Высокие идеалы врачебной профессии

«Я люблю Россию, люблю честь Родины,» – так писал великий русский хирург Николай Иванович Пирогов в Севастополе. Вспомним страницы истории, названные позже Крымской компанией 1853–1856 гг. В этой войне России противостояла не только Турция. «Я люблю Россию, люблю честь Родины,» – так писал великий русский хирург Николай Иванович Пирогов в Севастополе. Вспомним страницы истории, названные позже Крымской компанией 1853–1856 гг. В этой войне России противостояла не только Турция. В марте 1854 г. в войну вступили Англия и Франция. Враждебно настроенная Австрия открыто угрожала войной… Командующий французским десантным корпусом Сен–Арио хвастливо заявил, что за несколько часов они покончат с Севастополем и Крымом. Русские флотоводцы В. Корнилов, П. Нахимов, В. Истомин с 22 тысячами моряков и 2 тысячами орудий, снятых с боевых кораблей, организовали оборону Севастополя, в которой участвовало все население города. Прославились сотни рядовых героев, среди них легендарный матрос Петр Кошка. На бастионах Севастополя, как известно, сражался Лев Толстой. Севастопольская оборона продолжалась 449 дней, и это несмотря на то, что противник многократно превосходил силы героических защитников города и на море, и на суше. И во многом это была защита врачей, которые в тяжелейших условиях спасали жизни тысячам людей. Выдающуюся роль в организации медицинской помощи больным и раненым при осаде Севастополя в Крымской войне принадлежит Николаю Пирогову. Не без труда знаменитый хирург получил возможность выехать на фронт, в осажденный Севастополь, где его ждали тысячи раненых – участников Инкерманского сражения (24 октября 1854 г.). Вместе с Пироговым из Петербурга в Севастополь приехала группа врачей –
Тюрин, Тарасов, Пабо, Беккерс, Пастухов (почти все они погибли от ран и тифа). Пирогов развернул перевязочный пункт в помещении Дворянского собрания. В просторном с мраморными колоннами зале, где не так давно гремела музыка и танцевали, на полу лежали раненые. В бывшей бильярдной устроили операционную. В Севастополе Пирогов, который был сторонником женского ухода за больными и ранеными, с удовлетворением обнаружил, как много у него добровольных помощниц. Одна из них, Дарья (получившая впоследствии имя Севастопольской), дочь погибшего матроса, проявляла на бастионах необыкновенное мужество. Многие солдаты вспоминали бледнолицего паренька (она была одета в мужскую одежду), которыйпод огнем неприятеля перевязывал раненых. Юный «герой» казался заговоренным – ни одна пуля его не задевала. Горячее желание оказать помощь раненым делало паренька безрассудно смелым. Дарья была награждена золотой медалью «За храбрость». Встреча с Пироговым изменила судьбу молодой женщины – она стала работать в госпитале и даже ассистировала хирургу при операциях. Но нужны были профессиональные сестры. В октябре 1854 года в Петербурге была организована Крестовоздвиженская община сестер милосердия. В течение месяца сестры этой общины прошли ускоренную подготовку, и в конце ноября 28 девушек прибыли в Симферополь, где были развернуты госпитали. События последующих полутора лет сохранились для истории в отчетах великого хирурга, его воспоминаниях и дневниковых записях, но наиболее выразительно и полноценно – в его «Севастопольских письмах», которые получили широкий общественный резонанс в России. Вот как Пирогов писал, например, о первых днях пребывания сестер милосердия: «Они день и ночь попеременно в госпиталях, помогают при перевозке, а то и при операциях, раздают больным чай. Присутствие женщины, опрятно одетой и с участием помогающей, оживляет печальную юдоль страданий и бедствий». С каждым днем количество раненых прибывало. Эти восемнадцатилетние девочки–сестры сутками не выходили из госпиталей, отдавали свой хлеб раненым, сопровождали транспорты, нередко под обстрелом противника. «Проводят целые дни и даже недели в холоде и сырости, вязнут в грязи на проселочных дорогах, наблюдают за больными, рассеянными в этапных аулах. А едва возвратившись назад, снова пускаются в знакомый путь – вот в чем состоит трагическая служба сестер», – писал Пирогов. Практически все девушки из первой группы сестер милосердия Крестовоздвиженской общины погибли в той войне. На помощь сестрам милосердия приходили «сердобольные вдовы» из Петербургского и Московского вдовьих домов. Работая в симферопольских госпиталях, они ухаживали за 13 тысячами больных и раненых. По свидетельству врачей–очевидцев, солдаты куда охотнее доверяли перевязку своих ран «сердобольным вдовам», чем фельдшерам. «Матушка–барыня как–то легче перевязывает,» – говорили раненые. По сотне раненых приходилось на одну «сердобольную» в период затишья в ходе войны. А в период активных военных действий эта цифра возрастала вдвое. В августе 1854 года в Севастополь прибыли сестры милосердия из московской Никольской общины, а в январе 1855 г. – второй отряд сестер Крестовоздвиженской общины, а затем и третье пополнение сестер во главе с Екатериной Бакуниной. Их приезд совпал с ожесточенной осадой города. Пирогов со своими помощницами сутками не выходил из операционной. О чудесном докторе ходили легенды. Вот одна из них. К операционной палатке на носилках двое солдат принесли труп с оторванной головой. На крики фельдшера, что его надо в землю хоронить, а не оперировать, один из солдат многозначительно сказал: «Не шуми, батюшка, наш дохтур пришьет ему голову. Дай Бог, еще поживет…» Николай Иванович боролся за спасение каждого раненого матроса и солдата. Вечерами, смертельно усталый, Пирогов иногда на час уходил из госпиталя, чтобы прийти в себя и прдумать все необходимые действия на день грядущий. Опыт приобретенный в сражающемся Севастополе, позволил Пирогову создать учение, ставшее неоценимым вкладом в отечественную и мировую военную медицину –
«Основы военно–полевой хирургии». Одно из его главных положений гласило:
«Не медицина, а администрация играет главную роль в деле помощи раненым и больным на театре войны». Пирогов имел в виду деятельность врача–администратора (по нашей терминологии – организатора). Придавая большое значение организационной работе, он требовал, чтобы в ней участвовали все врачи. Пирогов определил также основные принципы военно–полевой хирургии. Они спасли жизнь сотням тысяч раненых в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
Автор: Л.Е. Горелова
© Русский Медицинский Журнал 2005 год. http://www.RMJ.ru тел.
(095) 101-4125

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос