Больница для миллионеров…….

Довелось мне тут полечиться в венской больнице как миллионерше. Правда,
всего два дня. Но зато каких!

Наталья Барабаш

имя: /Наталья Барабаш/

Профессиональный журналист, последние 16 лет работала в газете »
Комсомольская правда», была шеф-редактором еженедельника «КП» и
заместителем главного редактора газеты. Сейчас живет в Вене, очень
любит этот город и готова рассказывать о нем бесконечно.
А начиналось все безрадостно. Профессор посмотрел на очередные
мои печеночные пробы. И спросил в лоб:

— Водку пили?

— Не-е-ет, — отвечаю я.

— Сколько часов не пили?

Я задумалась.

— Месяца два как. Не знаю, сколько это будет в часах…

— А анализы такие, будто пили! — не поверил он мне. И то правда, какой
же русский не пьет водку! — Ну тогда в больницу. Страховка частная есть?

А здесь у большинства, кто работает, и их родных, есть частная
страховка, которая покрывает расходы на улучшенные условия в больницах.
Так что я кивнула.

По дороге заехала в магазин и купила отличный спортивный костюмчик,
чтобы удобнее в больничке на кровати валяться. А только залезла я дома в
интернет, и меня заколбасило. Какой там к черту «Nike»!

«Эту клинику можно сравнить с пятизвездочным отелем. Зимние сады,
просторные палаты максимум на двух человек, индивидуальный интернет и
телевизор у каждого пациента, уютное кафе» — пишут эти гады на сайте.

И фотки выставляют: огромный зал с пальмами. В центре — черная туша
рояля. На ней — роскошная ваза с цветами. И пациентки вокруг за
столиками сидят. В стильных брючках, ярких кофточках и в туфельках на
каблучках. Ничего себе, где мой врач работает!

— Катастрофа! — запаниковала я. — Мне же совсем нечего в больницу надеть!

Только к вечеру чемодан был уложен. Ну там платьице для сдачи крови,
наряд для УЗИ, деловой костюмчик для процедур..

Утром мы подъехали к шикарному особняку в парковой зоне. Зашли в холл.
Сразу три дежурных на первой рецепции бросились к нам, побросав свои дела.

— Позвольте вас проводить!

Все оформление заняло три минуты. Я только робко спросила:

— А вот это вот все… С роялем… 750 евро в сутки…Страховая компания
будет оплачивать?

— Даже не беспокойтесь! — говорят. — Мы сами им чек отправим, и сами
деньги получим. Только вот здесь распишитесь! И наш сотрудник проведет
вас в палату!

Ну что вам сказать. Много я видела в своей жизни палат. Но в такой еще
не была. Прямо перед входом — бесплатный буфет с чаем (сортов 20), кофе,
булочками и фруктами. Большая комната на двоих.

Внутри в отдельном шкафчике — штук 20 бутылок минеральной воды и милые
мелочи на все случаи жизни. Халат там махровый, ночнушки разные. Но
больше всего потрясла меня кровать.

Я даже испугалась: при моем техническом идиотизме смогу ли ее освоить?
Уж очень она напоминала кресло в космическом корабле. Одних пультов
управления — три! Первый позволяет менять конфигурацию кровати: по
нажатию кнопочки она принимает 6 разных положений.

Поизвивавшись на ней, как гусеница, я благоразумно решила впредь
кнопочки не трогать. Над головой — пульт вызова медперсонала с девятью
разными клавишами. Наверное, вплоть до главврача.

А над кроватью застыла стрела крана, на которой прикреплен большой
экран, словно гигантский айпад. Это телевизор, он же компьютер с
индивидуальным выходом в интернет. Работает от тактильного нажатия.

Я офигела. Тут к моей соседке подскочила медсестра.

— Не желаете ли чего? — спрашивает. — Может, чаю принести? Или не надо
ли какой таблеточки? А может, воды минеральной?

— А мне можно воды? — спрашиваю. Медсестра смотрит на меня удивленно,
через силу улыбается, дает воды, и опять перед соседкой пляшет. Даже
обидно стало. Совсем нас, русских, не уважают.

А только тут заходит в палату еще одна девушка в белом халате. На
соседку мою не смотрит, улыбается лично мне.

— Я, говорит, ваша персональная медсестра! Не желаете ли чего?

А у меня, как назло, и желания кончились. Одно ошеломление осталось: на
каждую пациентку — по медсестре?

Потом, правда, шок прошел. Персональные-то они персональные. А на вызов
по 15 минут не приходят как вполне себе обычные.

Тут дверь открывается. И заходит мужик: итальянец лет 60, в жилетке, с
галстуком бабочкой. Ну, думаю, страховой агент. Оказалось — официант.

— Я, — говорит, — сейчас буду вас обслуживать. Вот вам меню, выбирайте
блюда!

Читаю. Три вида обеда и ужина: ну там консоме разные, салаты из
креветок, прошутто, венский шницель, ризотто с морепродуктами. И еще два
отдельных меню: вегетарианское и диабетическое. Официант их ненавидел.
Он был сторонник обильной калорийной нездоровой еды.

— Креветки? Белиссимо! — вьется он около соседки. — Но вы возьмите лучше
эту баранинку в кислом соусе! Повар ее делает — пальчики оближешь! И вот
этот шоколадный десерт! Врач сказал нельзя? Да кто их слушает, этих
врачей! Вы съедите наш десерт и сразу выздоровеете! Диарея? Ну и что!
Знаете, пусть лучше продукты быстро оборачиваются, чем застаиваются!

— А вам, мадам? — кидается ко мне. — Вот этого кролика, а? С этим
консоме? Пюре? Нежнейшее, как облако? И пирожное? А? А? Все! Ставлю
галочку! Замечательный выбор! Итак, повторю!

И он еще раз любовно перечисляет все блюда, ласково катая названия во
рту, как блестящие леденцы.

— Вижу, вы очень любите свою работу! — говорю. Еда заранее оплачена,
чаевых нет….

— Очень! Я обожаю, когда люди едят! И представьте — дома у меня жена,
которая в свои 55 лет весит 45 килограмм! Пьет йогурты, питается одной
травой. Ка-таст-ро-фа!!!! Лишь на работе и отдыхаю…

Только ушел официант, появился паренек запредельно высокого роста. С
креслом на колесиках.

— Позвольте, я вас эх, прокачу на сдачу крови. Я теперь к вам приставлен
для этого дела. Ну а на процедуру уже прямо на кровати поедем!

— А можно, — робко говорю я, — до сдачи крови своими ногами дойду? Пока
еще не совсем плоха…

— Можно, — отвечает парень. — Но только я кресло рядом покачу. Вдруг вам
в дороге захочется присесть?

Оказалось, Пауль проходит здесь альтернативную службу. Из его класса 8
мальчишек пошли в такие вот альтернативщики, и лишь трое — в армию.

— А чего там время зря тратить? — говорит. — Зато здесь я полезен людям!

Правда, потом, после процедуры парень немножечко забыл меня в коридоре.
Вместе с чудо кроватью. Мы с ней примерно с полчаса портили вид
закусывающим у рояля в кафе. Но потом ничего, вспомнил. Откатил
обратно. Остальная часть дня прошла как в раю.

А только просыпаюсь я утром. Завтракаю. Валяюсь на кровати. Ем булочки.
Телик смотрю.

И тут — оп-па! Входит моя персональная медсестра.

— Звонил ваш врач, — говорит. — Сказал, что анализы хорошие. Можете
ехать домой. А на той недельке — уже к нему на прием.

Не ожидала я от врача такой подлости — даже сериал не успела
досмотреть. Растерянно спрашиваю:

— Что, прямо сейчас уезжать? Больше ничего не надо?

— Нет! — говорит. — Просто скажете нам на рецепции: до свидания!

Улыбается и уходит.

Ну делать нечего. Начинаю я снимать с себя больничное. И тут вижу — а
иголку-то они из вены не вынули: забинтовали, чтобы каждый раз не
прокалывать, и оставили. Бегу к медсестрам.

— А вы ничего не забыли? — спрашиваю.

— Что вы имеете в виду?

— Вот эту вот иголку! — закатываю рукав. — Я чуть было с ней домой не ушла!

— Ой! — говорит медсестра. — Как-то совсем из головы вон, что мы ее вам
поставили! Сейчас я ее прямо тут выну!

Возвращаюсь в палату. Снимаю рубашку: господи! А повязку-то после
процедуры!

Снова иду на рецепцию.

— Девушка! — говорю. — А ранку мне чем-нибудь обрабатывать надо?

— Какую ранку?

— Да вот эту!

И задираю рубашку.

— Ой! — говорит девушка, глядя на большую нашлепку на моем боку. —
Неудобно получилось. Процедуру-то вам в другое дежурство делали. Ну я и
забыла… Вы тогда возвращайтесь в палату, я приду и все сделаю. Вам еще
вчера надо бы эту повязочку сменить…

В палате протягивает мне коробочку:

— И таблеточки с собой возьмите! Вам врач прописал!

Беру таблетки. Приезжаю домой. А как их принимать? Звоню в дорогую
больничку. А там с изгнанниками из рая уже не очень церемонятся.
Отвечают раздраженно:

— С врачом поговорить? Нет, нельзя! Ему некогда! Антибиотик прописал?
Как принимать? А в чем проблема? Сходите в аптеку и спросите!

Вот вам и 750 евро в день. Так и могла пойти домой: с иглой в
вене, нашлепкой на боку. И сразу на консультацию в аптеку. Что ни
говорите, а все больнички чем-то похожи… Богатые тоже плачут.

***

— Доктор! — потом спрашиваю. — Так что у меня?

— А ничего! — говорит. — По нашим тестам вы здоровы.

— Но как же… А бок болит? Тошнит? Печеночные пробы плохие?

— А вы попробуйте не пить водку.

— Доктор! Я спиртное вообще не пью. Не могу.

— Вот и отлично. Хотя бы два месяца продержитесь. И еще раз посмотрим.
Удачи вам!

Жмет руку и настойчиво провожает к двери. Там волнуется огромная очередь.

Отличная тут медицина. Отличная. Анализы крови — на пяти страницах.
Оборудование — новейшее. Лекарства — действенные. Но если не попал в
стандарт — все. Никакая страховка не поможет.

…А рояль вечером так и не играл. Зря только вечернее платье брала!

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос