«Антигистаминники»: мифы и реальность

С приходом весны совпадает ежегодный подъем сезонных аллергических заболеваний. По данным эпидемиологических исследований, частота аллергических заболеваний в России неуклонно растет: 20 процентов населения страдает аллергией на пыльцу растений, С приходом весны совпадает ежегодный подъем сезонных аллергических заболеваний. По данным эпидемиологических исследований, частота аллергических заболеваний в России неуклонно растет: 20 процентов населения страдает аллергией на пыльцу растений, атонический дерматит поражает 10-28 процентов детей, частота возникновения крапивницы составляет 15,3-31 процента в популяции. Mednovosti.ru публикуют интервью корреспондента «Медицинской газеты» с доктором медицинских наук, профессором, заведующей кафедрой аллергологии РМАПО Людмилой Горячкиной.
— Существуют ли какие-нибудь особенности аллергических заболеваний в России?
— Распространенность аллергических заболеваний, конечно, зависит от территориально-географической зоны, социально-экономических условий, различий той или иной страны. Уровень медицинского обеспечения также имеет значение.
Существует «гигиеническая» теория распространения аллергии. Она основана на том, что в странах с высоким жизненным уровнем аллергией болеют значительно чаще, чем в странах с более низким уровнем. Высокий процент аллергических заболеваний — в Соединенных Штатах Америки и низкий — в странах третьего мира, где более актуальны проблемы инфекционных болезней и детской смертности.
Россия по аллергической заболеваемости где-то в середине между США и третьим миром. У нас много аллергических форм бронхиальной астмы, аллергического ринита, распространены пищевая аллергия у детей, лекарственная аллергия у взрослых. В среднем до 20-30 процентов всего населения России болеют аллергическими заболеваниями, хотя масштабных эпидемиологических исследований не проводились. — Каковы основные показания для назначения антигистаминных (АГ) препаратов?
— АГ-препараты широко используются в лечении сезонного и круглогодичного аллергического ринита (АР), сезонного конъюнктивита, при кожных аллергических заболеваниях (атопический дерматит, острая и хроническая крапивница, отек Квинке), при аллергических реакциях на укусы и ужаливания насекомых.
— Сколько поколений антигиастаминных препаратов существует? — Некоторые высказывают точку зрения о том, что существует три поколения АГ-препаратов. На протяжении нескольких лет идет обсуждение этого вопроса на различных конгрессах, и исследователи пришли к такому заключению. Современная классификация АГ-препаратов включает в себя два поколения: первое — с седативными свойствами («старое», классические АГ-препараты) и второе — не обладающее седативными свойствами («новое») поколение.
— Что такое седация? Сонливость и седация — одно и то же? — Седация подразумевает два компонента: первый — сонливость, второй — влияние на тонкие функции мозга, на психомоторную активность. Препараты первого поколения, впервые полученные в начале 40-х годов прошлого века, сыграли большую роль в терапии аллергических заболеваний, но обладали седативным эффектом. Седативный эффект проявляется сонливостью, чувством усталости, возбуждением, дрожью, нарушением координации движений и концентрации внимания, нарушением походки (атаксия).
Сонливость — субъективное ощущение. Седация имеет объективные признаки снижения или отсутствия определенных физических или умственных способностей. Например, ухудшение способности к вождению автомобиля или управлению сложной техникой. В одном из международных журналов в 2003 году были опубликованы сведения о том, что у пациентов, принимавших седативные АГ-препараты, выявлено увеличение частоты встречаемости шести наиболее распространенных травм и в 1,5 раза — увеличение частоты производственных травм. Это касается и риска автомобильных аварий.
Седативный эффект потенцируется алкоголем, в связи с этим в инструкциях к препаратам, имеющим даже слабовыраженный седа-тивный эффект, указаны невозможность сочетанного употребления с алкоголем, осторожное применение у автолюбителей и лиц, работа которых требует максимальной концентрации внимания. Например, строитель на крыше, монтажник-высотник, рабочий конвейерного производства и т.д. Эти побочные эффекты послужили одним из стимулов к созданию новых препаратов, лишенных седативного эффекта. — Можно ли считать, что АГ-препаратам первого поколения пора «давать отбой»?
— У АГ-препаратов этой группы есть свои плюсы и минусы. Несмотря на перечисленные выше недостатки, Н1-антагонисты первого поколения продолжают использоваться в клинической практике. Они хорошо изучены, 60-летний опыт практического применения позволяет назначать эти препараты с грудного возраста в соответствующих дозах. У первого поколения есть быстродействующие формы — инъекционные, поэтому они находят свое применение в купировании неотложных аллергических состояний. Используются эти препараты в лечении зудящих дерматозов (дерматит, экзема), когда мучительный кожный зуд вызывает бессонницу и снижает качество жизни; при проведении премедикации в хирургической практике — для предупреждения выброса гистамина неаллергического генеза; в составе комбинированных препаратов для симптоматического лечения простудных заболеваний. Кроме того, существуют люди, не чувствительные к седативному эффекту. Они вполне могут использовать антигистаминники «старого» поколения. Проблема в другом — мифы и реальность в отношении к АГ-препаратам «старого» поколения. В 2003 году эта проблема обсуждалась на «круглом столе» в США с привлечением большого числа видных специалистов. Какие мифы? Что АГ-препараты «старого» поколения не обладают противовоспалительным действием. Обладают, но в достаточно высоких дозах. Или что «старые» препараты действуют коротко. На самом деле период полураспада некоторых АГ-препаратов (например, хлорфенирамина) составляет 24 часа. Антигистаминный эффект быстро уходит, а седативное действие сохраняется дольше — до суток и более. Поэтому как противоаллергические средства их используют 3 раза в сутки и чаще. Кроме седативного, у АГ-препаратов «старого» поколения есть целый ряд других отрицательных эффектов: таких как атропиноподобный, холинолитический, которые ограничивают возможность применения этой группы лекарств улице глаукомой, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки со стенозирующими явлениями, с аденомой предстательной железы, задержкой мочеиспускания, у людей с сердечнососудистыми заболеваниями, у беременных. Ограничивается применение у больных бронхиальной астмой: атропиноподобный эффект приводит к повышению вязкости секрета. Другая проблема — нерациональное назначение врачами «старых» препаратов.
Аллергический ринит в подавляющем большинстве случаев — это амбулаторная проблема. Представляет интерес проведенное в ГНЦ -Институте иммунологии МЗ РФ исследование по анализу приема АГ-препаратов в данной категории пациентов (проф. Ильина Н.И. и соавт.). Оказывается, распространенность аллергического ринита в популяции — 10-25 процентов, диагноз АР при первичном обращении к врачу ставится только 10 процентам пациентов. 70 процентов больных получают антигистаминные препараты, и только 12 процентов из них — неседативные АГ. Нерациональное использование препаратов «старого» поколения наблюдается не только при аллергическом рините, но и при бронхиальной астме. Ведущий аллерголог Москвы профессор И.В.Сидоренко продемонстрировала статистику врачебных назначений по бесплатным рецептам в категории «Бронхиальная астма» по Москве за 2003 год: около 3000 упаковок супрастина выписано во взрослых ЛПУ и 2619 — в детских. И это при бронхиальной астме!
— Следовательно, надо шире использовать современные антигистаминные препараты?
— Да. «Новое» поколение АГ — это высокоактивные препараты, блокирующие симптомы гистаминергии: чиханье, зуд, обильное водянистое выделение из носа; при кожных высыпаниях — эффективно контролирующие зуд и сыпь. Современные АГ-препараты практически не обладают седативным действием, у них отсутствует блокирующее действие на другие виды рецепторов, они хорошо всасываются из ЖКТ. «Новое» поколение антигистаминных средств — практически без побочных эффектов, что позволяет пациентам сохранить трудоспособность при постоянном и длительном применении лекарств.
— Как оценить эффективность АГ-препарата? — Эффективность препарата оценивается по комплексу симптомов: если блокируются все симптомы, говорят об отличном эффекте. Хотя при кожных высыпаниях, например при хронической крапивнице, контроль над зудом уже оценивается как частичный эффект. В формировании элементов сыпи на коже принимают участие и другие медиаторы, не только гистамин. Отсюда и контроль за высыпаниями бывает неполный: зуд уходит, а что-то остается, что к гистамину не имеет никакого отношения. — А если увеличить дозу препарата? — На этот счет существуют клинические рекомендации экспертов Европейской академии аллергологии и клинической иммунологии по безопасному применению противоаллергических средств. И среди этих рекомендаций — указания на невозможность превышения предписанной инструкцией дозы. Увеличение дозы приводит к увеличению риска побочных эффектов (!), так же как и с позиций клинической фармакологии совершенно неоправданны и нерациональны комбинации препаратов первого и второго («старого» и «нового») поколений. Следует добавить, что и во втором поколении АГ есть препараты со слабовыраженными седативными свойствами, которые проявляются не столько сонливостью, сколько нарушением тонких психомоторных функций (например, цетиризин). — АГ-препараты хорошо себя зарекомендовали в лечении сезонного и круглогодичного ринита, поллиноза («сенной» лихорадки), аллергического конъюнктивита. А что вы скажете в отношении крапивницы?
— Наиболее трудной проблемой в плане лечения является хроническая идиопатическая крапивница и отек Квинке, которые не всегда поддаются лечению только Н1-АГ-препаратами. Поэтому сейчас обсуждается возможность использования комбинированной терапии Н1- и Н2-гистаминоблокаторами, поскольку Н2-блокаторы (ранитидин, фамотидин) обладают мощным противоотечным действием. Для сравнения: до 20 процентов гистаминовых рецепторов в коже относятся к Н2-рецепторам. — То есть можно сочетать ранитидин, например, с Н1-АГ-препаратами?
— Скажу только, что в США для оказания помощи больным при отеке Квинке в аптечку скорой помощи наряду с другими противоаллергическими лекарствами входит инъекционная форма ранитидина.
Источник: МедНовости.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос