Хламидии и бесплодие

В последнее время все специалисты, имеющие отношение к сфере репродукции, испытывают мощное давление со стороны профессиональной прессы в отношении распространенности инфекций, передаваемых половым путем, в первую очередь х.юмидийной, и ах связь как с наличием бесплодия, так и результатами его лечении. ПЕРЕВОДЫ
От редактора
К вопросу о роли хламидийнои инфекции в генезе бесплодия и результатах его лечения
В последнее время все специалисты, имеющие отношение к сфере репродукции, испытывают мощное давление со стороны профессиональной прессы в отношении распространенности инфекций, передаваемых половым путем, в первую очередь х.юмидийной, и ах связь как с наличием бесплодия, так и результатами его лечении. Для очень многих уже стало аксиомой, что хламидийная инфекция является причиной нарушения репродуктивной функции как у мужчин, так и у женщин, а в случае наступления беременности — причиной невынашивания, преждевременных родов и высокой частоты перинатальной патологии у плода.
С другой стороны, очень мало корректно выполненных работ, которые позволили бы объективно оценить истинную роль хламидий и других инфекций при всех вышеперечисленных состояниях. Вопрос этот имеет огромное значение, так как от ответа на него зависит объем обследования бесплодных супружеских пар и тактика их ведения. Сегодня мы нередко сталкиваемся с ситуацией, когда одного или обоих супругов месяцами, а то и годами непрерывно лечат от инфекций, приписывая им ответственность за бесплодие и/или невынашивание, вместо того, чтобы перейти к действительно эффективным методам лечения, таким как ЭКО и другие вспомогательные репродуктивные технологии. Даже пациентов, у которых нет никаких шансов на естественную беременность, убеждают в необходимости обязательного предварительного лечения хламиоишой и других инфекций. В то же время в клинической практике до сих пор нет метода их надежной диагностики. Сами пациенты с недоумением отмечают, что в зависимости от места, где выполнен ана^шз, результаты могут быть диаметрально противоположными. Не определены критерии, на которые следует опираться при оценке инфекционного процесса, т.е. что следует определять — антигены возбудителя или антитела к ним, в каком материале — сыворотке крови, отделяемом, полученном из половых путей, или биоптатах? До сих пор дискутируется вопрос, сколько раз необходимо проводить тестирование на наличие инфекций при отрицательном ответе, чтобы считать его достоверным. Совершенно непонятен смысл предварительного (перед ЭКО в частности) диагностики и лечения инфекции при отсутствии симптоматики, если их присоединение возможно в любой момент как последующего лечения бесплодия, так и беременности. Непонятно, почему огромная популяция людей, страдающих бесплодием, поставлена в заведомо неравноправные условия по сравнению с еще большей популяцией, у которой сохранена естественная фертильность ? Последних никто не заставляет определять хламидий перед зачатием в то время как многим пациентам отказывают в лечении бесплодия до тех пор, пока они не подвергнутся столь же утомительному, сколь и спорному процессу диагностики и лечения хламидио-за и других инфекций.
На наш взгляд, есть простая возможность понять, действительно ли хламидийная и другие инфекции оказывают хоть какое-нибудь влияние на результаты лечения бесплодия. Для этого достаточно сопоставить, например, исходы ЭКО у пациентов, обследованных и предварительно пролеченных от хламидийнои и других инфекций, и у больных, попросту необследованных, а значит и непролеченных. Такая работа, хотя и на небольшом материале, выполнена в тюменском центре ЭКО «Меркурий», и результаты ее будут представлены в следующем номере « Проблемы репродукции «. Опубликованные ниже статья и обзор по материалам сети Интернет скорее, наоборот, отражают ту точку зрения, что диагностика и лечение хламидийнои и других инфекций является важным аспектом в проблеме лечения бесплодия. Мы приглашаем всех принять участие в обсуждении затронутой темы и обещаем и впредь быть строго объективными в подборе публикуемых материалов.
УРОГЕНИТАЛЬНЫЕ ИНФЕКЦИИ И БЕСПЛОДИЕ
(ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)
И. К. Акулова
Обзор подготовлен по материалам системы MEDLINE, доступ к которой любезно предоставлен журналу «Проблемы репродукции» компанией ОРГАНОН.
В обзоре представлены данные различных клиник о частоте распространения хламидийнои инфекции и ее связи с бесплодием. Нет однозначного вывода о необходимости диагностики и лечения бессимптомно протекающего хламидиоза у пациентов с беплодием.
Ключевые слова:хламидий, бесплодие, уреаплазма, антитела.
Ежегодно Chlamydia trachomatis (Ch.tr.) является причиной воспалительных заболеваний органов малого таза, уретритов, эпидидимитов, бесплодия, эктопических беременностей и так далее у миллионов людей [3]. Распространениецервикальнойхламидий-
нои инфекции в популяции варьирует от 2 до 12% [23]. Большинство хламидийных инфекций протекает бессимптомно, но даже в этих случаях возможны серьезные осложнения. Поэтому очень важно диагностировать и лечить хламидиоз на ранних стадиях.
Почти 11 тыс. случаев Ch.tr. диагностируется ежегодно только в одной Дании [24J. Последние исследования показали, что данная инфекция обнаруживается примерно у 2,9% женщин во втором триместре беременности. Авторы отмечают, что последствием инфицирования Ch. tr. может быть повышенный риск наступления бесплодия и эктопической беременности.
В работе Biend с соавт. [34] у 108 женщин проверили наличие антител к Ch.tr. и Ch.pn. (58 беременных женщин, 18 женщин, страдающих бесплодием, 34 женщины с генитальньши инфекциями); контрольная группа составила 108 женщин (доноры крови). У 57,4% всех обследованных женщин обнаружены антитела к Ch.tr., у 51,8% антитела к Ch.pn. При этом выявлено следующее Ch. tr. к Ch.pn: у беременных женщин— 51,7% и 62,5%, у инфертильных женщин — 61,1 % и 33,3%, в группе с ифекциями гениталь-
Проблемы репродукции, 2, 1997
ного тракта — 64,7% и 44,1 %, и в контрольной группе 27,7% и 37% соответственно.
Между мартом 1993 и апрелем 1994 г. в медицинской биологической лаборатории в Даккре было проведено тестирование на Ch.tr. 99 мужчин и 336 женщин. Хламидийная инфекция выявлена у 30 (30,3%) мужчин и 31 (9,2%) женщины. Причиной, побудившей большинство женщин обратиться за консультацией, было бесплодие [13].
Douvier с соавт. [10] определяли Cl.tr. у 270 мужчин и 331 женщины; 18,5% мужских и 20% женских образцов оказались положительными на хламидиоз. Выявлена строгая корреляция между наличием хла-мидиоза, цервикальными выделениями и цервицитом (RR = 4,64;/КО,01). Существовала также корреляция между обнаружением Ch.tr. и неспособностью к деторождению.
В Китае были проверены образцы, взятые из цер-викального канала у женщин и из мочеиспускательного канала у мужчин на наличие Ch.tr. и Ur.ur. (599 бесплодных пар) [28]. 167 нормальных фертильных мужчин и женщин составили контрольную группу. Частота выявления Ch.tr. и Ureaplasma (Ur.ur.) инфекций в инфертильной группе составила 25,5% (306/ i L98) и 35,9% (167/1198) соответственно, тогда как в контрольной группе 6,6% (11/167) и 15,6% (26/167) соответственно. Между двумя группами выявлены значительные различия (/КО,01). После лечения пациентов с инфекциями, частота наступления беременности была выше у тех пациентов, которые после проведения курса терапии антибиотиками имели отрицательные результаты на Ch.tr. и Ur.ur. инфекции, по сравнению с пациентами, оставшимися сероположи-тельными на данные инфекции (/КО,01). В другой работе [11], также проведенной в Китае, обследовали группу из 662 женщин на наличие Ch.tr. Возраст пациенток варьировал от 16 до 60 лет. Средняя частота положительных результатов составила 26,3%. Из 269 беременных женщин в 64 (23,7%) случаях обнаружена хламидийная инфекция. Не выявлено статистически значимых различий в частоте инфекций среди возрастных групп. Однако в группе с положительными результатами бесплодные женщины составили 25,4%, что намного больше, чем в группе с отрицательными результатами (12,9% ;/КО,01). В работе Li Y. с соавт. [ 191 в группе женщин с трубным бесплодием позитивные к хламидиям составили 66,7%. Чаще всего Ch.tr. обнаруживали в цервикальном канале и эндометрии (/КО,05).
В университете г. Вены у 100 пациенток, страдающих бесплодием, были проведены исследования [31] на выявление Ch.tr. С помощью методов ПЦР и гибридизации in situ хламидии обнаружены у 5%, IgG антитела обнаружены у 31 %, IgA антитела — у 5% пациенток. Наиболее часто хламидии диагностировали у женщин, находящихся в возрастной группе от 26 до 35 лет (21—55) с анализом бесплодия более 2 лет (12 из
37), чем у пациенток, с анамнезом бесплодия менее 2 лет (3 из 13). Число IgG позитивных результатов было значительно ниже (р=0,003) у женщин из Турции (3 из 22), чем у женщин другого происхождения (11 из 33 — из Югославии и 15 из 39 — из Австрии). Более часто хламидиоз диагностировали у женщин с предшествующими воспалительными заболеваниями органов малого таза (11 из 30) по сравнению с женщинами, у которых эти заболевания отсутствовали (5 из 50). Хламидии выделены у 12 из 25 пациенток с патологией фаллопиевых труб и у 6 из 18, у которых фаллопиевы трубы были интактны (р>0,05).
В Медицинском центре Израиля [21] были проверены 135 бесплодных и 88 фертильных пар. Проверяли наличие антихламидийных антител IgG, IgA и IgM в крови и сперме. Выделение хламидии в культуре клеток происходило чаще у бесплодных пар, но эти различия были незначительны. Выявление IgG антител было значительно выше у инфертильных, чем у фертильных женщин (11,9% против 3,4%, /КО,05). Специфические антихламидийные антитела IgA также значительно чаще встречались в сперме у инфертильных, чем фертильных мужчин (8,9% против 1,1%, /К0,015).
Sheffield с соавт. [23] сообщили, что высокий титр IgG антител явно корригирует с воспалительными изменениями труб, спаечным процессом труб и повышенным риском внематочной беременности. Более того, продвижение сперматозоидов или яйцеклеток может быть затруднено из-за повреждения слизистой оболочки и ресничек эпителия или окклюзии фаллопиевых труб, а перитубарные спайки могут ограничивать трубную перистальтику и взаимодействие с яйцеклеткой.
В Японии после проведенного обследования оказалось, что из 131 пациентки, страдающих бесплодием, 51 (39%) были положительны на хламидийные антитела. Из них 36 (27%) пациенток были положительны как на IgG, так и на IgA антитела, 8 (6%) пациенток были положительны на IgG антитела и 7 (5%) пациенток — на IgA антитела. Возраст и продолжительность бесплодия были сходными между двумя группами (положительный и отрицательный тесты на хламидиоз). Более частое выявление вторичного бесплодия трубного генеза наблюдалось у женщин, позитивных на хламидийные антитела. Из пациенток, позитивных на Ch.tr., 21 имели одну и более беременностей. Только 4 женщины родили живых детей. Семь беременностей были эктопическими и 6 закончились спонтанными абортами. 7 других беременностей были искусственно прерваны. Были исследованы внешний вид и проходимость каждой трубы. Окклюзия труб по крайней мере с одной стороны была обнаружена у 24 из 51 (47%) пациенток, позитивных на хламидийные антитела, и у 20 из 80 (25%) пациенток с отрицательным результатом на хламидиоз. Аномальные трубы были обнаружены у 25 из 51 (49%) пациенток, пози-
Переводы
тивных на хламидийные антитела. Напротив, только у 19 из 80 (24%) пациенток с отрицательным результатом показана аномальная картина маточных труб. Среднее значение спаечного процесса придатков у позитивных на Ch.tr. антитела пациенток составило 17,1, тогда как у пациенток с отрицательными результатами это значение было 8,5 (/КО,001). Значительная корреляция была обнаружена между спаечным процессом в малом тазу и антителами IgG или IgA [25].
Вышесказанное подтверждает другие сообщения [26]. Ch.tr. антитела выявлены у 96 инфертильных женщин с трубным фактором бесплодия. У бесплодных женщин с аномальными фаллопиевыми трубами, титр IgG и IgM антител к Ch.tr. был значительно выше, чем у бесплодных женщин с неизмененными фаллопиевыми трубами (/КО,01). Ни одна из 46 женщин с высоким титром антител не имела предшествующих воспалительных заболеваний малого таза. На основании полученных результатов авторы полагают, что Ch.tr. вызывают повреждение фаллопиевых труб, причем у большинства пациенток инфекция протекает бессимптоматично.
В медицинском университете Вашингтона в ходе операций у 16 женщин с дистальной окклюзией фаллопиевых труб были взяты образцы тканей для анализа на хламидии [2]. Ch.tr, была обнаружена у 9 из 16 женщин. 6 из 9 были серопозитивными, титр антител варьировал от 1:16 до 1:64. Образцы тканей от 6 женщин, у которых фаллопиевы трубы были в норме, имели отрицательные результаты при использовании метода гибридизации in situ. В этом же университете Ch.tr. были определены у женщин с постинфекционным трубным бесплодием: у 3 из 25 женщин с помощью культуры клеток, у 12 из 24 — методом гибридизации in situ, у 15 из 22 — с помощью иммунофермент-ного анализа, у 2 из 10 — методом электронного мик-роскопирования. Антитела к хламидиям в сыворотке определены у 15 из 21 женщин. Методом гибридизации in situ и иммуноферментного анализа ДНК хламидии или их антигены определены в высоком процентном соотношении (19/24) в образцах биопсии у женщин с фимбриальными или перитубарными спайками, подозрительных на наличие персистирующей инфекции даже после лечения антибиотиками [19].
В Аргентине наличие хламидийных антител изучалось в 2 группах женщин: беременных и бесплодных с непроходимыми трубами [29]. При бесплодии специфические антихламидийные антитела IgM были определены у 5 женщин из 32 (15,6%) и IgG — у 20 из 32(75%).Убеременныхженщин-1вМу4из83(4,8%) и IgG у 17 из 83 (20,5%).
Частота определения IgG антител была значительно выше у бесплодных, чем у беременных женщин. Тринадцать из 20 (65%) женщин, которые проходили лапароскопическую диагностику имели хронические воспалительные заболевания. У 12 из 14 (86%) бесплодных женщин, серопозитивных к хла-
мидиям, имелись те или иные воспалительные заболевания.
По данным ряда авторов (3,15), хламидии являются этиологическим фактором у 18—40% больных сальпингитом. Dieterle с соавт. [8], проанализировали связь между урогенитальными инфекциями, вызванными Ch.tr., и окклюзией фаллопиевых труб с гистологически подтвержденным хроническим сальпингитом. Было обследовано на Ch.tr. 110 инфертильных женщин. Результаты исследования продемонстрировали взаимосвязь между Ch.tr. инфекцией и не: проходимостью труб.
В университете г. Вены на факультете акушерства и гинекологии произведена лапароскопия 32 женщинам (средний возраст 24,8 лет) в связи с подозрением на трубное бесплодие. Были взяты мазки из шейки матки, влагалища и мочеиспускательного канала; все женщины казались негативными по отношению к хламидийной инфекции. Пациентки имели проходимые фаллопиевы трубы, однако со следами воспалительного процесса разной степени. 15 из них жаловались на боль и классифицировались как ВЗОТ-поло-жительные (воспаление органов таза) по сравнению с ВЗОТ-отрицательной группой из 17 женщин, у которых боль отсутствовала. В группе из 15 ВЗОТ-поло-жительных женщин Ch.tr. определена в форме сальпингитов в 11 случаях при прямом определении инфекционного агента. В сыворотке этих женщин были определены IgA антитела, у 12 из них — IgA+IgG антитела. В группе из 17 ВЗОТ-отрицательных 3 были положительные при прямом определении инфекционного агента, IgA и /или IgG антитела определены в 5 случаях. 38% ВЗОТ-положительных и 68% ВЗОТ-отрицательных женщин имели беременности в течение первого года после лечения антибиотиками [12].
В Белграде [ 18] в одном из госпиталей обследовано 64 инфертильных пациента (32 мужчины и 32 женщины), результаты исследований были сравнены с результатами контрольной группы. Хламидии были обнаружены у 43,75% (14/32) женщин и 40,62% (13/ 32) мужчин. Уреаплазмы были выявлены у 28,12% (9/ 32) женщин и 25% (8/32) мужчин. Полученные результаты подтверждают зависимость между бесплодием и генитальными инфекциями, вызванными хламидия-ми и уреаплазмами.
На факультете акушерства и гинекологии Медицинского университета Александрии [ 17] были исследованы 2 группы пациенток: 1 группа — 51 женщина с трубным фактором бесплодия была сравнена с 48 здоровыми женщинами и 53 беременными женщинами; 2 группа — 66 женщин с эктопическими беременностями были сравнены с 51 беременной женщиной. Анти-хламидийный титр антител IgG был значительно выше (> 1:128)у женщин с трубным фактором бесплодия и с эктопическими беременностями. Титр антител в сыворотке значительно коррелировал с сальпингитами у пациенток с эктопическими беременностями.
70
Проблемы репродукции, 2, 1997
Урогенитальная инфекция у мужчин не оказывала существенного влияния на качество спермы, а частота встречаемости у них антител к хламидиям не коррелировала с данными анамнеза или частотой предшествовавших инфекиий мочеполового тракта [ 14|. Однако в другом сообщении [30] указывается на отрицательное влияние хламидийной инфекции на основные параметры спермы. Частота лейкоцитоспер-мии при мужском бесплодии составляет 10—20%. Она ассоциируется с уменьшением количества сперматозоидов и их подвижности, нарушением функции и проникающей способности. Основным источником лейкоцитов служат придатки яичек, в том числе в случаях асимптоматического простатита. Устойчивая воспалительная реакция, приводящая к лейкоцитос-пермии, может индуцироваться Ch.tr., несмотря на их отсутствие в 80% проб. Повреждающее действие лейкоцитов на сперматозоиды опосредуется через неактивные формы кислорода, протеазы и цитокины. Воспалительные процессы в половом тракте способствуют образованию антител к сперматозоидам [30]. Ка-dar А. с соавт. также полагают, что невыявленные и невылеченные заболевания Ch.tr. и Ur.ur. могут привести к бесплодию у мужчин [18].
Shalika с соавт. [28] исследовали пациентов, проходящих курс ЭКО, на присутствие Ur.ur. в сперме. 36 (11%) пациентов имели Ur.ur. в сперме до или во время процедуры ЭКО. На основании полученных результатов авторы делают вывод, что Ur.ur. может оказывать негативное влияние на частоту наступления беременности при ЭКО и рекомендуют проводить диагностику, а в случае выявления и лечения данного заболевания — перед курсом ЭКО.
Dieterle с соавт. [7] исследовали 65 асимптоматич-ных пациентов из бесплодных супружеских пар на наличие хламидийной инфекции, концентрацию ан-тиспермальных антител (ASA) в сыворотке и показатели анализа спермы. В результате было получено: титры IgG антител > 1:64 были обнаружены у 33,4%, титры IgA антител 1:16 — у 18,5% из всех образцов сыворотки. Образцы спермы показали титры IgG антител 1:4 в 43,3%. Концентрации ASA были повышены у 12,7% всех образцов сыворотки (> 75 U/ml). He выявлено статистически значимого влияния повышенных Ch.tr. антител титров на ASA концентрацию или концентрацию спермы, подвижность и морфологию спермы. В другой работе этих же авторов [9] также не выявлено связи между определением Ch.tr. в сперме и присутствием хламидийных антител в сыворотке и сперме. Хламидийные антитела в сыворотке не были связаны ни с антисывороточными антителами, ни с патологическими параметрами сперматозоидов.
В Медицинском институте Палермо [4] 28 супружеских пар с несовместимостью спермы и цервикаль-ной слизи и 8 пар с необъяснимым бесплодием были проверены на наличие генитальных инфекций Ch.tr.
и/или Mycoplasma U и/или Ur.ur. (CM U инфекции). Присутствие других генитальных инфекций (Candida А. и Trichomonas) были предварительно исключены у всех пациентов, у женщин была нормальная гистеро-сальпингография, регулярная овуляторная функция и цервикальное число > 10. Главной причиной несовместимости цервикальной слизи и спермы являлась диспермия (35,7%), которая была либо связана, либо нет CMU инфекциями у мужчин, которые в свою очередь были следствием инфекции (21,4%) у женщин; мужские инфекции без дисспермии (3,6%), наличие AS-abc в цервикальной слизи (3,6%) и в сперме (3,6%); в 32,6% случаев не найдено точного объяснения несовместимости. В 42,8% случаев CMU инфекции были вовлечены в процесс несовместимости, более того, наблюдалась ассоциативная диспермия в 50% случаев. AS-abc были обнаружены в цервикальной слизи или в сыворотке у 70% пациентов с CMU инфекциями, тогда как этот показатель снижался до 34,6% у пациентов, не зараженных этими инфекциями. AS-abc были обнаружены в сыворотке у 25% женщин с бесплодием неясного генеза.
Недиагностированное или неправил ьное лечение при инфекции Ch.tr. может индуцировать воспаление эндометрия и препятствовать имплантации эмбриона или его развитию. Инфекция эндометрия Ch.tr. часто асимптоматична и может быть не определена в цервикальной культуре. Liccardi с соавт. исследовали сыворотку на присутствие анти хламид и иных IgG антител с помощью иммунопероксидазного анализа у 86 женщин, проходящих курс ЭКО, у которых анализ цервикальной слизи не выявил Ch.tr. Двадцать две (25,6%) пациентки имели антитела1 к хламидиям (в 8 пробах титр был 1:128). Как ожидалось, антитела к хламидиям коррелировали с диагнозом трубного фактора бесплодия (/КО,025) и с анамнезом бесплодия (F 0,01). Хламидийные антитела присутствовали у 2 из 18 женщин (11,1%) с успешными ЭКО, у 15 из 28 женщин (25,9%), которые не забеременели, у 3 из 4 женщин (75%), которые имели преклинический аборт, и у 2 из 6 (33,3%) абортировавших в течение первого триместра беременности. Не обнаружено связи между антителами к хламидиям и бесплодием. Однако выявлена корреляция (р=0,0007) и 24 (18,5%) имели IgA антитела к структурным компонентам хламидий (р—0,0002), 15 (11,5%) из этих женщин имели положительные результаты ПЦР реакции на Ch.tr. Большинство женщин с цервикальными антителами к антигенам хламидий были также позитивными на
антитела к белку теплового шока. Однако только 3 женщин с антителами к этому белку были также зитивньши на другие хламидийные антитела. Д. Ch.tr. выявили с помощью ПЦР у 29,2% женщи хламидийными антителами и у 7,8% женщи CHSP60 антителами. По мнению авторов, 6ecci птомная инфекция Ch.tr. или реактивация иммун го ответа на белок CHSP60 могут индуцировать в палительную реакцию в матке, которая будет прел ствовать имплантации эмбрионов.
Противоположные результаты были получен Канаде, где из 195 пациенток с трубным фактор бесплодия, которым проводили курс лечения с пользованием ЭКО, у 166 был проведен ПЭипол] но 37 беременностей. У всех пациенток провод] серологическое тестирование на хламидийные ан тела и белок CHSP60. Не выявлено различий поL тоте наступления беременности и результатам бе менности между серопозитивными и серонегатив] ми группами: у 27/118 (23%) серопозитивных па енток по сравнению с 10/77 (13%) серонегативнь наступила беременность. Частота беременности ПЭ составила 27/105 (26%) у пациенток с положите ным серологическим тестом на хламидиоз по cpai нию с 10/61 (16%) с отрицательным тестом. В гру пациенток с хламидиозом образовалось 2 подгрут по наличию или отсутствию антител на белок CHS1 причем частота наступления беременности была; чительно выше в подгруппе у пациенток с антит* ми на CHSR 60: 24/67 (36%) по сравнению с подгр пой, где они отсутствовали 3/51 (6%). В группа; выявлено различий в частоте спонтанных аборг эктопических беременностей, недоношенных им гоплодныхбеременностей [5.
В Чикагском Центре по лечению бесплодия следние исследования показали [22], что наличие i росальпинксов негативно влияет на результаты Э заметно снижая частоту имплантации и наступле беременности и увеличивая количество эмбрион; ных потерь на ранних стадиях беременности. Б прослежено влияние гидросальпинксов на’резул ты ЭКО на большой популяции с трубным факто бесплодия: 63 пациентки с гидросальпинксами без них, прошедших 103 и 89 ЭКО циклов соотве венно. Далее пациентки были разделены на 2 подг] пы по наличию или отсутствию IgG (Ab) Ch.tr. ai тел в сыворотке. Все пары, у которых титр IgG ai тел был 1:16 и выше, лечили доксициклином {100 течение 10 дней до первого цикла ЭКО}. У 88 жен (71,5%) определили антихламидийные антител; (74,6%) женщин с гидросальпинксами имели m шенные титры антител по сравнению с 41 {68,3 группе, где гидросальпинксов не обнаружено. Не явлено значительных различий в возрасте, числе лученных ооцитов, количестве перенесенных эмб нов между двумя группами. Наблюдалась тендер более высокой частоты имплантации и настушп
72
Проблемы репродукции, 2, 1997
беременности в группе с гидросальпинксами по сравнению с группой без гидросалышнксов (12,6% по сравнению с 9,8%, 33,7% по сравнению с 24,8% соответственно), однако эти различия статистически не достоверны. Количество потерь беременностей на ранних стадиях было одинаково в обеих группах. Было отмечено 2 эктопические беременности в группе с гидросальпинксами. Как и ожидалось, v пациентов с трубным фактором бесплодия, которые проходили курс лечения ЭКО, измеренный титр IgG Ab хлами-дийных антител был высокий.
Witkin с соавт. [41] изучали распространение Ur.ur. и Myc.hom. в слизистой оболочке шейки матки в момент пункции ооцитов у женщин, проходивших курс ЭКО. Ur.ur. была идентифицированау 56(17,2%) из 326
женщин, тогда как Myc.hom. только в 5 (2,1%) из 235 женщин. Ur.ur. присутствовала у 8 из 19 (42,1 %) женщин, у которых не произошло оплодотворения или ПЭ, у 19 из 148 (12,8%) не наступила беременность после ПЭ, 6 из 30 (20,0%) имели только биохимическую беременность, 5 из 14 (35,7%) беременностей закончились спонтанным абортом и 18 из 115 (15,6%) закончились родами. Авторы делают вывод, что присутствие Ur.ur. не влияет на исход ЭКО у пациентов, пролечившихся тетрациклином после пункции ооцитов.
Таким образом, вопрос о влиянии хламидийной и.других днф_е}ший дачастоту бесплодия и результаты его лечения по-прежнему не имеет однозначного ответе

ЛИТЕРАТУРА
1. Серологическое выявление хламидий и привычный спонтан ный выкидыш. Am J Obstet Gynecol 170; 3: 782-785; Тезисы докладов 2-го международного конгресса андрологов. Пробле мы репродукции.1995; 4.
2. Biend M. et al. The prevalence of ami-Chlamydia trachomatis and anti-Chlamydia pneumoniae in Brazzaville. Bulletin de la societe de pathologic exotique. 1994; 87: 2: 85-88.
3. Blancliard at al.Chlamydial infections. British Journal of Clinical Practice. 1994; 48: 4: 201-205.
4. Campbell L.A. et al. Detection of Chlamydia trachomatis deoxyri-bonucleic acid in women with tubai infertility. Fertility and Sterility 1993; 59: 1:45-50.
5. Carol W. et al. Clamidia infectica la gynecology. Genec Rundsch 1990; 30: 84-91.
6. CiminoC. etal. Evaluation of the importance of Chlamydia T. and/ or Mycoplasma H. and/or Urcaplasma U. genital infections and of antisperm antibodies in couples affected by muco-semen incompat ibility and in couples with unexplained infertility. Acta Europaea Fertilitatis. 1993; 24: I: 13-17.
7. daman ct al. Does serologic evidence of remote Chlamydia tracho matis infection and its heat shock protein affect in vitro fertiliza tion-embryo transfer outcome? Fertil Sleril 1996; 1: 146-149.
8. Deak J The role of Chlamidia trachomatis infection in the develop ment of infertility: an epidcmiologicai study. Aipc Adria Microbiol ogy Journal 1995; 4(1): 37-41.
9. Dielerle et al. Does chlamydia] infection affect male fertility param eters? Human Reproduction. 7ih Annual Meeting of the ES-HRE1991;6.
10. Dieterle S. et al. Is there a correlation between tuba! occlusions in chronic salpingitis and urogenilal chlamydia infections? Abteilung Fertilitat und Reproduktion, Medizinischcn Hochschule. Gcburt-shilfe und Frauenhe Ilkunde. i994; 54: 8: 455-459.
11. Dieterle S.ctal. Chlamydial immunoglobulin IgG and IgAantibod ies in serum and semen are not associated with the presence of Chlamydia trachomatis DNA or rRNA in semen from male part ners of infertile couples. Human Reproduction 1995; 10: 2: 315—
319.
12. DouvierS.etal. Chlamydia trachomatis infection: risk factors. Con traception, Fertilite, Sexualite 1996; 24: 5: 391-398.
13. Gao Z.Y. et al. Investigation of cervical Chlamydia trachomatis in fection in gynecologic outpatients. Journal of Epidemiology 1995;
16:4:211-212.
14. Heuss F et al. Salpingitis caused by Chlamydia trachomatis and its significance for infertility. Acta Obstetricia et Gynecologica Scan-

dinavica 1994; 73: 9: 711-715.
15. Hugard Let al. Chlamydia trachomalis in a urogcnital practice: 435 specimens collected at a Senegalese hospital. Medecine Tropicale 1995:55: 3:231-234.
16. Human reproduction 5. 10. Abst. Book, 2 July 1995. 023. Влияние инфекции хламидиями на репродуктивную функцию.
17. Jerant-Patic V. et al. Chlamidia trachomatis infection in women.
Med Pragl 1990: 43:5/6: 263-241.
18. KadarA. Detection of Chlamydia trachomatis in chronic prostatitis by in situ hybridization (preliminary methodical report). Orvosi Hctila 1995; 136: 13:659-662.
19. Li Y. Relationship between chlamydial infection in female genital tract and lubal infertility. Chinese Journal of Obstetrics and Gyne cology 1995; 30: 8: 471-474.
20. Licciardi F. et al. Relation between antibodies to chlamydia tracho matis and abortion after IVF. Human reproduction 1991; 6. 7th Annual Meeting of the ESHRE.
2!. Mehanna M.T. ct al. Chlamydial serology among patients with tu-bal factor infertility and ectopic pregnancy in Alexandria. Egypt. Sexuaily Transmitted Diseases, 1995; 22: 5: 317-321.
22. Nedeljkovic et al. Chlamydia Trachomatis and Ureaplasma Urea-lyticum Genital Infections among infertile patients.Joumal of As sisted Reproduction and Genetics 1995; 2: 3. IX World Congress on In Vitro Fertilization and Alternate Assisted Reproduction 1995; 267.
23. Oakeshott General practice update: chlamydia infection in women.
British Journal of General Practice 1995; 45: 400: 615-620.
24. Ottcscn M. Chlamydia trachomatis. Ugeskr Laeger 1996; 58:6: 751-
755. f
25. Patton D.L. et al. Detection of Chlamydia trachomatis in fallopian tube tissue in women with postinfeclious tuba! infertility. American Journal of Obstetrics and Gynecology 1994; 171: 1: 95-101.
26. Radouani F. et al. Chlamydial infections and male infertility in Morocco Contraception, Fertilite, Sexualite 1996; 24: 10: 779-783.
27. Samra Z. et al. Prevalence of genital Chlamydia and Mycoplasma infection in couples attending a male infertility clinic. European Journal of Epidemiology 1994; 10: 1:69-73.
28. Shalika et al. The effect of positive semen bacterial and Ureaplasma cultures on in-vitro fertilisation succes. Hum Reprod 1996; 11: 12:
2789-2792.
29. Sharara F.I. etal. Invitro fertilization outcome in women with hyd-rosalpinx. Human Reproduction 1996; 11: 3: 526-530.
30. Sheffield et al. 1993.
31. Simpson etal. Further evidence that infection is an infrequent cause 22.

ffirsttrimesterspontaneousabortion. Human Reproduction 1996; 11:9: 2058-2059.
32. Tanikava et al. Chiamydia trachomatis antibody titres by enzyme-linked immunosorbcnt assay are useful in predicting severity of adn-exal adhesion. Human Reproduction 1996; 11: 11.
33. Tasdemir 1. etal. Chlamydialserology and tubal infertility.. Human reproduction 1994; 9; Supplement 4. Abstract of the Annual Meet ing of the ESHRE.
34. Trad et al. Screening for cervical Chiamydia Trachomatis in an in vitro fertilization program. Journal of Assisted Reproduction and Genetics 1995; 12:3. IXth World Congress on In Vitro Fertilization and Alternate Assisted Reproduction.
35. Xiang Y. et al. Study on infertility caused by infections of Chiamy dia trachomatis and ureaplasma urealyticum. Chinese Journal of Obstetrics and Gynecology 1996; 31: 4: 223-225.
36. Videia C. et al. Chiamydia trachomatis and tubal obstruction steril ity. Medicina 1994; 54: 1:6-12.
37. Wolff H. et al. Chiamydia trachomafis in semen by antibody-en-

zyme immunoassay compared with polymerase chain reactior tigen-enzyme immunoassay and utethral cell culture. Fertilit’ Sterility 1994; 62: 6: 1250-1254.
38. Willinger B. et al. Infection with C.trachomatis in patients ambulatory sterility clinic. Wiener Klinische Wochenschrift 107: 14:423-426.
39. Witkin S.S. et al. Chiamydia trachomalis detected by polyni chain reaction in cervices of culture-negative women correlate; adverse in vitro fertilization outcome. Journal of Infection Dis 1995; 171(6): 1657-1659.
40. Witkin S.S. et al. Unsuspected Chiamydia trachomatis infectio in vitro fertilization outcome. American Journal of Obstetric Gynecology 1994; 171: 5: 1208-1214.
41. Witkin S.S. etal. Ureaplasma urealyticum and Mycoplasmahc is detected by the polymerase chain reaction in the cervices of > en undergoing in vitro fertilization: prevalence and conseque Assist Rcprod Genet !995; 12: 9:’бЮ-614.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос