У 180 тысяч российских семей заберут детей

Причем «добровольцы» за скромную мзду продолжают /выявлять/ все новые «неблагополучные» семьи.

180 тысяч семей в России уже занесены в черный список «неблагополучных».  Их дети либо уже насильственно изъяты ювенальными службами (причем, как правило, еще до судебного решения о лишении родительских прав), либо разлука с родителями навсегда им еще только грозит. Такие данные привела в эфире телеканала 3channel.ru руководитель Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности Ольга Леткова.

Причем, эта статистика (нигде не публикуемая и потому носящая оценочный характер) постоянно пополняется — с помощью «добровольцев» ювенальные службы продолжают выявлять все новые «неблагополучные» семьи, которым, по мнению ювенальщиков, растить и воспитывать детей нельзя. В интернете даже публиковались тарифы на оплату услуг таким «стукачам»: 470 рублей за каждого выявленного «неблагополучного» школьника (старше 7 лет) и 350 рублей – за малыша дошкольного возраста. Вот такими «гонорарами» завлекали в одном из регионов минувшим летом студентов, желающих на каникулах подработать.

Более того, в регионы из центра даже спускаются планы по выявлению новых «неблагополучных» семей. Сами понимаете, говорит Ольга Леткова, если есть план, то найдутся и семьи, которые будут соответствовать имеющимся у ювенальных работников критериям. Тем более, что критерии эти очень широкие и расплывчатые.

Детей забирают из семей по самым разным основаниям: в холодильнике нет фруктов, в комнате не прибит плинтус, ребенку не дают много смотреть телевизор, ограничивают доступ к порнухе в интернете или не дают общаться со сверстниками, даже если те — наркоманы. Трактовка семейного «неблагополучия» настолько расплывчата и неконкретна, что это открывает дорогу настоящему ювенальному произволу, а родители сплошь и рядом оказываются бессильны доказать свое право на детей в суде.

Вдуматься только – 180 тысяч семей либо уже лишились своих детей, либо над ними зависла такая угроза! Да, есть среди таких семей и такие (и их, к сожалению, немало), где родители спились, опустились и уже не заботятся о своих детях. Такие были и раньше – и их тоже лишали родительских прав. Но чтобы раньше родителям угрожали из-за отсутствия плинтуса в детской комнате – такого еще не было. А таких абсурдных случаев сейчас хватает с избытком.

Людмила Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество», рассказала на страницах «Русской народной линии» об одном из таких случаев. Многодетная верующая семья в Санкт-Петербурге как-то возвращалась домой на своей машине. Задремавшую двухлетнюю малышку мама держала на руках. Сотрудники ГИБДД, остановившие машину, выписали штраф за нарушение правил перевозки детей и предписали родителям явиться назавтра в инспекцию вместе… со всеми шестерыми детьми. После бессонной ночи родителями было решено пойти к инспекторам без детей. На беседе в автоинспекции их спросили, отчего они не привели детей. А потом проговорились, что планировали отобрать у них всех детей за то, что они «наплевательски отнеслись к жизни и здоровью дочки, поэтому представляют угрозу для всех остальных детей». К счастью, родители в тот раз были прощены.

Ювенальная юстиция тем временем все глуюже проникает в нашу повседневную жизнь. 13 февраля с.г. Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) презентовал новый доклад «Анализ положения детей в Российской Федерации: на пути к обществу равных возможностей», сообщает православный сайт «Татьянин день». Сам этот анализ, отмечает издание, уже можно считать новым оружием ювенальной юстиции против традиционной России.

Направление, в котором будет подталкиваться ситуация, легко прочитывается в основных выводах, которые предполагают разработку Национального плана действий в интересах детей и усовершенствования системы мониторинга положения детей. При этом дети из бедных семей стоят в этом списке на первом месте. Более того, предлагается включить в мониторинг… процесс участия детей в принятии решений. Иными словами — спровоцировать детей к действиям через голову родителей. Не говоря уже о том, что всем нашим детям, судя по всему, предложено стать «Павликом Морозовым» и стучать на своих родителей ювенальным дядям и тетям.

Глава офиса ЮНИСЕФ в России Бертран Бейнвель утверждает, что «социально изолированных детей не всегда можно увидеть». В пресс-релизе, который приводит данные слова, далее говорится: «Чтобы все без исключения дети могли развиваться, чтобы не было «невидимых» и исключенных из жизни детей, необходимо, чтобы статистика учитывала этих детей». Иными словами, поясняет издание, – чтобы все дети были на ювенальном контроле.

С российской стороны доклад представлял Независимый институт социальной политики. И.о. директора этого Института Лилия Овчарова заявила следующее: «В результате сложившейся в Российской Федерации модели распределения полномочий по обеспечению и развитию детей между рынком, государством и домохозяйствами дети оказались в наиболее уязвимом положении. Это проявляется в высоких рисках бедности для семей с детьми, широкой распространенности различных форм семейного неблагополучия и социального сиротства, отсутствии равных возможностей для развития детей в зависимости от места жительства, социального и доходного статуса родителей, социально-демографического состава семьи. Национальный план действий в интересах детей мы рассматриваем как механизм, способный изменить данную ситуацию».

Стоит обратить внимание на некоторые моменты этого пассажа, отмечает

издание. Во-первых, говорится о некотором распределении полномочий в

отношении детей между рынком, государством и домохозяйствами. Эта

словесная конструкция призвана утвердить в социальном сознании мысль,

что дети представляют собой отдельный предмет государственного

управления. Сегодня, мол, есть одна модель распределения полномочий, а

завтра можно сконструировать другую. При этом для простоты вся

чувственно-духовная составляющая просто опускается – вместо обычного

слова «семья», традиционно говорящего о родстве и преемственности,

используется чисто экономическое понятие «домохозяйство». Вот доверили

ребенка домохозяйству, а зачем? Давайте разработаем Национальный план,

способный изменить данную ситуацию…

Данные доклада уже начинают использоваться в нужном направлении, продолжает издание. «Утро.ру» уже публикует статью с примечательным заголовком «Россия теряет своих детей». В ней собрана вся наиболее пугающая статистика из доклада, а также очень примечательным образом расставлены акценты. Приводятся слова той же г-жи Овчаровой, что «если раньше бедность затрагивала, в основном, пожилых, то теперь к ним можно добавить семьи с детьми».

Ну а дальше «логика» повествования развертывается следующим образом:

приведены данные, что содержать детей в России без особых проблем могут лишь 25% семей, 50% — с трудом, а 25% — не в состоянии. Цифры впечатляют, но хотелось бы понять, что такое «не в состоянии»? А крестьянская семья в дореволюционной России, где детей было иногда до десятка и более, могла себе позволить их содержать или нет? Подход к детям как к некоему рыночному приобретению, который насаждается подобными рассуждениями, отмечает «Татьянин день», довольно неблаговиден. Он предполагает, что экономические показатели являются для человека более важными, чем любовь и желание продолжить свой род на земле.

А вот ещё одна характерная цитата из статьи «Утра.ру»: «По словам директора Института гуманитарного развития мегаполиса Татьяны Малевой, общество всегда вынуждено расплачиваться за бедность различных социальных групп, однако бедность детей обходится ему дороже всего – она приводит к маргинализации населения. «Поэтому для государства не настолько важны темпы роста рождаемости, насколько важно повышение качества жизни», – говорит Малева».

Мысль понятна, пишет «Татьянин день». Не надо плодить бедных. Давайте будем повышать благосостояние, не заботясь о том, что наша страна вымирает. Подобное мышление полностью укладывается в логику действий пресловутых центров планирования семьи, чья задача по ограничению численности туземного населения хорошо известна.

Татьяна Малева, отмечает издание, не случайно оказалась на презентации доклад а. Еще недавно она возглавляла тот самый Независимый институт социальной политики. Государственное автономное научное учреждение Институт гуманитарного развития мегаполиса, который она возглавляет теперь, — совсем свежее образование. Распоряжение Правительства Москвы о его создании датируется 18 января 2012 года. В связи с этим задумаешься: так ли далеки пожелания ЮНИСЕФ и присных от практического применения государственной властью России?

Статья на портале «Утро.ру» заканчивается рассуждениями о «ловушке бедности». Утверждается: для того, «чтобы ребенок был умственно и социально полноценным, нормально развивался, семья должна удовлетворять СЭУ (стандарту экономической устойчивости). Он предполагает, что доход семьи должен быть как минимум в два раза выше прожиточного минимума.  Таким образом, для семьи из двух взрослых и одного ребенка стандарт устойчивости – 60 тыс. руб. в мес. Для семьи с двумя детьми – 80 тыс.  рублей».

Когда начались разговоры о необходимости введения стандарта экономической устойчивости, напоминает «Татьянин день», предполагалось, что он должен стать ориентиром для работодателя при назначении заработной платы. Работодатель должен понимать, что он платит не просто отдельному человеку, а члену семьи. Однако гораздо проще использовать данные цифры для давления на семью. Обеспечиваешь норму СЭУ – расти детей, сколько по стандарту положено. А вышел за норматив – добро пожаловать под ювенальный колпак.

Нам в очередной раз пытаются внушить, резюмирует издание, что дети – это роскошь, доступная далеко не каждому. Что быть матерью – не назначение женщины, а социальная привилегия. Аналогично – быть отцом для мужчины.  Самую суть человека пытаются переформатировать. Создаётся новый человек – без Бога, без семьи. Такая вот социальная евгеника.

Гладилин Иван

Источник: km.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос