Лекарство на замену…

Говоря об импортозамещении медицинских препаратов, мы все чаще
подразумеваем вытеснение с рынка даже не ввозных оригиналов, а скорее
дженериков , произведенных за
рубежом. Именно на этом построена сегодняшняя философия
импортозамещения. Но это ли важно? Ведь, окажись страна в полной
изоляции, и все старания властей сведутся на нет: не отладив
производство субстанций, по крайней мере, для лекарств из списка
стратегически значимых, делать их будет попросту не из чего./
«После введения санкций мы почувствовали реальную угрозу того, что завтра, оказавшись вдруг в полной изоляции, можем попросту остаться без важных лекарств. Резкий скачек валютного курса только добавил жару: импортные препараты взлетели в цене почти втрое», — отмечает генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.
Нельзя сказать, что работа по импортозамещению в стране не велась вовсе:
еще в 2010 году утверждена стратегия «Фарма-2020», выделены немалые средства на развитие отрасли, и кое-что даже удалось сделать.
«На многих площадках внедрены стандарты GMP, развиваются фарм-кластеры, создаются условия для научной работы», — заметила директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович.
То, что с каждым годом лекарств отечественного производства на рынке становится больше, у экспертов не вызывает сомнений. «За пять лет —двукратный прирост», — отметил в свою очередь директор по маркетингу Национальной дистрибьюторской компании Анатолий Новиков.
В последнее время работа активизировалась: Минпромторгом утвержден план мероприятий, составлен перечень того, что и в каких объемах будем замещать, и даже обозначены сроки. Амбициозные планы ведомства эксперты находят вполне реальными. Более того, если в расчет брать локализованные в РФ импортные продукты, то показателей мы достигнем гораздо раньше, убежден Дмитриев.
Но здесь возникает вопрос, какие препараты считать «отечественными»? «Немало иностранных фармкомпаний локализовалось в России, но цена этой локализации у всех разная: кто-то просто пакует таблетки, кто-то производит, кто-то реализует полный цикл — от субстанции до прилавка. И если мы по-прежнему будем считать упакованные в стране препараты своими, развиваться будет скорее бумажная промышленность, а не фармацевтическая», — предостерег Дмитриев.
Другой вопрос: что понимать под импортозамещением? По словам Новикова, сегодня речь идет о замещении всего импорта, а поскольку львиная доля рынка в денежном эквиваленте приходится на дженерики, война объявлена именно им — даже не оригинальным препаратам. «Но здесь есть очень серьезный вопрос: любые дженерики в нашей стране, да и в любой другой стране мира, производятся из субстанций. Львиную долю которых мы закупаем в Китае», — заметил эксперт.
Он пояснил: вес субстанции в стоимости лекарства сегодня варьируется от 25-99%. «Есть субстанции, которые составляют в цене продукта 99% — это высокотехнологичные субстанции, из которых производят препараты для лечения онкологии, болезней крови. Иные «весят» не более 20-25%: субстанции для лекарств желудочно-кишечного ряда, препаратов от головной боли», — перечислял он.
Цифры, достаточные для того, чтобы задуматься о собственном производстве. Тем более, когда речь идет о стратегически значимых препаратах. Таких, по словам Новикова, всего 57, однако далеко не для всех из них в России производятся субстанции.
«К сожалению, в годы перестройки было потеряно очень много заводов, которые занимались именно этим. Сейчас их можно посчитать по пальцам, количество субстанций — мизерное. Многие из этих предприятий датирует государство: старые производственные линии делают процесс дороже, чем за рубежом. Меж тем, на случай войны, изоляции, эпидемий государство должно обладать технологическими линиями для производства «стратегических» лекарств», — подчеркнул эксперт.
Он добавил: наладить в стране современное производство субстанций выгоднее и дешевле, чем закупать в Китае.
Но если в отношении «стратегических» препаратов эксперты были единогласны, то в отношении остальных с Новиковым поспорили. «Полный цикл — это нереально, да и не нужно — экономически не выгодно.
Производство субстанций — дело достаточно энергоемкое и не очень
благоприятное с точки зрения экологии. Для Китая, который сегодня стал
фактически мировой фабрикой по производству субстанций, это экономически
оправдано. Мы же вряд ли сможем с ними конкурировать», — заметил Дмитриев.
Да, в России есть компании, которые работают по полному циклу, но субстанции они делают скорее под себя, добавил он.
В любом случае, в России производство субстанций возможно только при поддержке государства. «Чтобы поднять производство с нуля, потребуются инвестиции, которые вернуться не раньше, чем через 10 лет. Для того, чтобы привлечь бизнес, государство должно помочь на начальном этапе: установить налоговые льготы, пообещать приоритет по закупке продукции. Но здесь мы уже говорим о нарушении закона о конкуренции… В общем, есть над чем подумать. Но запустить эту волну сможет только законодательный акт, который четко даст инвестору понять, зачем ему это, как он будет работать и что получит. Пока же ничего подобного в России нет, и даже инициатив таких на законодательном уровне не звучит», — отметил Новиков.
По мнению Ларисы Попович, само по себе импортозамещение может иметь место лишь на промежуточном этапе. «У нас слишком большой крен в сторону догоняющего развития. Говоря об импортозамещении, мы лишь хотим воспроизвести у себя то, что кто-то уже изобрел. Эта позиция всегда проигрышна», — считает эксперт.
Глава Института экономики здравоохранения ВШЭ упрекнула чиновников в
отсутствии амбиций. «Не могу сказать, что денег, выделяемых
государством, достаточно для того, чтобы разработать новую молекулу, и в
этом проблема. Сегодня, чтобы открыть новую молекулу, по оценкам
экспертов, требуется $4 млрд. Понятно, что когда чиновники выделяют 50
млн рублей, на многое рассчитывать не приходится», — констатировала Попович.
«Нужно придумывать, каким образом снижать затраты на разработки. У нас выхода другого нет: в геополитических реалиях мы должны быть конкурентоспособны», — добавила она.
Сегодня же, по словам директора по маркетингу Национальной дистрибьюторской компании Анатолия Новикова, основная цель программы —ближайшая — сократить издержки Минздрава на лекарства, бесплатные для пациентов. «Самые денежные — программа «Семь нозологий». Если препараты программы до 2020 года заменить своим, это сэкономит государству значительные суммы. Эти цели программы оправданы. Все остальное, что касается импортозамещения, упирается в производство субстанций», —заключил он.
Другая проблема — ментальное импортозамещение. «Зайдите в любую аптеку, что вам предложат в первую очередь? Конечно, иностранный препарат: выше цена, больше маржа», — посетовал Дмитриев. Но как с этим бороться?
Анна Семенец
Источник: rosbalt.ru

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос