Бронхиальная астма и беременность……..

Общее число больных бронхиальной астмой в мире превышает 150 млн. В
России, согласно данным эпидемиологических исследований, ею страдают
около 7 млн человек (9% детей и 5% взрослых), из них около 1 млн –
тяжелыми формами. Однако истинная распространенность бронхиальной астмы
может быть в несколько раз выше, поскольку официально она регистрируется
лишь у одного из 4–5 больных. Повышенного внимания требуют пациенты,
относящиеся, по определению GINA, к группе «особых случаев бронхиальной
астмы», в частности беременные женщины с бронхиальной астмой.

Бронхиальная астма – не противопоказание для беременности. Основные
проблемы связаны не с фактом наличия бронхиальной астмы, а с плохим ее
контролем. Наибольший риск для плода представляет состояние гипоксии,
которое возникает из-за неконтролируемого течения бронхиальной астмы.
Для рождения здорового ребенка необходимо получать лечение,
соответствующее тяжести заболевания, чтобы не допустить учащения
появления симптомов и развития гипоксии. Состояние здоровья детей,
рожденных матерями с хорошо контролируемой астмой, сопоставимо с
состоянием здоровья детей, чьи матери не страдают данной патологией.
Приводим описание истории болезни пациентки с диагнозом: бронхиальная
астма, атопическая форма, тяжелое персистирующее течение,
неконтролируемая. ДН1. Беременность 9–10 нед.
Пациентка В.Н.О., 1991 г. р., наблюдается в Пульмонологическом центре г.
Челябинска с 2013 г.
Основные жалобы: приступы удушья, возникающие 4–5 раз днем при
незначительной физической нагрузке и в покое, а также 2–3 раза ночью,
купирующиеся ингаляцией 2 доз фенотерола через 20–25 мин. Периодическая
одышка экспираторного характера, преимущественно в утренние часы.

Анамнез заболевания: больной себя считает с 2013 г. Впервые заболевание
проявилось чувством дискомфорта при дыхании, невозможностью свободного
дыхания на фоне ОРЗ. Спустя 2–3 мес., после переохлаждения на улице, у
больной появились головная боль, приступообразный сухой кашель без
мокроты, приступ удушья, сопровождающийся чувством стеснения в груди,
затруднением выдоха. Круглогодично отмечала насморк и незначительные
выделения из носа.

Самостоятельно обратилась в Городской пульмонологический центр г.
Челябинска. Проведено физикальное, лабораторное обследование. При
проведении исследования функции внешнего дыхания (ФВД) выявлено тяжелое
нарушение вентиляционной функции легких по обструктивному типу с
положительным бронходилатационным тестом, общий IgE – 399 ME/мл. Был
поставлен диагноз: бронхиальная астма, атопическая форма, тяжелое
персистирующее течение, неконтролируемая. Круглогодичный аллергический
ринит, обострение. Назначено лечение: будесонид 200 мкг 2 ингаляции 2
р./сут., объяснена техника ингаляции, монтелукаст 10 мг на ночь.
Состояние улучшилось: приступы удушья больную не беспокоили,
самостоятельно прекратила пользоваться ингалятором. Спустя 1,5 мес.
больная заметила, что одышка экспираторного характера стала появляться
чаще (до 4 раз в сутки – в покое, при незначительных физических
нагрузках и волнении) и купировалась ингаляцией одной дозы фенотерола
через 15–20 мин. Приступы удушья экспираторного характера стали
беспокоить больную днем 2–3 раза в неделю и 1–2 раза в месяц ночью.
Приступы возникали при незначительной физической нагрузке, волнении,
сопровождались чувством стеснения в груди, громким приступообразным
кашлем с трудноотделяемой мокротой в небольшом количестве, купировались
ингаляцией одной дозы фенотерола через 15–20 мин.
История жизни: росла и развивалась в соответствии с возрастными нормами;
в умственном и физическом развитии от сверстников не отставала, вела
активный образ жизни. Образование высшее. Профессиональных факторов
риска не имеет. Акушерско-гинекологический анамнез: начало менструаций в
12 лет, регулярные, малоболезненные, длительностью до 5 дней. Начало
половой жизни в 19 лет. Беременность первая. Перенесенные заболевания: в
детстве отмечает ОРВИ 1 раз в год, ветряную оспу, краснуху.
Аллергологический анамнез: реакция на шерсть животных (собак, кошек) в
виде бронхоспазма. Не курит, алкоголь и наркотики не употребляет.
Наследственность отягощена – у матери и сестры бронхиальная астма с детства.

Объективные данные на 2.03.2015 г.: общее состояние удовлетворительное.
Рост 175 см. Вес 64 кг. Телосложение правильное. Кожные покровы и
видимые слизистые оболочки: чистые, обычной окраски. Органы дыхания:
частота дыхания – 17 дыхательных движе­ний/мин. Дыхание ритмичное,
смешанного типа. Носовое дыхание не затруднено. Область придаточных
пазух при пальпации безболезненная. Голос четкий. Форма грудной клетки
правильная. Правая и левая стороны симметричные. Обе половины участвуют
в акте дыхания симметрично. При глубоком вдохе подвижность не
ограничена. Вспомогательная мускулатура в акте дыхания не участвует.
Ребра имеют косой ход в переднезаднем направлении. Реберные промежутки
не расширены, лопатки прилегают плотно, ключицы расположены симметрично.
При пальпации болезненность по окологрудинной, среднеключичной,
передней, средней и задней подмышечным, подлопаточным и
паравертебральным линиям с правой и левой сторон не определяется.
Голосовое дрожание в девяти парных точках и резистентность не изменены.
При сравнительной перкуссии определяется ясный легочной звук с правой и
левой сторон. При аускультации выслушивается ослабленное везикулярное
дыхание. Рассеянные сухие хрипы. Бронхофония отсутствует. Язык влажный,
обложен белым налетом у корня. Слизистая полости рта розового цвета, без
изменений; язв, трещин и эрозий нет. Зев не гиперемирован, миндалины не
увеличены. Акт глотания не нарушен. Живот округлый, не увеличен в
объеме, симметричный, участвует в акте дыхания.

Проведено обследование: в общем анализе крови наблюдается лейкоцитоз до
9,6х109/л, эозинофилия до 9% и повышение СОЭ до 20 мм/ч.
Анализ мокроты: количество – 6,0. Характер – стекловидная, консистенция
– вязкая, эозинофилы – 5–6 в поле зрения, лейкоциты – 30–40 в поле
зрения, эпителиальные клетки – 7–8 в поле зрения, альвеолярные клетки –
0–2 в поле зрения. МБТ – отриц.
Диагноз после дообследования: бронхиальная астма, атопическая форма,
тяжелое персистирующее течение, неконтролируемая. ДН1.
В конце февраля 2015 г. в женской консультации была констатирована
беременность сроком 9–10 нед. Направлена на консультацию к пульмонологу
для коррекции ведения.
Исследование ФВД от 2 марта 2015 г. (рис. 1):
Заключение: значительное снижение вентиляционной функции легких по
обструктивному типу, бронходилатационный тест положительный –
коэффициент бронхиальной дилатации – 107%, ∆ ОФВ1 – 1,89 л.
Пациентка получала лечение – фенотерол по потребности, будесонид – 200
мкг 2 вдоха 2 р./сут., монтелукаст – 10 мг на ночь.
В динамике состояние улучшилось, уменьшились приступы удушья в дневное
время, в ночные часы не регистрировались (рис. 2).
В настоящее время пациентка продолжает принимать будесонид 200 мкг 1
вдох 2 р./сут., фенотерол по потребности (не более 1 раза в 1–2 нед.).
Последнее исследование ФВД от 26.07.2015 г. (рис. 3): нарушений легочной
вентиляции и признаков бронхиальной обструкции не отмечается.
Пациентка наблюдалась у гинеколога в женской консультации по месту
жительства. Беременность протекала без осложнений. 23 сентября 2015 г.
произошли самостоятельные роды, ребенок доношенный, рост 52 см, вес 3200
г, 8/8 баллов по шкале Апгар.

Заключение: во время беременности примерно у трети женщин, больных
бронхиальной астмой, течение заболевания ухудшается, у трети становится
менее тяжелым, а у оставшейся трети не меняется. Правильно подобранное
лечение позволяет вести беременность без осложнений и надеяться на
благоприятный исход.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос