Лекарства без паники…..

Стремительное падение курса рубля неизбежно отразится на обеспечении
клиник медицинскими материалами и лекарствами и на росте стоимости услуг
коммерческих клиник. Впрочем, медики надеются, что этот процесс будет
постепенным./
Максим Афанасьев, директор Медицинского центра имени Габричевского, оказывающего платные медицинские услуги, рассказал Радио Свобода, что медикаменты и материалы импортного производства составляют около ⅔ от всего используемого клиникой объема и это примерно соответствует общей практике медицинских учреждений в Москве. «Кое-что в последние годы у нас научились делать, например, шовный материал. Есть хорошие российские иммуно-биологические препараты, биологические среды, используемые при некоторых видах диагностики. Но по ряду позиций мы сильно зависим от импорта – это касается, например антибиотиков, материалов для большинства видов анализов», – рассказал Афанасьев. Системы очистки при производстве медицинских препаратов в России уступают западным аналогам, так что если по эффективности некоторые российские медикаменты, в частности, антибиотики, могут оказаться лучше, их применение с большей вероятностью может вызвать аллергические реакции и другие побочные эффекты. «В целом постепенное импортозамещение возможно, но на это уйдет много времени», – сказал Афанасьев.
Врачи государственных стационаров, с которыми Радио Свобода удалось пообщаться на условиях анонимности, на дефицит лекарственных средств пока не жалуются: «Все закупки у нас осуществляются через больничную аптеку и формируются планово, обычно раз в квартал. В последний раз медикаменты были приобретены с запасом, так что до весны мы обеспечены необходимыми лекарствами – дефицита и изменения стоимости мы пока не ощущаем,» – рассказала врач-эндокринолог одной из московский клинических больниц.
Однако дефицит лекарств уже сейчас сказывается на коммерческих медицинских центрах. Специалисты одной из стоматологических клиник рассказали Радио Свобода, что сталкиваются с нехваткой ультракаина –анестетика импортного производства, который практически исключает аллергические реакции. “Пользоваться обезболивающими российского производства небезопасно: может возникнуть очень сильная аллергия, даже если скорая быстро приедет, не обязательно успеют откачать”, –рассказали врачи. Стоматологи объясняют, что дефицит возник по вине поставщиков, придерживающих товар из-за колебаний курса. В клинике ожидают, что ситуация сгладится, но цены на большинство лекарств и материалов вырастут уже с 1 января как минимум на 10-15 процентов, вместе с этим вырастут и цены на услуги.
Максим Афанасьев объясняет, что некоторые клиники столкнулись с дефицитом лекарств не только по вине поставщиков: “На рынке медикаментов произошел ажиотаж, он привел к дефициту. Наша клиника тоже успела закупить дополнительные объемы продукции еще осенью. В последнее время даже крупнейшие поставщики – официальные дистрибьюторы не закупали очередные партии медикаментов в ожидании стабилизации курсов. Сейчас новые закупки будут производиться по новым ценам. При этом медицинское оборудование подорожает сразу в два раза. Например, мы сейчас закупаем некоторые приборы: по счету, который был выставлен в сентябре, сумма составляла 140 тысяч рублей, сейчас этот счет перевыставлен на 320. Я слышал, из-за ажиотажа сейчас даже государственные учреждения начинают срочно закупать оборудование по завышенным ценам”.
Осенняя закупка позволит Медицинскому центру Габричевского удерживать прежний уровень цен на лечебные услуги в течение большей части следующего года, а вот стоимость анализов может вырасти раньше:
“Основная часть лабораторной диагностики выполняется на аутсорсе, так делают почти все клиники. И тут все будет зависеть от поставщиков этих услуг. Но у крупных лабораторий есть резервы, так что можно надеяться, что и здесь цены не будут повышаться резко”, – рассказал Афанасьев.
Афанасьев сравнивает происходящее с кризисом 2008 года и надеется, что
рынок медицинских услуг, как и тогда, сумеет постепенно адаптироваться к
экономической ситуации, общий рост цен останется в пределах реальной
инфляции и составит до 20 процентов. Критического дифицита импортных
лекарств не ожидает ни он, ни другие собеседники Радио Свобода, «если
только не будут приняты новые санкции, ограничивающие экспорт в Россию
медикаментов», – добавила заведующая отделением одной из московских больниц.
При этом Афанасьев ожидает падения спроса на некоторые виды платных медицинских процедур: «В клиники будут обращаться реже и уже когда ситуация со здоровьем будет достаточно острой. Экономически это неоправданно: для людей в итоге лечение будет стоить дороже, чем если бы они проходили регулярные проверки». Афанасьев отмечает, что падение спроса – глобальный тренд, начавшийся еще несколько лет назад: «Подъем на рынке медицинских услуг наблюдался в России примерно до 2009 года, и продолжался он несмотря на кризис 2008 года. В 2010–2011 годах было достигнуто своего рода плато, с тех пор спрос снижается, и ожидается дальнейшее снижение рынка медицинских услуг на 25 процентов». Отметим, что в конце 2011 года в России с многочисленными скандалами прошли выборы в Государственную думу, а в начале 2014 года на посту президента Дмитрия Медведева сменил Владимир Путин – эти события для многих россиян ознаменовали окончание “эпохи стабильности”.
Все без исключения собеседники Радио Свобода отметили, что считают массовые увольнения врачей в рамках реформы здравоохранения намного более существенной угрозой для доступа граждан к медицинским услугам, чем колебание валютных курсов.
Сергей Добрынин
Источник: svoboda.org

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос