Государственные госпитали Австралии…….

И.И. Никберг/
Доктор медицинских наук, профессор, Сидней, Австралия*

Проблема оказания стационарной медицинской помощи военнослужащим и
гражданскому населению Австралии возникла уже в первые годы колонизации
этой страны, с момента прибытия в нее первого английского флота.
Сохранилось письмо врача этого флота Джона Уайта капитану Артуру
Филлипу. В этом письме (4 июля 1778 г.), в частности говорилось:
«/Ощущается большая необходимость оказания медицинской помощи
военнослужащим, их женам и детям в стационарных лечебницах. Недостаток
их и требуемого оборудования, медикаментов, одеял, постельного белья
весьма ощутимы. Они не позволяют соблюдать чистоту среди больных, без
чего совершенно невозможно полноценное их лечение . Мой долг заставляет
меня упомянуть об этом обстоятельстве, ваше превосходительство, для
того, что вы выделили все возможные средства для устройства больничных
помещений и приобретения необходимых для них оборудования, одеял и
постельного белья, медикаментов»/ . Упомянутый госпиталь представлял
собой деревянное сооружение из двух зданий барачного типа и дома для
главного врача и его помощников. Вторым временным госпитальным
учреждением было построенное в пригороде Сиднея Паррамате (ныне – один
из районов города) большое барачное здание, покрытое соломой и
предназначенное для оказания помощи каторжникам и беднякам. Условия
пребывания в этом госпитале также были весьма неблагоприятными, крайне
скудным было питание. нередко умершие находились в одном помещении с
больными.

Персонал составляли преимущественно заключенные (как правило, мужчины,
непригодные для тяжелых полевых работ, и женщины, наказанные за
незначительные проступки). Хотя обращение Д.Уайта не осталось
незамеченным, еще долгие годы госпитальные учреждения Австралии были
очень плохо оснащены, испытывали острую нужду в больничном оборудовании
и инструментарии, белье, качественном питании и других важных элементах
нормального функционирования больницы. . В письме губернатора Австралии
правительству Великобритании (1787 г.) упоминаются четыре объекта
первоочередного строительства, в числе которых: наряду с казармами для
солдат, жильем для офицеров и продовольственными складами были названы и
госпитали. В 1790 г. вторым флотом был доставлен армейский госпиталь,
включавший 600 строительных деталей.

Со второй половины Х1Х ситуация стала манятся к лучшему, начали строится
и обрадоваться специальные лечебные учреждения, все более возрастали
количество и квалификационный уровень врачей и медицинских сестер.
Первый каменный госпиталь был сооружен в центральной части г. Сиднея в
1816 г. и состоял из трех зданий (крыльев). Часть реконструированных и
переоборудованных помещений сохранилась до сих пор. В одном из них ( в
правом крыле) рядом с другими госпитальными постройками размещается
парламент штата Новый Южный Уэльс.

Парламент штата НЮУ (Сидней). Отреставрировааное крыло первого каменного
здания Сиднейского госпиталя

*Парламент штата НЮУ (Сидней). Отреставрировааное крыло первого
каменного здания Сиднейского госпиталя*

Со временем строительство госпитальных зданий приобретало более
интенсивный характер. В середине XIX ст. госпитали были сооружены не
только в крупных городах (Сиднее, Мельбурне, Брисбене, Аделаиде, Перте,
Хобарте, Дарвине), но и в некоторых селах. К середине минувшего века
ситуация полностью стабилизировалась, и вот уже более 50 лет, как
госпитали Австралии по устройству и качеству организации медицинской
помощи пациентам, близки к аналогичным учреждениям здравоохранения США и
ведущих европейских стран. Показателен высокий уровень финансирования
здравоохранения в Австралии. По данным за 2013 г. общие расходы на
здравоохранения на душу населения составили в среднем около 4200
долларов США, а доля ВВП была достаточно высокой – 9,4% (по рекомендации
ВОЗ, для нормального функционирования здравоохранения в развитых странах
необходимо выделять 6-8% валового продукта) . Ежегодное их увеличение
этих показателей составляет 1-1,5%. В 2013 г. в Австралии
функционировали 746 государственных госпиталей на 58300 коек (68% от их
общего количества) и 592 частных больницы с 28000 койками (32%). Следует
отметить важный для оценки уровня медицинского обслуживания факт-
количество наемных медицинских работников за последние 5 лет ежегодно
увеличивалось на 5% и в настоящее время составляет около 280 000
человек. Расходы на их заработную плату в 2013 г. составили более 42
миллиардов долларов (62% от госпитального бюджета). Средняя стоимость
одного дня пребывания пациента в государственном стационаре составляет
около 1000 австралийских долларов (в частном – выше). За год
регистрируется около 5,0 млн. обращений в государственные больницы
(население Австралии – 21 млн. человек), в которых больные проводят
более 25 млн. пациенто-дней. Сохраняя распространенную в Европе и США
идею централизованно-блочной системы, застройки и внутренней планировки
большинства крупных многокоечных госпиталей, Австралия реализует её с
существенными отличиями. Во многих госпиталях нет четкого разделения
палатных секций и других служб. Их взаиморасположение иногда
представляет собой довольно сложный лабиринт помещений (палатных
отделений различного профиля, врачебных, профиля, профиля,
диагностических и манипуляционных кабинетов и др.), расположенных в
нескольких зданиях, составляющих едином архитектурно-строительном
комплексе. Протяженность внутренних переходов от входа до необходимого
пациенту кабинета может достигать 400-500 м. Посетителю, впервые
попавшему в такое здание, бывает сложно найти нужное помещение. Более
того, наиболее посещаемые отделения амбулаторного приема иногда
расположены в глубине
На правах рекламы

здания. Во многих помещениях (в том числе врачебных, диагностических,
манипуляционных и других) отсутствует естественное освещение; условия
пребывания и работы в таких помещениях обеспечиваются круглосуточным
функционированием эффективных систем кондиционирования и искусственного
освещения.

В 2007 г. в Австралии функционировали 642 государственных госпиталя на
51 730 койко-мест (93% всех коек) и 265 частных учреждений. Таким
образом, на 1 тыс. человек населения приходится 2,6 койко-мест в
государственных учреждениях. Более половины финансирования госпиталей
(62,4%) приходится на оплату труда персонала. Среднегодовая зарплата
рядового ординатора в Австралии составляет около 100-150 тыс.
австралийских долларов, специалиста – 300-400 тыс. (в отдельных случаях
– значительно выше); медицинской сестры – 65-75 тыс. На лекарственные
средства затрачивается 6-7%, на хозяйственные услуги – 12%, на
электроэнергию –10% общегоспитального финансирования. Стоимость
хирургических операций довольно высокая и колеблется в широком диапазоне
от 1-2 до нескольких сотен тысяч австралийских долларов.

Дорогостоящими являются сложные операции (в частности, трансплантация
органов) – от 300-500 тыс. австралийских долларов. Продолжительность
пребывания больного в стационаре в относительно невелика: в среднем
составляет 3,6 дня в государственных госпиталях, 2,5 – в частных. Как и
в большинстве других стран, госпитализация пациентов осуществляется в
двух основных направлениях: планово и по неотложным медицинским
показаниям. Больных,
доставляемых в приемное отделение бригадой скорой медицинской помощи,
принимают в первую очередь. В качестве примера планировки и режима
эксплуатации государственных госпиталей Австралии приведем сиднейский
госпиталь им. Принца Уэльского (POWH), рассчитанный на 450 коек. За год
в госпитале более 3 тыс. сотрудников оказывают помощь примерно 30 тыс.
стационарных пациентов и 40 тыс. пациентов, нуждающихся в неотложной
амбулаторной медицинской помощи. Этот госпиталь является одним из Этот
госпиталь является одним первых крупных больничных медицинских
учреждений Австралии, в первом своем варианте был создан в 1852 г. В
последующем он неоднократно перестраивался и перемещался, увеличивалась
его коечность, менялся профиль деятельности и обслуживаемого контингента
( с 1915 г. ряд лет госпиталь был трансформирован в военный).

Современный свой статус он получил в 1953 году и в настоящее время
является авторитетным многопрофильным лечебным учреждением, клинической
базой одного из крупнейших и известнейших университетов Австралии –
медицинского факультета университета Нового Южного Уэльса. Госпиталь
включает в себя более 30 палатных и других зданий разной этажности,
вертолетную площадку, подземный паркинг для сотрудников и ( платный) для
посетителей.

Северо-восточную часть территории госпиталя занимают здания детского и
акушерско-гинекологического госпиталей. По данным за 2014 г количество
пациенто-дней составило 504377, средняя продолжительность пребывания в
стационаре – 5,2 дня. Госпиталь аффилирован с рядом расположенным
медицинским факультетом одного из крупнейших и авторитетнейших высших
учебных заведений Австралии — Университета Нового Южного Уэльса, а
также с колледжем по подготовке медицинских сестер.

По данным за 2014 г количество пациенто-дней составило 504377, средняя
продолжительность пребывания в стационаре – 5,2 дня. Госпиталь
аффилирован с рядом расположенным медицинским факультетом одного из
крупнейших и авторитетнейших высших учебных заведений Австралии —
Университета Нового Южного Уэльса, а также с колледжем по подготовке
медицинских сестер.

Территории госпиталя (аэросьемка)

*Территории госпиталя (аэросъемка)*

Застройка территории госпиталя ( схема )

*Застройка территории госпиталя (схема)*

Работающее круглосуточно приемное отделение госпиталя состоит из
нескольких помещений – осинового зала и нескольких вспомогательных.
Обратившиеся за неотложной помощью самостоятельно, регистрируются в
справочно-регистрационном бюро и ожидают в специальном фойе, осмотра их
дежурными врачами в прилегающих кабинетах (в большинстве случаев в
порядке очереди). ) В зависимости от диагноза и состояния пациента,
осмотр может ограничиться консультативным обследованием и получив
указания и рекомендации врача обратившийся за неотложной помощью
возвращается домой для продолжения амбулаторного лечения. Если же
предварительный диагноз и состояние пациента требуют дальнейшего
наблюдения и обследования, он переводится в основной зал, в котором
получает отдельную койку в изолированном отсеке или палате. В каждом из
них имеются мониторы для визуального наблюдения за сердечной деятельностью.

Современное здание госпиталя (главный вход)

*Современное здание госпиталя (главный вход)*

В основном зале проводится более углубленное обследование (анализ крови,
рентген и др.), к больному прикрепляется врач-интерн, он обследуется
квалифицированным специалистом, при необходимости вызываемым
консультантом из профильного отделения. Если четких показаний для
госпитализации нет, или она не требуется, больному предоставляется
возможность возвратиться домой, либо некоторое время (обычно ночью, в
пределах суток) он продолжать находиться на выделенном ему месте в
приемном отделении. В этом случае его обеспечивают питанием. Больные,
доставленные скорой пошью временно находятся на каталках-носилках в
другом отсеке, и после предварительного ознакомления также размещаются в
основном зале. Если характер заболевания и состояние больного требуют
дальнейшего стационарного наблюдения и лечения, решается вопрос об
отделении, куда следует поместить больного. Нередки случаи, когда в
зависимости от наличия свободных мест, первоначально больного
транспортируют и временно размещают в отделение не по профилю его
заболевания.

Однако, врачебное наблюдение и все назначения осуществляют приходящие
профильные специалисты, но текущие манипуляции выполняются медицинским
персоналом отделения в котором больной фактически находится. Это конечно
создает определенные неудобства (как для больного, так и для наблюдающих
его врачей профильного отделения), но такая ситуация все же
предпочтительней чем размещение больного не в палате, а в коридоре или
каком-либо ином приспособленном и надлежаще не оборудованном помещении.
Несмотря на пребывание в индивидуальном изолированном и благоустроенном
отсеке (мини-палате) специфика больничной жизни не обеспечивает больному
полного спокойствия. Наиболее ощутимо оно в ночные и ранние утренние
часы. Ночью медсестры несколько раз заходят в палату, выполняют
различные манипуляции нуждающимся в них больным, зажигают свет, уже с 6
утра зажигается свет в коридоре (дверь в палату открыта), начинается
интенсивное хождение медсестёр фасующих лекарства для раздачи больным,,
уборка палат. Компенсировать прерываемый ночной сон днем затруднительно,
т.к. дневное время еще более нагружено различными посещениями,
манипуляциями, перевозками и др. Заслуживает внимания наличие в палатных
отделениях большого количества различных вспомогательных помещений (для
персонала, хранения материалов и оборудования, манипуляционных,
туалетов). Примерное соотношение количества и площадей палат и
вспомогательных помещений 1:1. В большинстве отделений одну половину
коридора (с доступом естественного освещения)занимают палаты и
упомянутая выше комната отдыха, все вспомогательные помещения занимают
его противоположную сторону.

Несомненным достоинством обслуживания пациентов в госпитале является
организация их повседневного питания, которую обеспечивает довольно
многочисленная служба изготовления и доставки пищи. Прежде всего следует
отметить, что больные имеют возможность выбора желаемых блюд и продуктов
из предлагаемого им накануне их перечня на следующий день
(полуресторанный тип питания), который получает каждый больной. В этом
перечне приводятся наименования блюд и продуктов на завтрак, обед (ланч)
и ужин. По каждому приему указываются 3-5 вариантов основного блюда и
ряд вспомогательных (3 вида хлеба, порция масла или маргарина,
фасованные джемы, чай или кофе, молоко в 200 граммовой бутылочке,
фасованные фруктовые соки). Заказанные блюда доставляются больному
непосредственного в палату на подносе 3 раза в день (в 8, 12 и 18.00
часов), каждый раз к ним прилагается упаковка пластмассовых столовых
принадлежностей (две ложечки, вилка, ножик), упаковки соли и перца. Все
заказанные продукты подаются на подносе, устанавливаемом на прикроватном
столике, который при необходимости может быть расположен так, что
больной мог принимать пищу лежа в постели. К принесенному питанию,
каждый раз прилагается распечатка с указанием фамилии больного и
перечнем доставленных блюде и продуктов. Если больной нуждается в
диетическом питании, в этой распечатке указывается заболевание,
требующее такую диету и соответствие ей принесенного. Так, например, для
подслащивания чая (кофе) больной диабетом вместо сахара, получает 2
упаковки искусственного подсластителя. Помимо, трех основных доставок, в
16.00 и 21.00 сотрудник службы питания обходит все палаты и предлагает
желающим больным (и их посетителям) чай или кофе, с небольшой упаковкой
(2-3 шт.) печенья. На случай неотложной необходимости, персонал
отделения имеет возможность в любое время предложить больному сэндвич и
горячий чай (кофе).

В госпитале практикуется довольно льготный режим посещения больных
родственниками и знакомыми. За исключением «тихого часа» (между 13-15
часами), хотя соблюдается он не очень строго – выполняются некоторые
диагностические процедуры и обследования вне отделения, приходят
врачи-консультанты, посетители, в остальные часы с 7.00 до 22.00
посещение больных не ограничивается. Помимо весьма важного
психологического контакта, такие посещения используются для передачи
чистого нательного белья, пижам, книг, корреспонденции, предметов личной
гигиены и других негромоздких предметов, необходимых больному. Больному
разрешено пользоваться мобильным телефонов, за умеренную плату он может
быть подключен к городскому телефону (аппарат имеется у каждой койки). В
каждом отделении имеется хорошо оборудованная (телевизор, мягкие диваны,
небольшое количество книги и журналов, популярная медицинская
литература, информационные материалы), специальная комната, которая
может быть использована для конфиденциальных собеседований с врачами-
консультантами и другими посетителями, а также для отдыха самостоятельно
передвигающимися больными.

Поддержанию чистоты и профилактического режима во всех отделениях
имеются многочисленные приспособления для обработки рук (специальные
распылители с антисептиками прикреплены к каждой кровати, их много и в
других местах, на стенах). Персонал, посетители, сами больные весьма
активно пользуются этими приспособлениями. Следует отметить, что как в
палатах, так им в других помещениях в удобных упаковках развешаны
емкости с резиновыми перчатками, которые довольно часто меняются
медицинским персоналом при выполнении тех или иных манипуляций (по моим
наблюдениями, каждая медицинская сестра за смену меняла перчатки не
менее 15-20 раз). Вместе с тем, врачебный персонал и посетители как
правило в большинстве находятся в палатных отделения в обычной одежде,
не одевая халаты.

Как персонал, так больные и их посетители имеют доступ к специальному
помещению, в котором круглосуточно работает бачок с горячей питьевой
водой, есть пакетики с чаем и кофе, холодильник, стол и стулья.

На каждом этаже, расположены автоматы, в которых за плату (она несколько
выше, нежели в городских магазинах) можно самостоятельно приобрести
фасованные продовольственные изделия (чипсы, бутерброды, кондитерские
изделия, бутылочки с разными напитками).

Между палатой, диагностическим, процедурными и другими общебольничными
помещения расположенными на разных этажах, может быть довольно
значительные расстояние, которое большинство больных самостоятельно
преодолеть не могут. Для этого в госпитале существует специальная
вспомогательная служба развозки, многочисленные и надлежащим образом
подготовленные сотрудники которой, обеспечивают доставку больного ( в
приспособленных для этого креслах, в кровати, не отключая капельниц и
т.п.) к нужному помещению и возвращению их обратно в палату. При
необходимости больного сопровождает сестра отделения, но в большинстве
случаев доставка и возвращение больного осуществляется без её участия,
оно ограничивается подготовкой больного к перевозке и передачей
развозчику нужной о нем документации. Сложной является проблема
языкового контакта персонала с больным, плохо или вовсе не владеющим
английским языком ( среди них нередко встречаются и пожилые
русскоговорящие больные пациенты). Частично проблему языкового контакта
разрешают приходящие к больному родственники и знакомые, владеющие
английским, иногда могут быть привлечены профессиональные переводчики из
бюро услуг, в некоторых случаях привлекаются сотрудники отделения,
владеющие необходимым иностранным языком. Следует однако, отметить, что
даже при этом, отсутствие прямого разговорного контакта больного с
дежурной медсестрой, врачамо и другим персоналом весьма отрицательно
отражается на нем, способствует развитию депрессивных состояний,
порождает у больного дополнительное напряжение.

В большинстве отделений, вне зависимости от степени видимого
загрязнения, ежедневно меняется комплект постельного белья. Больной
имеет возможность принять душ, при необходимости в выполнении этой
процедуры и смене личного белья ему помогает дежурная медсестра.

К нижней части корпуса кровати прикреплено металлическая держалка, в
которую помещается специальная пластмассовая емкость для сбора мочи. Ею
самостоятельно пользуются больные, которые не могут посетить туалет.

Типовая конструкция палатной койки с регулируемой конфигурацией

*

Типовая конструкция палатной койки с регулируемой конфигурацией

*

Характеризуя условия и режим медицинского обслуживания больных в
условиях больничного стационара нельзя не упомянуть о
медико-деонтологических их аспектах. В Австралии они базируются*н*а
документах Всемирной Организации Здравоохранения, принятых вскоре после
окончания Второй мировой войны («Женевская декларация», 1948,
«Международный кодекс медицинской этики», 1949 и др.).**Этими и другими
базовыми документами, в качестве приоритетных рассматриваются три
основных составляющих практической деонтологии – «медицинский работник –
больной», «медицинский работник – родственники больного», «медицинский
работник – медицинский работник».*Э*тико-деонтологическим аспектам
современной австралийской медицины уделяется значительное внимание, они
отражены и в медицинском образовании, и в науке, и в повседневной работе
по охране здоровья населения. Австралийским Медицинским Советом
разработан ( август 2008 г.) и реализуется «Кодекс профессионального
поведения». /Австралийская медицинская ассоциация , членами которой
являются большинство австралийских врачей, также имеет свой код этики
(//AMA «Code of Ethics»). В нем подчеркивается необходимость поддержания
высоких стандартов медицинской помощи, уважения к больным,
ответственности за больных, этические основы клинических испытаний,
необходимость делиться опытом со своими коллегами, правила
профессионального поведения, рекламы своих услуг, отношений с коллегами.
/Помимо АМА этические и деонтологические аспекты своей деятельности
регламентируют и многие другие организации, имеющие отношение к
медицинскому обслуживанию населения Австралии информированности
больного, личностные взаимоотношения врача (медицинского персонала) и
пациента, межличностные отношения медицинских работников, проблемы
эвтаназии и ряд других ( более подробно эти вопросы отражены в статье
И.И.Никберга и П.А.Ангелуцы АНГЕЛУЦЫ «Этико деонтологические аспекты
австралийской медицины» / «Здоровье Украины», № 2-3, 2010,
www.health-ua.com Оценивая организацию и содержание лечебной работы
госпиталя следует признать, что они не лишены определенных недостатков.
Это проявляется и в случаях проявлениях недобросовестной в
деонтологическом отношении работы медицинского персонала, а также
имеющих место случаях врачебных и медсестринских ошибок приводящих в
тяжким последствиям (к сожалению, по данным ВОЗ, практически во всех
странах такие ошибки встречаются довольно часто). Не лишены их и
австралийская медицина, встречаются они и в госпитале принца Уэльского.
Однако, эти недостатки не умаляют положительных достижений госпитальной
медицины Австралии, заслуживающей изучения и использования в странах
бывшего СССР.

(с) И.И.Никберг, 2016

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос