Медики говорят о новой волне самоубийств онкобольных….

На прошлой неделе стало известно еще о двух случаях суицида
онкологических пациентов. В ночь на 20 февраля покончили с собой двое
пенсионеров: один выбросился из окна, второй — повесился. Всего в
феврале только в Москве свели счеты с жизнью девять человек с
онкологическими диагнозами. Эксперты говорят, что самой распространенной
жалобой, которую получают работники специальной «горячей линии»,
остается невозможность вовремя получить обезболивающее./
В пятницу на Октябрьской улице на северо-востоке Москвы 83-летний мужчина выпрыгнул из окна шестого этажа. Правоохранительные органы установили, что он страдал от онкологического заболевания и говорил жене, что устал бороться с болезнью и терпеть боль.
В тот же день в Преображенском районе столицы женщина обнаружила своего мужа, который повесился на шнурке. Он оставил предсмертную записку, в которой объяснил, что причиной суицида стала невыносимая боль. Ранее, 11 февраля, мужчина, страдавший онкологическим заболеванием, выбросился из окна на Краснополянской улице в Северном округе Москвы.
Всего в феврале было зафиксировано девять случаев суицида на почве сильных болей от онкологии, отчитались ранее в департаменте здравоохранения Москвы.
Утверждать, что в последнее время количество самоубийств среди онкобольных возросло, нельзя, говорит «НИ» руководитель службы психологической помощи онкобольным и их семьям Ольга Гольдман. По ее словам, число случаев суицида среди онкобольных всегда было выше, чем среди здоровых людей, просто сейчас такие инциденты чаще предаются огласке. Основная причина в том, что практически каждый онкобольной задается вопросами о смысле жизни, зачастую пациенты впадают в депрессию.
«Ежегодно 500 тысяч человек в России получают диагноз «рак», и 90 процентов этих больных находятся в депрессии, их одолевает чувство безысходности, одиночества и уверенность в том, что они никому не нужны. Бывает так, что родственников или нет, или они далеко, больной живет в маленьком городе, в деревне, и шансы, что он будет жить качественной жизнью, несмотря на такой диагноз, практически равны нулю. Именно поэтому многие выбирают самоубийство», — рассказывает эксперт. Но в России, помимо прочего, к этому добавляется множество социальных проблем, главной из которых остается невозможность оперативно получить обезболивающее. «Система поддержки и лекарственного обеспечения таких больных пока только декларируемая. На деле же больные и их родственники должны вымаливать ту помощь, которая им положена по праву. К тому же больные часто не знают, что им положено», — рассказывает «НИ» Ольга Гольдман.
Она добавила, что на телефон «горячей линии» психологической помощи онкобольным ежемесячно поступает около 2,5 тысяч звонков от больных и их родственников. Вопросы, связанные с лекарственным обеспечением, — самые частые. Еще одна проблема — в том, что многие онкобольные и их родственники не готовы отстаивать свои права, если нужное лекарство не было вовремя получено: «Самое главное, что у них есть, — это время. И они не готовы тратить его на то, чтобы добиться бесплатных лекарств».
У повышенного внимания СМИ к теме суицида больных раком есть оборотная сторона, убеждена эксперт. «В очередной тяжелый момент, когда возникает сложность в получении наркотического лекарства, человеку становится легче принять решение о суициде, так как в СМИ он читал подобные истории», — объясняет Ольга Гольдман. По ее словам, суицид можно предотвратить, если помочь человеку посмотреть на свою жизненную ситуацию иначе, воспринять болезнь как вызов, как возможность успеть сделать то, о чем мечтал раньше.
Напомним, о проблеме самоубийств среди онкобольных заговорили после гибели в феврале прошлого года контр-адмирала ВМФ России Вячеслава Апанасенко. Отставной офицер застрелился, по его собственным словам, от невозможности наблюдать за мучениями близких: супруга Апанасенко не успела получить подпись на рецепте для него до закрытия поликлиники перед выходными. После инцидента за две недели в конце февраля — начале марта 2014 года покончили с собой восемь онкобольных москвичей.
Летом этого года вступят в силу поправки к федеральному законодательству, упрощающие порядок выдачи обезболивающих и увеличивающие срок действия рецептов на наркотики с 5 до 15 дней. А в конце января Общественный совет при Минздраве РФ предложил ведомству ввести административную ответственность для руководства поликлиник за несвоевременную выписку рецептов на обезболивающие препараты.
Ольга Бородина
Источник: newizv.ru

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос