Искусственная матка – катализатор эгоизма?

К чему приведет выращивание младенцев вне организма женщины: мнение специалистов.
Скоро человеческие эмбрионы смогут развиваться не в женской матке, а в искусственной – этот процесс называется эктогенезисом (от греческих слов «экто» — вне, снаружи и «генезис» — происхождение, возникновение, зарождение). Тогда естественная беременность станет необязательной. Это невероятно сложно, но, тем не менее, никаких биологических барьеров для этого нет. Такие утверждения делаются в фильме «Искусственное чрево: бестелесное рождение» бельгийского режиссера Мари Манди (сейчас живет во Франции).
Годы напряженных исследований
Нормальная беременность длится 9 месяцев или 40 недель или 280 дней. Но, как утверждает один из пионеров экстракорпорального оплодотворения, французский врач Рене Фридман, уже через 22 недели или 160 дней будущие земляне способны развиваться сами, вне тела матери. Чтобы им в этом помочь, сегодня ведутся работы по созданию искусственной плаценты и синтетической околоплодной жидкости.
«После зачатия эмбрион начинает расти в особой оболочке, но уже через 6-7 дней он ее прокалывает и прикрепляется к матке женщины, — говорит Рене Фридман. – Однако он с тем же успехом мог бы развиваться и в другой утробе. Правда, наличие утробы – естественной или искусственной –обязательно: без него не будет развития, не смогут сформироваться органы маленького человечка».
В лаборатории на Манхеттене выращивается 10 тысяч детей «из пробирки» в год. Это целая фабрика людей. В день на свет появляются 27-28 детей. Сотрудники лаборатории считают, что женщина должна планировать свою жизнь. Если она заморозит свою яйцеклетку до определенного возраста, тогда сама сможет решать, когда ей вынашивать и рожать дитя.
Здесь же ведутся и эксперименты по выращиванию живых существ вне материнских утроб. Например, ученые создают искусственную матку, помещают туда эмбрион мыши и смотрят, как он развивается. В 2002 году доктор Лиу уже вырастила подобным образом мышонка. Он родился живым, но калекой. Тогда это событие вызвало широкий общественный резонанс, было много мнений «за» и «против». После этого доктор Лиу, по ее словам, переоценила этическую сторону данных экспериментов. Она поняла, что такие эксперименты и их результаты могут сильно изменить общество. После этого она стала работать только с мышиными эмбрионами, хотя раньше проводила исследования и на эмбрионах человека.
В японском университете Китасато искусственно выращивают козла. За несколько недель до родов его извлекают из матери, вводят в его тело два зонда, погружают его в специальную жидкость. Можно наблюдать, как недоношенный козлик глотает, зевает и икает. Через полчаса он начинает двигаться. Одна из основных задач, по утверждению исследователей, — правильно рассчитать величину потока питательных веществ, поступающих в организм подопытного существа. Если поток большой, происходит кровоизлияние. Если маленький – возникает кислородная недостаточность. Вначале такие козлята жили всего один день. Теперь – 20 дней. Чтобы добиться такого прогресса, докторам Унно и Куробаре потребовалось 9 лет напряженных исследований.
Играть и кувыркаться в раю
Конечно, материнская утроба – рай для младенца. Здесь ему хорошо и уютно, он может играть с пуповиной и кувыркаться, что в дальнейшем благотворно воздействует на его будущую моторику. На развитие плода влияет очень много факторов. Возможно ли их воссоздать в искусственной утробе – пока этот вопрос остается без ответа. Есть опасения, что выращенный таким образом ребенок может страдать слабоумием, аутизмом или эпилепсией.
Авторы фильма приводят любопытную статистику. На сегодняшний день в мире 95 миллионов беременных женщин. Каждую секунду на свет появляется 5 малышей. То есть за то время, что зритель смотрел этот фильм, родилось 15 тысяч детей.
Технически возможно, но не скоро. Да и надо ли?
По итогам просмотра документальной картины отечественные специалисты смогли высказать свою точку зрения по поднятому в ней вопросу. Создание искусственной утробы, о котором говорилось в фильме, если и произойдет, то не скоро, считает Наталья Кан, заведующая акушерским отделением Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова. Ведь мать и ребенок – две очень сложных системы, которые существуют в зависимости друг от друга. Между ними происходит не только передача кислорода, гормонов, питательных веществ – это еще и очень сложные иммунологические отношения, нервные взаимодействия. Плод не просто растет внутри матери, он подает ей свои сигналы, говоря о том, что ему нужно, и как эту потребность можно скорректировать. Для того чтобы разгадать этот «язык», потребуется не 15 и не 20 лет, а как минимум 50. Да, выхаживать младенцев с 22 недель можно (с этого возраста, по критериям Всемирной организации здравоохранения, это уже не плод, а ребенок). Но, как выразилась Н.Кан, «качество их жизни не такое, какого бы нам хотелось для своих детей» и вообще «исходы выхаживания младенцев с 22 до 24 недель не очень благоприятные». Процент летальности очень высок – в районе 70%, несмотря на то, что применяется самое современное оборудование и новейшие технологии. Причина такой печальной картины – незрелость нервной системы. Если даже такие дети и выживают, то они, как правило, являются инвалидами по зрению, слуху и т.д.
Младенцы возрастом 24-26 недель имеют гораздо больший шанс на выживание:
по словам Виктора Зубкова, заведующего отделением неонаталогии и педиатрии Научного центра акушерства, гинекологии и перинаталогии им. В.И.Кулакова, в живых из них остается до 86%. При этом детишки бывают совсем крошечные – всего по 500 граммов. Встречаются среди них и почти совершенно здоровые, например, с минимальными мозговыми дисфункциями –они менее усидчивы, более подвижны. Однако В.Зубков считает, что таких детей можно относить к абсолютно здоровым. Что касается возможности создания искусственной матки, то технически это возможно – вопрос времени, однако на передний план здесь выступают иные аспекты –моральные, этические, экономические. Насколько это новшество необходимо – сказать трудно.
Обоюдоострый меч
Ольга Исупова, старший научный сотрудник Института демографии Высшей школы экономики, констатирует факт: репродуктивные желания женщины, вероятно, стали меньше. Во всяком случае, количество бездетных женщин растет (если раньше в нашей стране их было 7%, то теперь – 17-20%), и это связано даже не с бесплодием, а с комплексом причин: современная жизнь не слишком-то способствует тому, чтобы отвлекаться на рождение и воспитание ребенка. В Германии в некоторых поколениях бездетными остаются до 30% женщин. Поэтому, принимая во внимание эти факты, можно сделать вывод, что потребность в искусственной матке у общества есть. Ведь существуют женщины, которые хотят быть матерями, но беременными быть не желают, резюмирует О.Исупова.
Любое научное открытие – это двуликий Янус, обоюдоострый меч, которое имеет и положительную, и отрицательную сторону, полагает Галина Муравник, генетик, преподаватель биоэтики Свято-Филаретовского православно-христианского института. Тревожит, что многие ученые, разрабатывая свои революционные технологии, не задумываются над их этической стороной. Если искусственная матка будет помогать глубоко недоношенным детям или, к примеру, женщинам, которым беременность противопоказана по состоянию здоровья, – это благо. Но если это выродится в то, что некоторые женщины в силу своего крайнего эгоизма будут перекладывать деторождение на искусственную матку, чтобы делать карьеру, зарабатывать деньги, не «выпадать» из бизнеса, заниматься спортом, – это совсем другое. Тогда искусственная матка этот эгоизм будет поддерживать и развивать, и в этом плане она – вещь очень опасная. Ребенку, находящемуся в утробе матери, ее стресс, скорее всего, идет на пользу, рассуждает Сергей Северин, начальник отделения молекулярной биологии Научно-исследовательского центра «Курчатовский институт», член-корреспондент РАН. Это своего рода тренинг, позволяющий приспособиться к неблагоприятным условиям внешней среды. Создать искусственный вариант такого взаимодействия между матерью и ребенком практического нельзя – слишком уж они сложны. По всей видимости, продвижение в этой сфере возможно не ранее, чем через 40-50 лет.
К такой же цифре склоняется и биофизик, футуролог Игорь Артюхов. Однако на пути к успешной реализации данной технологии надо ответить на ряд вопросов: как общество будет воспринимать эту технологию; как оно будет относиться к ребенку, появившемуся на свет в результате ее применения; как этот ребенок будет сам себя воспринимать?
Вопросов еще слишком много. Ответов пока мало. Человечество задумалось…
Автор:* Сергей Смирнов *
Источник:* www.nkj.ru

Tags: , , ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…