Медобслуживание в США

Американское медобслуживание? Как сказали бы в Америке, хороший вопрос. Я бы добавила ещё по-русски, вопрос драматический.Не могли бы вы описать систему здравоохранения США и Канады? Заранее спасибо — MaratАмериканское медобслуживание? Как сказали бы в Америке, хороший вопрос. Я бы добавила ещё по-русски, вопрос драматический. Почему? Попробую объяснить. Начну за здравие.  Американское медобслуживание в целом — лучшее в мире. Потому что оно наиболее затратное, наиболее качественное, наиболее эффективное. Это достигается за счёт невероятных приборов, высокой квалификации врачей, насыщенности медучреждений вспомогательным персоналом, огромной научно-исследовательской работой, и избыточными резервами медицинских учреждений, клиник, реабилитационных центров и т.д. и т.п. Государственные расходы на медицину превышают расходы на оборону. Но это далеко не все деньги, которые на неё тратятся. Основная часть средств, многократно превышающая государственные расходы, — деньги частные, деньги клиентов, которые аккумулируют медицинские страховые компании, выплачивая их потом госпиталям, врачам и всем, кто работает в медицинской индустрии. Да, индустрии, потому что по затратам это самая большая часть американской экономики. И, так как в этой отрасли работают десятки миллионов людей, это самая большая часть американского рынка труда.  Подавляющая часть всех новых и современных лекарств впервые разрабатывается и внедряется в Америке. Подавляющая часть специального медицинского оборудования, включая совершенно фантастические приборы, тоже разрабатывается и производится в Америке. В Америке находятся самые лучшие медицинские институты планеты, включая лучший из них, Гарвард Медикал Скул. Здесь же находятся лучшие, самые большие и самые оснащённые больницы планеты. В самом большом из них, Массачусетс Дженерал Госпитал, который находится в Бостоне, работают 14 тысяч человек. А его бюджет сопоставим чуть ли не с государственным бюджетом России.  Есть ли результат? Да, конечно. Продолжительность жизни американцев одна из самых долгих на планете. В 70 лет человек, зная, что жить ему ещё предстоит ещё лет 20, поступает в университет или женится, или выходит замуж, если у него/нее нет жены или мужа.  Один из первых американских астронавтов, сенатор Джон Гленн, недавно снова побывал в космосе, хотя ему было уже далеко за 70. То есть эти гигантские денежные и трудовые ресурсы работают.  Может не так эффективно, как хотелось бы, но работают. Ни одна другая страна мира не может себе позволить подобного. Позволить не для самых богатых, а для сотен миллионов своих граждан.  Потому что условия, которые предоставляются любому пациенту в уже упомянутом MGH, ничуть не отличаются от тех условий, которые были предоставлены, скажем, Генри Киссинджеру, бывшему госсекретарю, который лечился в этом госпитале. Кто бы ни поступил на лечение, ему будут предоставлены те же приборы, врачи той же квалификации, те же лекарства и тот же комфорт в отдельных или, в крайнем случае, двухместных палатах. Со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами. То есть, стандарт американских лечебных учреждений высок.  Пребывание в такой больнице стоит одинаковые 600-800 долларов в сутки для всех её пациентов, независимо от ранга и доходов. И для Киссинджера и для рядового эмигранта из России.  Кто платит? В основном, частные медицинские страховые компании. Большинство работающих американцев, начиная от Президента и заканчивая обычным клерком, имеют медицинскую страховку. За страховку эту опять же в большинстве случаев платит, в основном, компания где они работают.  Обычная медицинская страховка стоит для человека где-то около 600 долларов в месяц. И компания платит, скажем, 500 из них. 100 долларов доплачивает сам работник.  А как же с семьёй? Если работнику нужен семейный план, то есть медицинская страховка на всю семью, включая жену и несовершеннолетних детей (до 21-го года), то такой план будет стоить уже дороже, до 800 долларов в месяц. В таком случае компания может платить, скажем, 650, а сам работник остальные 150 долларов в месяц.  Услуги дантистов в основную медицинскую страховку не входят.  Опять же, по предыдущей схеме, компания покупает для своих работников у медицинских страховых компаний страховку на лечение зубов и протезирование. Она дешевле, чем основная медицинская страховка. И, опять же, работник платит её малую часть, а работодатель — остальное. В некоторых частных компаниях и почти во всех государственных учреждениях, самому работнику медицинская страховка не стоит ничего. В таком случае медицинское обслуживание получается вообще бесплатным. Если работник не хочет по какой-то причине иметь медицинскую страховку, он может договориться с работодателем, что ему частично компенсируют её повышением зарплаты, а он уже сам будет разбираться со своим здоровьем. Дело это добровольное. Самый плохой случай — отсутствие медицинской страховки. У бедных и неработающих есть государственная медицинская страховка, то есть они её тоже имеют. Около 40 миллионов американцев всё же не имеют никакой медицинской страховки. Откуда берутся эти десятки миллионов не обеспеченных ею американцев? В Америке около 35 миллионов частных компаний. 99 процентов из этих компаний — компании крошечные. То есть это, скажем, маленький магазинчик, где работает муж, жена и помогают дети. У этих людей медицинской страховки может не быть. Потому что она не по карману крохотному бизнесу. Может съесть половину их доходов. Законодательно они обязаны купить медицинскую страховку, если у них есть не менее 6-ти наемных работников. А если нет ни одного? Если дело чисто семейное? Таких людей никто, конечно, медстраховку покупать не заставит. Кроме того, есть масса людей, которые молоды и здоровы. Они сами отказываются от медстраховок, предпочитая, чтобы им платили больше.  А если в кои-то веки надо будет пойти к врачу раз в год, они тогда платят наличные за визит. Медстраховка покрывает не только медобслуживание, но и покупку лекарств в аптеках. Поэтому те, кто не имеет медстраховки, должны покупать и лекарства за наличные. Наконец, половина из не имеющих медстраховку — это люди, работающие на временной работе или неполный рабочий день, менее двух третей обычной сорокачасовой недели. Им тоже не дают медстраховки работодатели. Её дают только постоянным работникам с полной или почти полной рабочей неделей. Если говорить о людях, не имеющих доходов, то у таких людей есть государстенная медстраховка. Она называется «Медикейд». И они обслуживаются теми же лечебными учреждениями и теми же врачами, что и работающие люди. Большинство больниц в Америке — частные медицинские учреждения, поэтому им безразлично, кто им заплатит за пребывание в них больного: частная страховая компания, правительство штата или федеральное правительство. Доллар обезличивает пациентов. Из всех источников платят практически одинаковые деньги.  То есть, государство так же платит госпиталю за своего неимущего пациента всё те же 600-800 долларов за сутки. И аптека тоже получает за лекарства одни и те же деньги, как из кармана покупателя, так и от страховых компаний или государства. Люди, которые выходят на пенсию, пользуются государственной страховкой. Но это не Медикейд.  Для пенсионеров страховка называется «Медикер». К сожалению, Медикер хуже Медикейда, потому что по нему не платят полную стоимость за лекарства, которые нужны старикам во всё возрастающем количестве. Более левая Демократическая Партия, в отличие от Республиканцев, требует не снижать налогов, а обеспечить стопроцентное покрытие лекарств для стариков.  Пока что это требование остаётся только требованием.  Так как я уже начала давать какую-то информацию за упокой, перейду к конкретным негативным для привыкших к бесплатному медобслуживанию граждан России фактам. В Америке не существует никаких участковых врачей, и никто врача на дом не вызывает. Надо или вызывать “Скорую Помощь” и ехать в госпиталь, или идти к врачу самому. Правда, в очереди стоять не надо. Надо назначить время, и в это время вас примут. В Америке не существует бюллетеней. Человек сам решает, идти ему на работу или нет. У него есть определённое число больничных дней в году, которое оплачивается. Это, как правило, всего 5 дней. Если он превысил лимит использованных больничных дней, тогда он тоже остается дома, предупредив свое начальство, но ему уже не заплатят.  Никто не будет проверять, болели ли вы на самом деле. Это ваше дело.  Вам верят, что болели. Но… если вы болели слишком часто, конечно, это будет учтено, когда в компании начнутся плохие дни, и кого-то будут сокращать. При повышении зарплаты это тоже будет учтено.  Так что выбор за вами — оставаться дома с лёгкой простудой или идти на работу. 99 процентов работающих американцев принимают какой-то сильный препарат, снимающий симптомы простуды и идут на работу.  Ещё один чисто психологический аспект американской медицины, которой не нравится людям, привыкшим к хорошим российским врачам — некоторая холодность врача на приёме. Врач ведёт себя больше как участник технологического процесса на медицинском конвейере, а не как сочувствующий страждущему. Он интересуется больше анализами и другими результатами исследований, а не вашими жалобами. Жалобы он выслушивает, иногда с каменным лицом, душу больного он лечить не пытается, только болезнь. Но… бывают разные врачи. Есть в Америке и такие врачи, которые к вам относятся очень тепло. Несмотря на общую установку лечить не больного, а болезнь. Выходцы из России ведут себя более сердечно с пациентами. К сожалению, они не всегда знают столько же, сколько американский врач-сухарь. Выбор за вами, а выбор у вас будет.  В целом, американское медицинское обслуживание, превосходя все остальные страны по своему качеству, намного отстает от них по социальным параметрам. В соседней Канаде базовое медобслуживание для всех, а не только бедных — бесплатно. Но… именно в связи с бесплатностью, там надо ждать очереди для необходимой операции или для приёма у специалиста. В Америке ждать не надо. Здесь всегда найдется госпиталь или врач, которые примут вас немедленно. За пациентов и врачи и госпитали борются.  Те, кто их не имеют, разоряются. Зато в Канаде невозможны такие случаи, которые возможны в Америке.  Вот один такой случай. Хозяйка крошечного магазина не имела медицинской страховки. Узнав, что у неё рак, она покончила с собой.  Потому что у нее был дом в дорогом и престижном районе. Если бы её оперировали, то госпиталь требовал бы возврата 100 тысяч долларов за операцию, и, т.к. у неё есть дорогая собственность, они бы пытались забрать в счёт оплаты операции этот дом. Дом, конечно, стоит больше чем 100 тысяч, но… эта женщина не хотела, чтобы её детей (мужа у неё не было) в случае её смерти после неудачной операции переселяли в меньший и более дешёвый дом, а этот дом забрали бы в счёт уплаты долга за операцию. Случай, конечно, крайний и редчайший, о нём говорила вся Америка. В конце концов, она могла договориться с госпиталем, что будет выплачивать эти деньги постепенно или ей бы простили половину денег, возможностей у неё было много, она просто предпочла самую страшную из них — уйти из жизни. Итак, бедные неработающие и неимущие американцы медицинским обслуживанием обеспечены. Работающие американцы, если это не крошечная компания «У самовара я и моя Маша», им тоже обеспечены.  А вот временные работники, работники на неполную рабочую неделю, владельцы и работники крошечных бизнесов ею не обеспечены.  Вместе с теми, кто добровольно отказался от медстраховки, таких и набирается 40 миллионов. И им, конечно, не сладко. Особенно, когда человек в возрасте. Стоя за прилавком своего магазинчика он думает: «Что будет со мной и моей семьёй, если я заболею?» Чтобы не оканчивать на совсем уж минорной ноте, должна заметить, что именно таким людям постоянно предлагают объединяться в пулы для покупки медстраховок. Скажем, если объединятся 10 крошечных магазинчиков и купят медстраховку на всех, то тогда её стоимость будет не такой угрожающе высокой. Многие так и делают.  В принципе, если человек чуть-чуть позаботится о своих будущих болезнях, он всегда найдет тот или иной вариант, позволяющий ему иметь медстраховку. Увы, заботятся далеко не все. А полностью бесплатного медицинского обслуживания, как в Канаде, Англии и во многих других странах, в Америке нет. Кто-то: или компания или человек или государство — платит за пациента.  И именно потому, что кто-то платит, у американской медицины есть деньги для наивысшего в мире её уровня. А у десятков миллионов американцев есть возможность работать в медицинской индустрии, зарабатывая на жизнь себе и своей семье.  Лучше это или хуже социалистического медобслуживания некоторых других стран, не мне судить. Я просто нарисовала картину. Выводы делайте сами. Ваша Линда СалливанИсточник: www.LadyFromRussia.com

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…