Орать на ближних полезно для здоровья?

Подружки, друзья, громкая музыка и поздние возвращения домой — самые распространенные причины ссор родителей с детьми-подростками. Нужно ли избегать подобных стычек или лучше стремиться к ним?
Жаркие баталии и ядовитое молчание семейных столкновений — через это рано или поздно проходят практически все, будь то в роли обиженного ребенка, бунтующего юнца или тревожащегося родителя.
Многие идут на невероятные ухищрения, чтобы избегать таких конфликтов. Не тратят ли они время попусту?
Исследователи из Кембриджского университета утверждают: споры матерей и дочерей-подростков — свидетельство здоровых отношений в семье.
С ними соглашаются и многие другие психологи, по словам которых непослушные парни тоже должны проходить через словесные битвы со своими «стариками». А сожалеть, добавляют специалисты, можно скорее о тех бесстрастных семьях, в которых таких стычек никогда не происходит.
Гремучая смесь
На протяжении последних трех лет Терри Аптер, доктор социальной психологии из Кембриджа, побеседовала с 23 парами «мать-дочь», которые рассказали ей о 120 своих ссорах.
Эти пары она выбрала потому, что матери и дочери ругаются чаще, чем другие члены семей, — в среднем раз в каждые 2,5 дня. Продолжительность каждого из таких столкновений — 15 минут.
Обычно считается, что парни переходного возраста очень мрачны и агрессивны, но они вступают в конфликты с родителями лишь раз в четыре дня, и каждый такой бой длится не больше шести минут.
Несмотря на всю взрывоопасность отношений матерей и дочерей, доктор Аптер пришла к выводу, что именно эти отношения наиболее сильны и ценны, и частые ссоры приводят к большему взаимопониманию.
«Девушки-подростки часто спорят с матерями и таким образом выкладывают перед ними информацию о своих интересах, способностях и взглядах на будущее, — говорит она. — И матери, и дочери продемонстрировали, что высоко ценят эти близкие отношения и постоянно пытаются сблизиться, даже во время стычек».
Типично спорные подростки
Каплей, которая переполняет чашу терпения близких родственников, может быть все что угодно — от домашней работы и «комендантского часа» до манеры матери одеваться или кусать яблоко, говорит доктор Аптер.
По ее словам, раньше исследователи частенько принимали это положение в качестве негативного и, соответственно, полагали, что с ним нужно бороться. Ее же интерес к проблеме возник, в частности, благодаря двум ее дочерям, которые становятся типично спорными подростками.
«Я не могла поверить, что любовь, которая лежит в основе наших отношений, может попросту раствориться в период полового созревания, — говорит она. — У моих дочерей это происходило так: можно остаться ночевать не дома? Могу я туда пойти? Почему я должна уходить раньше, чем остальные? И еще они думали, что я ничего не знаю, они просто ненавидели это мое беспокойство…»
Терри Аптер полагает, что ссоры — это часть нормальных, постоянно меняющихся отношений, которая дает дочерям возможность продемонстрировать, что они уже не маленькие девочки, что они превращаются в женщин.
И хотя к этому выводу она изначально пришла на основе собственного опыта, она считает, что уроки понимания могут пригодиться всем родителям и подрастающим детям.
Ссоры и поцелуи
Она говорит, что один из лучших аргументов в пользу ее теории — популярный документальный телесериал «Осборны».
Шарон, жена рокера Оззи Осборна, и их дочь Келли регулярно устраивают жестокие стычки, но почти так же часто целуют друг друга. И, добавляет психолог, имеют очень прочные отношения.
Чтобы найти другие примеры противоречивых отношений родителей и детей, ходить далеко не надо. Семейство восходящей звезды британской эстрады Шарлотты Черч захлопнуло перед ней двери, когда Шарлотта стала встречаться с рэп-диджеем Стивеном Джонсоном и носить футболку с надписью «Моя Барби — отпетая шлюха».
Скрипачка Ванесса Мэй взяла свою мать на работу в качестве менеджера. А потом уволила — за то, что она оказалась «слишком вздорной».
Одна из стычек Софи Даль с ее матерью Тессой закончилась рыданиями Софи на улице. Именно тогда ее подметил агент одной из модельных контор.
Премьер-министр Тони Блэр наверняка имел серьезный разговор с сыном Юэном, когда последний в 16-летнем возрасте был арестован в центре Лондона в состоянии тяжелого алкогольного опьянения.
«Ужасно неконфликтные»
Ссоры между родителями и детьми-подростками обоих полов — это неотъемлемая часть семейной жизни, считает психолог и исполнительный директор британской благотворительной организации ChildLine Кэрол Истон. И добавляет: они, конечно, неприятны, но обычно не представляют собой повода для беспокойства.
«Если ребенок никогда не спорит с родителями и всегда соглашается с ними, он вырастет ужасно неконфликтным, — говорит она. — Но это значит, что он постоянно будет находиться в состоянии стресса».
Кэрол Истон предупреждает: ссоры становятся опасными, когда ребенок любого возраста начинает чувствовать, что его никто не слушает, что его точку зрения просто игнорируют.
А Кристин Нортэм, советник благотворительного общества Relate, добавляет: «Даже если спор очень горячий, если вы приходите к какому-то заключению и находите выход из проблемы, то спор того стоит». А в семьях, в которых не бывает стычек, говорит она, люди просто не дают волю своим чувствам. А это вредно.
Испорченное потомство
Итак, психологи говорят, что ссориться хорошо. Но есть и те, кто считает, что даже в этом случае в каждом человеке бурлят страсти, которые только и ждут момента, чтобы вырваться наружу.
Посмотрите любую мыльную оперу; вряд ли вам придется долго ждать момента, когда ее герои начнут поливать друг друга — к вящему удовольствию миллионов зрителей.
По словам Катарины Уэй, сценаристки очень популярного британского телесериала «Жители Ист-Энда», даже когда она хочет, чтобы ее персонажи — папочка Грязный Дэн и его испорченный потомок Деннис — не ругались между собой, они просто ей не подчиняются.
«Люди смотрят мыльные оперы, потому что в жизни пытаются избежать конфликтов, — говорит она. — Нам нравится включать телевизор и смотреть, как другие говорят то, что мы не смеем сказать близким нам людям».
И выходит, если верить психологам, что вечно недовольный Грязный Дэн — ни кто иной как идеальный отец…
А что об этом думаете Вы?
Источник:: Данкан Уокер, Би-би-си

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…