, Пинеамин®, менопаузальная
гормональная терапия, комплекс полипептидов эпифиза.
*Climacteric syndrome: novel modalities for menopausal therapy*
Prilepskaya V.N.

Климактерический период (КП) – физиологический период в жизни
женщины, в течение которого на фоне возрастных изменений происходят
постепенное снижение и выключение функции яичников и прекращение
выработки эстрогенов [1–3]. В этот период сложной возрастной перестройки
организма, связанной с угасанием репродуктивной системы, значительно
изменяется качество жизни [4]. КП характерен как для женщин, так и для
мужчин, но у последних он наступает позже и развивается медленнее.
КП часто называют менопаузальным «переходом». У женщин он возникает
в возрасте от 45 до 55 лет, время возникновения КП зависит в основном от
генетических особенностей организма [5]. Установлено, что у многих
курящих женщин менопауза наступает на 1–2 года раньше, т. к. продукты
курения разрушают фолликулярный аппарат яичников [6].
Выделяют 3 фазы КП: пременопаузу, менопаузу, пост-менопаузу [1, 7].
Пременопауза начинается после 45 лет и длится от 2 до 6 лет.
Постменопауза – это временной промежуток от менопаузы до стойкого
прекращения гормональной функции яичников. Перименопаузой называют
период от появления нарушений менструального цикла и вегетососудистых
симптомов до 2 лет после прекращения последней менструации, называемой
менопаузой. Менопауза определяется ретроспективно – через 12 мес. после
последней менструации. В перименопаузе постепенно прогрессирует снижение
иммунной защиты, повышается неинфекционная заболеваемость, возрастает
метеолабильность, развивается остеопороз, прогрессируют дегенеративные
изменения в сердечно-сосудистой системе, возникают метаболические
нарушения, возрастает масса тела за счет гиперплазии адипоцитов [8].
Установлено, что процесс апоптоза фолликулов значительно ускоряется
после 37 лет. Причиной этого считают снижение синтеза ингибина в
гранулезных клетках фолликулов, который является основным регулятором
синтеза фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в гипофизе. Повышение
уровня ФСГ отмечают задолго до перименопаузы при неизменившихся уровнях
лютеинизирующего гормона (ЛГ) и гормона Е2 в крови [9–11].
КП нередко осложняется климактерическим синдромом (КС). КС – это
комплекс вегетососудистых, психических и обменно-эндокринных нарушений,
возникающих у женщин на фоне угасания гормональной функции яичников и
общей возрастной инволюции организма. Наиболее распространены ранние
проявления КС – вегетососудистые, которые встречаются у 40–80% женщин в
КП [12].
При КС выделяют 3 типа нарушений:
– вегетососудистые: гипергидроз, головные боли, приливы, озноб,
головокружения, тахикардия, симпатоадреналовые и вагоинсулярные кризы;
– эмоционально-психические: раздражительность, сонливость, тревога,
депрессия, снижение настроения, внимания, ухудшение памяти;
– обменно-эндокринные: средневременные (урогенитальные симптомы,
изменения кожи и ее придатков) и поздние (сердечно-сосудистые
заболевания, остеопороз).
Средняя продолжительность вегетососудистых нарушений составляет 7,4
года, что значительно отражается на здоровье женщин, повышая риск
сердечно-сосудистых заболеваний, а также обменно-эндокринных нарушений [13].
Наиболее частым симптомом КС являются приливы – их частота
составляет около 75%. Ночная потливость также является часто
встречающимся симптомом с частотой до 67%. К другим основным и нередко
встречающимся симптомам относятся: бессонница, увеличение веса, перепады
настроения, повышенная утомляемость, атрофический вагинит, боли в
суставах, головные боли [12, 14]. Основной причиной КС является дефицит
эстрогенов, который впоследствии приводит к нарушению функции
гипоталамо-гипофизарной системы.

Менопаузальная гормональная терапия

В лечении КС значительную роль играет менопаузальная гормональная
терапия (МГТ). МГТ улучшает качество жизни женщины, способствуя
профилактике целого ряда осложнений со стороны различных органов и
систем, фармакологически заменяя гормональную функцию яичников у женщин
с дефицитом половых гормонов.
Показаниями к назначению МГТ являются: наличие вазомоторных и
психовегетативных климактерических расстройств, связанных с дефицитом
эстрогенов, генитоуринарные расстройства, связанные с атрофическими
процессами в нижних отделах мочеполовых путей, профилактика остеопороза
и переломов, преждевременная, ранняя и искусственная менопауза [15].
Существуют абсолютные и относительные противопоказания к применению
МГТ. К абсолютным относят: кровотечение из половых путей неясного
генеза, рак молочной железы и эндометрия, острый гепатит, острый тромбоз
глубоких вен, острая тромбоэмболия, аллергия к компонентам препарата,
кожная порфирия. К относительным противопоказаниям относятся: миома
матки, эндометриоз, венозный тромбоз и эмболия, семейная
гипертриглицеридемия, желчнокаменная болезнь, эпилепсия, рак яичников в
анамнезе [15].
Современные методы лечения КС принято делить на гормональные
(системная терапия и местная) и негормональные методы.
Среди гормональных средств выделяют пероральные эстрогены,
гестагены, трансдермальные эстрогены, комбинированные препараты
(эстрогены + прогестагены). Предпочтение отдается низко- и
микродозированным гормональным контрацептивам, особенно у женщин в
менопаузе.
Перед назначением МГТ необходимо провести обследование: исследование
уровня гормонов крови (ФСГ, ЛГ, пролактин, тиреотропный гормон (ТТГ)),
обследование состояния шейки матки и молочных желез (цитологический
скрининг, маммография), УЗИ органов малого таза и другие методы в
соответствии с показаниями. Существуют также альтернативные
(негормональные) методы лечения КС: назначение фитопрепаратов,
дегидроэпиандростерона, пищевых добавок, препарата Клималанин,
аминофенилмасляной кислоты, транквилизаторов, гомеопатических препаратов
как в отдельности, так и в различных сочетаниях.
К числу основных типов препаратов для МГТ относятся препараты,
содержащие эстрогены. Преимуществами оральных эстрогенов является то,
что они удобны в применении, оказывают положительный эффект при
различных климактерических расстройствах, дислипопротеинемии. Следует
иметь в виду, что при применении МГТ возможны осложнения и
неблагоприятные эффекты. Например, при заболеваниях ЖКТ возможно
неполное всасывание препарата, требуются большие дозы для достижения
эффекта. Оральные эстрогены подвергаются активному метаболизму в печени,
а повышение концентрации эстрогенов в печени может стимулировать синтез
различных биологических активных веществ (факторов свертывания крови,
ангиотензина, глобулина, связывающего половые гормоны (ГСПГ)).
Пациентки иногда могут не отвечать на пероральную МГТ. Прием
пероральных эстрогенов предрасполагает к образованию камней в желчном
пузыре.
Побочные эффекты различных видов МГТ представлены в таблице 1.
Таблица 1. Побочные эффекты МГТ

Ввиду этого на фоне МГТ необходимы динамическое наблюдение, контроль
за АД, переносимостью препаратов, выявление возможных осложнений и
побочных эффектов. Методы лечения КС в основном направлены на
восполнение дефицита эстрогенов, нормализацию функции
гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы и чаще всего применяются
длительно – как правило, от 2 до 10 лет. Многие ученые уже давно
задумывались о возможности создания препарата, который бы воздействовал
на различные звенья репродуктивной системы и был бы более безопасным,
чем МГТ, чтобы применение его было значительно более краткосрочным, но
не менее эффективным.
Основываясь на значительной роли эндогенного мелатонина в регуляции
функции репродуктивной системы, ученые выдвинули идею о создании
препарата на основе полипептидов эпифиза, восстанавливающих
функциональную плотность пинеалоцитов – секретирующих клеток эпифиза
[16]. Как известно, эпифиз, расположенный сопряженно с гипоталамусом в
головном мозге, является главным источником эндогенного мелатонина. Роль
эндогенного мелатонина в регуляции репродуктивной системы заключается в
активации гонадоингибирующих нейронов, также расположенных в
гипоталамусе. Гонадоингибин (GnIH) был впервые описан Tsutsui K. et al.
в 2000 г. [17]. Гонадоингибин ингибирует секрецию гонадолиберина в
гипоталамусе и оказывает тормозящее действие на синтез кисспептина в
одноименных нейронах гипоталамуса [18, 19].
Учеными из Санкт-Петербурга был синтезирован комплекс
низкомолекулярных водорастворимых полипептидных фракций PPG
(Polypeptides of Pineal Gland), выделенных из эпифиза крупного рогатого
скота [20, 21]. Было установлено влияние полученного комплекса на
репродуктивную систему женщин, выражающееся в снижении
психоэмоционального напряжения и вегетососудистых нарушений, что
особенно значимо для женщин c КС [22].
Новый оригинальный препарат Пинеамин® был создан путем синтеза
комплекса полипептидов эпифиза. Результаты многочисленных исследований
показали, что преимуществами данного препарата являются быстрое
купирование нейровегетативных симптомов КС и отсутствие токсичности
[23]. При его использовании не было выявлено негативного влияния на
нервную, кроветворную, сердечно-сосудистую систему и обмен веществ.
Одной из особенностей Пинеамина является отсутствие пролиферативного
действия на органы-мишени (шейку матки, эндометрий) даже при длительном
применении [24]. В дальнейшем в крупных центрах России было проведено
большое клиническое исследование по изучению эффективности препарата,
результатом которого было выявление его высокой эффективности и
безопасности при применении у пациенток с КС, преимущественно при
вегетососудистых и психоневрологических нарушениях [23].
Была проведена оценка пролиферативного эффекта препарата. После
детального обследования отобрали 120 пациенток и разделили их на 3
равные по количеству группы: 1-я – пациентки, принимающие плацебо, 2-я –
Пинеамин® (1 курс), 3-я – Пинеамин® (2 курса). Всем пациенткам
проводилась оценка толщины эндометрия по УЗИ до лечения, через 90 и 180
дней применения. Толщина эндометрия статистически значимо не
увеличивалась в 3-х группах – в группе плацебо и группах, получавших
Пинеамин® (p<0,05). Клинически значимых отклонений в состоянии эндоцервикса по данным исследования мазков из эпителия шейки матки по Папаниколау не выявлено ни у одной из пациенток. В ходе исследования проводилась оценка показателей системы свертываемости крови (фибриноген, ПТИ, АТЧВ и МНО). По результатам исследования препарат Пинеамин® не оказывал воздействия на ее показатели, и их уровень находился в пределах нормы и соответствовал уровню на момент включения пациенток в исследование. Таким образом, Пинеамин® можно считать безопасным в отношении влияния на свертывающую систему крови. Исследовались показатели липидного профиля крови в динамике. Исходные показатели липидного обмена достоверно не отличались от таковых через 180 дней приема Пинеамина (p<0,04). Это позволило сделать вывод, что Пинеамин не влияет на липидный профиль, нет необходимости в дополнительном лабораторном контроле. При оценке безопасности применения препарата Пинеамин® в ходе исследования в обеих группах (плацебо и Пинеамин®) выявлено 22 случая нежелательных явлений (НЯ). Статистически значимой разницы в частоте развития НЯ по группам не выявлено. Практически все случаи НЯ [22] были расценены как несерьезные и полностью обратимые (ОРВИ, глоссит, менструальноподобная реакция, преходящее повышение уровня эстрадиола, инфильтрат в месте инъекции). Одно серьезное НЯ в виде острого коронарного синдрома отмечено в группе плацебо через 3 мес. после окончания инъекций. Каких-либо статистических закономерностей, связанных с получением курса инъекций Пинеамина, не выявлено. Пинеамин® можно использовать в сочетании с МГТ, а также для лечения других соматических и функциональных нарушений, т. к. не установлено его отрицательного взаимодействия с какими-либо лекарственными средствами. Заключение Симптомы, возникающие у женщин в КП, значительно влияют на качество жизни. В современной медицине является чрезвычайно актуальным выбор метода терапии для пациенток с КС. Препарат Пинеамин® отличается малым числом побочных эффектов и минимальным влиянием на органы. Применение его в качестве самостоятельной терапии или в сочетании с другими методами лечения открывает новые возможности для врачей при лечении такого сложного патологического состояния, как КС. Предварительный анализ практического опыта применения препарата у 450 женщин с КС в различных городах России выявил его эффективность, снижение выраженных нейровегетативных и психоэмоциональных симптомов при хорошей переносимости. Таким образом, в арсенале врачей появилось средство нового класса с уникальными возможностями для лечения больных с КС. Исследования продолжаются. Литература 1. Сметник В.П., Кулаков В.И. Руководство по климактерию. М.: МИА, 2001. 120 с. [Smetnik V.P., Kulakov V.I. Rukovodstvo po klimakteriju. M.: MIA, 2001. 120 s. (in Russian)]. 2. Крымская М.Л. Климактерический период. М.: Медицина, 1989. 270 с. [Krymskaja M.L. Klimaktericheskij period. M.: Medicina, 1989. 270 s. (in Russian)]. 3. Серов В.Н., Прилепская В.Н., Овсянникова Т.Н. Руководство по гинекологической эндокринологии. М.: Медпресс-информ, 2008. 528 с. [Serov V.N., Prilepskaja V.N., Ovsjannikova T.N. Rukovodstvo po ginekologicheskoj jendokrinologiiю M.: Medpress-inform, 2008. 528 s. (in Russian)]. 4. Meczekalski В., Katulski К., Podfigurna-Stopa А. et al. Spontaneous endogenous pulsatile release of kisspeptin is temporally coupled with luteinizing hormone in healthy women // Fertil Steril. 2016. Vol. 105(5). P. 1345–1350. 5. Серов В.Н., Прилепская В.Н., Овсянникова Т.В. Гинекологическая эндокринология: Руководство. М.: МЕДпресс-информ, 2015. 532 с. [Serov V.N., Prilepskaja V.N., Ovsjannikova T.V. Ginekologicheskaja jendokrinologija: Rukovodstvo. M.: MEDpress-inform, 2015. 532 s. (in Russian)]. 6. Сметник В.П. Медицина климактерия. Ярославль: Литера, 2006. 848 с. [Smetnik V.P. Medicina klimakterija. Jaroslavl': Litera, 2006. 848 s. (in Russian)]. 7. Кулаков В.И., Вихляева Е.М. Менопаузальный синдром. М., 1996. 66 с. [Kulakov V.I., Vihljaeva E.M. Menopauzal'nyj sindrom. M., 1996. 66 s. (in Russian)]. 8. Руководство по эндокринологической гинекологии / под ред. Вихляевой Е.М. М.: МИА, 2006. С. 96–203 [Rukovodstvo po jendokrinologicheskoj ginekologii / pod red. Vihljaevoj E.M. M.: MIA. 2006. S. 96–203 (in Russian)]. 9. Gougeon A. et al. Age-related changes of the population of human ovarian follicles: increase in the disappearance rate of non-growing and early-growing follicles in aging women // Biol. Reproduct. 1994. Vol. 50(3). P. 653–663. 10. Welt C. et al. Female reproductive aging is marked by decreased secretion of dimeric inhibin. // J Clin Endocrinol Metab. 1999. Vol. 84(1). P. 105–111. 11. Ericson G. In Perimenopause. Serono Symposia, USA. Rogerio A. Lobo. Springer, 1997. P. 101–118. 12. Al-Safi Z.A., Santoro N. MHT and menopausal semptoms // Fertil Steril. 2014. Vol. 101(4). P. 905–915. 13. Юренева С.В., Дубровина А.В. Применение ультранизких доз препаратов при проведении менопаузальной гормональной терапии // Проблемы репродукции. 2015. № 3. С. 122–126 [Jureneva S.V., Dubrovina A.V. Primenenie ul'tranizkih doz preparatov pri provedenii menopauzal'noj gormonal'noj terapii // Problemy reprodukcii. 2015. № 3. S. 122–126 (in Russian)]. 14. Santoro N.et al. Menopausal symptoms and their management // Endocrinol Metab Clin North Am. 2015. Vol. 44(3). P. 497–515. 15. Baber R.J. et al. 2016 IMS Reccommendations on women’s midlife health and menopause hormone therapy // Climacteric. 2016. Vol. 19(2). P. 109–150. 16. Jan J., Reiter R.J., Wong P.K. et al. Melatonin has membrane receptor-independent hypnotic action on neurons: an hypothesis // J Pineal Res. 2011. Vol. 50(3). P. 233–240. 17. Tsutsui K. et al. A novel avian hypothalamic peptide inhibiting gonadotropin release // Biochem Biophys Res Commun. 2000. Vol. 275. P. 661–667. 18. Ubuka T. et al. Gonadotropin-inhibitory hormone neurons interact directly with gonadotropin-releasing hormone-I and II neurons in European starling brain // Endocrinology. 2008. Vol. 149(1). Р. 268–278. 19. Wahab F., Shahab M., Behr R. The involvement of gonadotropin inhibitory hormone and kisspeptin in the metabolic regulation of reproduction // J. Endocrinol. 2015. Vol. 225(2). Р. 49–66. 20. Долгов Г.В., Цвелев Ю.В., Малинин В.В. Биорегулирующая терапия в акушерстве и гинекологии. СПб.: Фолиант, 2004. 144 с. [Dolgov G.V., Cvelev Ju.V., Malinin V.V. Bioregulirujushhaja terapija v akusherstve i ginekologii. SPb.: Foliant, 2004. 144 s. (in Russian)]. 21. Линькова Н.С. Пептидергическая регуляция экспрессии сигнальных молекул в пинеальной железе и тимусе при старении. СПб., 2014. 489 с. [Lin'kova N.S. Peptidergicheskaja reguljacija jekspressii signal'nyh molekul v pineal'noj zheleze i timuse pri starenii. SPb., 2014. 489 s. (in Russian)]. 22. Блазл Л. Эндогенный мелатонин и полипептиды эпифиза (PPG): что мы знаем и не знаем об этом: Тезисы научно-практической конференции «Амбулаторно-поликлиническая практика: диагностика, лечение, профилактика». XXII Всероссийский конгресс с международным участием. М., 2015 [Blazl L. Jendogennyj melatonin i polipeptidy jepifiza (PPG). Chto my znaem i ne znaem ob jetom: Tezisy nauchno-prakticheskoj konferencii «Ambulatorno-poliklinicheskaja praktika: diagnostika, lechenie, profilaktika». XXII Vserossijskij kongress s mezhdunarodnym uchastiem. M., 2015 (in Russian)]. 23. Прилепская В.Н., Радзинский В.Е., Богатова Н.К. Новое в профилактике и терапии климактерического синдрома // Гинекология 2016. № 1. С. 1–7 [V.N. Prilepskaja, V.E. Radzinskij, N.K. Bogatova. Novoe v profilaktike i terapii klimaktericheskogo sindroma // Ginekologija 2016. № 1. S. 1–7 (in Russian)]. 24. Касян В.Н. Климактерический синдром с позиций нейрогуморальной регуляции: только о новом // Status Praesens. 2016. № 5(34). С. 65–71 [Kasjan V.N. Klimaktericheskij sindrom s pozicij nejrogumoral'noj reguljacii: tol'ko o novom // Status Praesens. 2016. № 5(34). S. 65–71 (in Russian)].

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос