Косметологи и суд

Обратившись в некое ООО (общество с ограниченной ответственностью), занимающееся косметологией, совсем еще не старая пациентка попросила провести операцию по улучшению внешности. «Все будет в лучшем виде, сделаем без боли и без проблем», — заверили ее и приступили к операции.
Но боли и проблемы начались сразу после того, как сделали операцию и привезли домой.Российские косметологи все чаще оказываются в суде
На фотографию пострадавшей женщины трудно смотреть без содрогания. Лицо ее обезображено келоидными рубцами, на шее – пигментные пятна, на щеках – следы гнойничков. Обратившись в некое ООО (общество с ограниченной ответственностью), занимающееся косметологией, совсем еще не старая пациентка попросила провести операцию по улучшению внешности. «Все будет в лучшем виде, сделаем без боли и без проблем», — заверили ее и приступили к операции.
Но боли и проблемы начались сразу после того, как сделали операцию и привезли домой. Потом уже пациентка узнала, что ее должны были подержать в стационаре, потому как последствия не заставили себя ждать. Начались отеки лица, пропало зрение, температура поднялась до 40,5 градуса, с рук и лица начала слезать кожа… Потеряв на больничном 2,5 месяца вместо обещанных на «омоложение» 14 дней, и приобретя после операции уродующие ее отметины, пациентка обратилась в суд. Вот тут эксперты и выяснили удивительные вещи: например, внешность женщине «улучшали» при помощи высокотоксичного препарата, запрещенного к употреблению в нашей стране. Следы химических ожогов, нанесенных им, удалению практически не поддаются. Другой пример: маленькая девочка выпала из окна второго этажа, с переломом ноги ее доставили в больницу. «Просветив рентгеном, врачи определили перелом бедра, начали лечить. А когда пациентка пожаловалась на продолжающуюся боль в ноге, от нее отмахнулись: дескать, не ты первая ломаешь конечности. Но экспертиза, проведенная по просьбе родителей, показала – у девочки был двойной перелом, в том числе шейки бедра, который просто поленились (ведь достаточно было установить рентгеновский аппарат повыше) определить. Итог: сломанная нога стала короче на 2 сантиметра. Рассказавший об этих случаях на пленарном докладе конгресса «Человек и лекарство», заведующий кафедрой судебной медицины Московского медицинского стоматологического университета, профессор Гурген Пашинян добавил: «У 90 процентов проверенных судебными медиками дерматокосметологов нет базового образования по специальности, в свои познания они черпают на 2-3 недельных курсах повышения квалификации. Зачастую в «салонах красоты» работают косметологи без разрешительных сертификатов». Неудивительно, что по числу обращений с исками в суд эта специальность оказалась в числе лидеров. Ну а безусловное первенство занимают стоматологи. Из 520 судебно-медицинских экспертиз, проведенных по требованиям пострадавших пациентов за четыре последних года, 156 приходится именно на них. На дерматокосметологов – 115, акушеров-гинекологов – 70, окулистов – 37. Совсем не было судебных исков к инфекционистам и аллергологам. Следует особо отметить, что количество судебных обращений на действия врачей растет в стране стремительными темпами. Так, в 2001 году их было всего 60, а в 2004 – 260. Только за первые три месяца текущего года зарегистрировано уже около 100 случаев. Цифры вполне объяснимы: если прежде нерадивым специалистам все могло сойти с рук, теперь пациенты в состоянии защищать свои права. Однако точных данных по врачебным ошибкам, которые не дошли до суда, происходили в неких фирмах и фирмочках, не знает никто. В США, например, от неправильных действий медиков ежегодно погибает от 40 до 100 тысяч пациентов. И там об этом говорят открыто – не прячась стыдливо за туманными формулировками, как практически всегда происходит у нас. В свое время даже президент Билл Клинтон выступил с обращением к нации «О врачебных ошибках».
Но, впрочем, и здесь лед у нас тронулся. Как можно видеть из приведенной выше статистики, теперь российские пациенты все чаще защищают свои права на качественное лечение в суде. Да и на государственном уровне происходят какие-то сдвиги. Хотя бы изредка, но самые вопиющие случаи доходят до суда, а не отдаются лишь на разбор коллегам с дальнейшим выговором или постановкой на вид виновному. На вопрос о том, какие меры наказания применимы к проштрафившимся врачам, можно ответить следующим примером. Как сообщили вчера Mednovosti.ru, на днях суд Нанайского района Хабаровского края приговорил анестезиолога-реаниматолога районной больницы к двум годам условно. Во время простейшей операции по удалению аппендикса он ввел пациенту-ребенку смертельную дозу препарата для наркоза. Дело в отношении доктора продолжалось в течение трех с лишним лет. По мнению представителей следствия, это исключительно редкий случай, когда суд довел дело по неосторожному убийству пациента врачом до логического конца. В судебной практике того же Хабаровска медика осудили за врачебную ошибку лишь второй раз. Сколько таких прецедентов по России в целом, не скажет никто. Да и о количестве пострадавших пациентов можно только догадываться.
Автор: Рафаэль Марданов
Источник: Mednovosti.ru

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос