К чему привело закрытие национальной онкологической программы

После серии самоубийств раковых больных на сайте «Российской общественной инициативы» начался сбор подписей за возобновление национальной онкологической программы. Медики и пациенты требуют провести полную ревизию отрасли — составить опись оборудования раковых диспансеров, оценить их эффективность, проанализировать, какие трудности испытывают больные при обращении за медпомощью. В Госдуме правозащитников поддерживают и обещают обязать Минздрав взять онкологию под особый контроль.
По сообщениям информагентств, ссылавшихся на источники в правоохранительных органах, в феврале в Москве зафиксировано девять суицидов раковых больных. Как утверждали родственники погибших, почти все жертвы страдали от мучительных болей. Лекарства, выписанные в больницах, им не помогали. В одном случае в качестве причины самоубийства жена пенсионера назвала недоступность бесплатной медицинской помощи и отсутствие в семье денег на дорогостоящую операцию.
Московский департамент здравоохранения провел служебное расследование всех трагедий. Выяснилось, что из девяти «раковых» самоубийц лишь семеро знали о своей болезни. Остальным диагноз поставили уже патологоанатомы.
«Связывать самоубийства этих людей с болевым синдромом напрямую нельзя, поскольку поражение головного мозга может вызывать расстройство психики», — цитирует «Интерфакс» заместителя мэра столицы по социальным вопросам Леонида Печатникова.
Однако работающие в онкологии специалисты считают, что в сфере сложилась критическая ситуация в связи с нехваткой денежных средств.
«Лента.ру» уже писала, что больницы начали экономить на лечении онкобольных, выбирая более дешевые методы лечения. После публикации редакция получила массу отзывов о вынужденной «оптимизации» из-за недостатка средств.

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос