Приворотное зелье

Любовь и наркотическую зависимость провоцирует одно вещество Любовь похожа на наркотик, убедились ученые Флоридского государственного университета. Они выяснили, что привязанность к любимому человеку и наркотическую зависимость стимулирует одно и тоже химическое вещество – дофамин, разновидность нейрогормонов. По мнению ученых, это вещество воздействует на области головного мозга, которые формируют так называемую «систему поощрения», и развивает у людей тягу к источнику наслаждения, неважно, наркотик это, хорошая еда или секс.
На практике эти доводы были подкреплены во время научного эксперимента на мышах-полевках. Сначала самца и самку помещали в одну клетку, спаривали и вводили в мозг самца дофамин, что вызывало у него привязанность. Затем пару помещали в общую клетку с другими мышами. В этой ситуации самец сохранял верность самке, к которой у него возникли «теплые чувства», и даже проявлял признаки агрессии в отношении незнакомых самок. На следующем этапе исследования действие дофамина блокировалось введенным в мозг протеином. После этого самцы переставали проявлять признаки устойчивой привязанности к самкам, с которыми спаривались.
Колин Уилсон из Британского общества психологии предупреждает, что химия любви не так элементарна: «Любовь — это сложное чувство.  Безусловно, в нейрофизиологии происходят изменения, но это не должно сводиться лишь к одному химическому элементу».
Андрей Ветвинский
Материал опубликован в «Газете» №242

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос