Актуальные проблемы лечения беременных с рецидивирующей хламидийной инфекцией……..

Актуальные проблемы лечения беременных с рецидивирующей хламидийной
инфекцией……..
П. В. Буданов, кандидат медицинских наук, доцент/
ММА им. И. М. Сеченова, Москва *
Специфические инфекционные заболевания полового тракта у беременных значительно увеличивают частоту материнских и перинатальных осложнений. Такая инфекция, как хламидиоз, ассоциированная с микоплазмами, цитомегаловирусная, герпесвирусная инфекции, а также их сочетание с бактериальными поражениями являются одной из ведущих причин перинатальной смертности (Королева А. И., 2000; Стрижаков А. Н. и соавт., 2003). В последние годы возросло число хламидийной, вирусной, микоплазменной и смешанной инфекций, борьба с которыми представляет значительные сложности в связи с развивающейся устойчивостью микроорганизмов к антибиотикам и особенностями ответных реакций организма (Глазкова Л. К., 1999; Рюмин Д. В., 1999; Семенов В. М., 2000;
Хрянин А. А., 2001; Johnson R. A., 2000).
По-прежнему высокой остается частота урогенитального хламидиоза у беременных, колеблющаяся от 3% до 74% по данным различных авторов (Асцатурова О. Р., 2001; Прилепская В. Н. и соавт., 1998; Семенов В. М., 2000; Hiltunen-Back E., 2001; Stamm W. E., 1999).
В настоящее время доказано, что Chlamydia trachomatis является облигатным паразитом человека. Заражение происходит при половом контакте, редко — бытовым путем (Плиева З. А., 2000; Morion R. S., Kinghom G. R., 1999).
Хламидийная инфекция ведет к прерыванию беременности, невынашиванию, развитию фетоплацентарной недостаточности, внутриутробному инфицированию (ВУИ) плода, послеродовым воспалительным заболеваниям, неонатальным инфекциям.
В I триместре беременности наиболее характерным осложнением является угрожающий выкидыш, неразвивающаяся беременность и спонтанный аборт, это актуально, как для естественной беременности, так и для беременности возникшей в результате ЭКО, в том числе и ЭКО в Корее . Во II и III триместрах угроза прерывания беременности имеет длительное течение, а токолитическая терапия дает, как правило, нестойкий эффект. Это связано с инфицированием амниона хламидиями, которое встречается у 65% беременных. Тельца /Chlamydia trachomatis/ выявлены во всех тканевых структурах плаценты женщин с генитальным хламидиозом. Отмечено, что пораженные хламидиями клетки обнаружены в просвете капилляров ворсин хориона, что указывает на возможный гематогенный путь передачи инфекции от матери к плоду. В плацентах женщин с генитальным хламидиозом происходит нарушение иммунного гомеостаза с образованием патогенных иммунных комплексов (ПИК), включающих IgM, IgG, IgA и фиксирующих С3-фракцию комплемента как маркер патогенности. Показано, что фиксация ПИК на мембранных структурах плаценты приводит к разрушению мембран синцития и плацентарного барьера. Последнее вызывает развитие плацентарной недостаточности и повреждение фето-плацентарной системы.
В случаях инфицирования амниотических оболочек может развиться многоводие, специфическое поражение плаценты (плацентит), плацентарная недостаточность, гипотрофия и гипоксия плода. Истинные пороки развития плода не являются патогномоничными для хламидийной инфекции.
В процессе эхографического обследования беременных с внутриутробным инфицированием достоверно чаще встречаются следующие эхографические признаки: многоводие, маловодие, гиперэхогенная взвесь в околоплодных водах, изменения плаценты. При проведении ультразвуковой плацентографии у женщин с инфекционной патологией гениталий обнаруживаются следующие изменения: утолщение плаценты, разнородная эхогенность паренхимы плаценты, преждевременное «старение» плаценты, расширение межворсинчатых пространств, расширение субхориального пространства, утолщение/удвоение контура базальной пластинки. В 75% имеется сочетание двух или нескольких вариантов изменения эхографической структуры плаценты.
Следует отметить, что при наличии более двух эхографических маркеров у новорожденного в 82% наблюдений постнатально диагностируется внутриутробная инфекция.
Для беременных с хламидийной инфекцией и фетоплацентарной недостаточностью первичными ее проявлениями являются нарушения внутриплацентарного кровотока.
Механизмы ВУИ при хламидийной инфекции включают следующие пути распространения инфекции:
* восходящий — при наличии специфического поражения нижних отделов полового тракта;
* нисходящий — при локализации воспалительного очага в области придатков матки;
* трансдецидуальный — при наличии инфекции в эндометрии;
* гематогенный — в большинстве случаев обусловлен способностью хламидий длительно персистировать в лимфоцитах периферической крови;
* контагиозный — прямая контаминация новорожденного при прохождении через родовой канал.

При отсутствии гипоксии плода и аспирации инфицированного содержимого родового канала риск развития тяжелой инфекции у новорожденного ниже, чем при длительном контакте плода с инфицированной средой во время беременности. Так, почти половина новорожденных от матерей с хламидиозом имеют клинически выраженную инфекцию.
К неонатальным проявлениям хламидийной инфекции относятся поражения кожи
и слизистых (конъюнктивит), пневмония, отит, вульвит, уретрит. У
недоношенных детей возможно развитие специфического миокардита после
хламидийной пневмонии, описаны случаи хламидийного менингита и энцефалита.
В зависимости от пути заражения и инфицирующей дозы, проявления перинатальной хламидийной инфекции могут встречаться не только в первые 168 ч жизни новорожденного (ранний неонатальный период), но и реализовываться в течение первых месяцев жизни ребенка.
Основным методом борьбы с подобными осложнениями является своевременное проведение рациональной этиотропной антибиотикотерапии.
В то же время подавляющее большинство (62–84%) генитальных инфекций имеют смешанную этиологию. Среди сопутствующих возбудителей наиболее часто выявляются микоплазмы и уреаплазмы, вирусы, анаэробы и грибы (возбудители нарушений микроценоза влагалища). В связи с этим для лечения инфекций, передаваемых половым путем (ИППП), должны использоваться антибактериальные препараты с высокой биодоступностью и активностью в отношении других бактериальных возбудителей с внутриклеточной персистенцией. Различный спектр осложнений беременности, ассоциированных с инфекционным процессом и многоочаговость поражений, присущая хламидиозу, требует комплексных подходов к терапии.
Пациенткам с бактериальными ИППП чаще всего назначают системную терапию антибактериальными препаратами с учетом предполагаемой или определяемой чувствительности возбудителя.
Общими положениями являются преимущественное использование макролидов как препаратов выбора для лечения хламидийной, микоплазменной и уреаплазменной инфекций у беременных, начало лечения после 20 нед гестации или в III триместре беременности.
Для лечения урогенитального хламидиоза в гинекологической практике используют тетрациклины, фторхинолоны и макролиды. Применение тетрациклинов и фторхинолонов во время беременности и лактации противопоказано из-за наличия неблагоприятных эффектов для эмбриона, плода и новорожденного.
Для лечения беременных с генитальными инфекциями применяются такие
антибиотики группы макролидов, как эритромицин, спиромицин и джозамицин,
использование которых с учетом срока гестации безопасно для матери и плода.
Одним из наиболее изученных с точки зрения безопасности у беременных является макролидный антибиотик джозамицин (Вильпрафен). Важное клиническое значение имеет его высокая активность против таких внутриклеточных патогенов, как /C. trachomatis, M. hominis, M. genitalium, U. Ureallyticum./ Джозамицин быстро и полностью всасывается из желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), создавая максимальную концентрацию в плазме крови уже через 1 ч. Важным аспектом, определяющим успех лечения, является достижение высоких концентраций препарата в тканях по сравнению с плазмой крови. Способность джозамицина накапливаться преимущественно в фагоцитирующих клетках особенно важна для элиминации внутриклеточных возбудителей. Доказано, что фагоциты доставляют джозамицин в места локализации инфекционного агента, где действующее вещество освобождается в процессе фагоцитоза, причем концентрация джозамицина в очаге инфекции на 30% выше, чем в здоровых тканях. В отличие от ряда препаратов данного класса джозамицин не стимулирует двигательную функцию кишечника и не ингибирует такие важнейшие компоненты метаболической системы печени, как цитохром Р 450 и НАДФ-цитохром С-редуктазу. Таким образом, джозамицин отличают оптимальный спектр активности в отношении урогенитальных патогенов, благоприятная фармакокинетика и высокая безопасность, в том числе у беременных.
Следует отметить, что в настоящее время бактериостатический антибиотик эритромицин практически не используется для лечения урогенитального хламидиоза, так как его микробиологическая эффективность зачастую не превышает 30% (Асцатурова О. Р. и соавт., 2001; Страчунский Л. С., 1998;
Ridgway G. L., 1995).
С целью выявления частоты генитальных инфекций, факторов риска их развития, приводящих к осложнениям беременности, родов и их исходов для новорожденного, было проведено обследование 5430 беременных на базе родильного дома и консультативно-диагностического центра при ГКБ № 7 с 1997 по 2005 г.
Контрольную группу составили 200 женщин с отсутствием генитальных инфекций в анамнезе и во время беременности, у детей которых не были диагностированы инфекционно-воспалительные заболевания в раннем неонатальном периоде.
Частота встречаемости заболеваний, передаваемых половым путем, составила 17,85% (969). Структура ИППП у беременных была представлена хламидийной (24,56%), микоплазменной (8,36%), уреаплазменной (3,1%), трихомонадной (4,85%), смешанной (59,13%) инфекциями.
Острые и обострения хронических вирусных заболеваний наблюдались в 10,24% (556 случаев) и были представлены герпетическими поражениями в 8,34%, цитомегаловирусной инфекцией — в 0,78% и папилломавирусной инфекцией — в 1,12%.
Высокая частота смешанных инфекций при хламидиозе, наличие малосимптомного и латентного его течения приводит к необходимости комплексной диагностики ИППП и нарушений микроценоза влагалища.
Ни один из современных методов диагностики хламидиоза не обеспечивает 100% надежности. Поэтому лабораторная диагностика должна основываться на сочетании минимум двух методов, одним из которых должен являться метод полимеразной цепной реакции (ПЦР).
Непосредственная идентификация элементарных телец (ЭТ) и ретикулярных телец (РТ) хламидий возможна при микроскопии мазков, окрашенных по Романовскому–Гимзе. Цитоплазматические включения определяются в виде микроколоний, окрашенных в темно-синий или розовый цвет (тельца Гальберштадтера–Провачека). Чувствительность цитологического метода обнаружения хламидий не превышает 10–12%. Метод позволяет оценить состояние микроценоза влагалища, количество лейкоцитов, выявить наличие дрожжеподобных грибов, влагалищных трихомонад.
Наиболее распространенный метод диагностики хламидийной инфекции —иммуноцитологический — основан на реакции прямой или непрямой иммунофлюоресценции (определение антигена С. trachomatis).
При его использовании к биологическому материалу добавляются меченые флюоресцинами моноклональные антитела. Полученные мазки оценивают под люминесцентным микроскопом. Чувствительность метода колеблется в пределах 65–90%, а специфичность — 85–90%. Главными недостатками метода являются его субъективность и низкая чувствительность.
Иммуноферментный анализ основан на идентификации антигенов хламидий путем связывания их антителами. Количественная оценка комплексов антиген-антитело проводится с помощью автоматизированного определения выраженности цветной реакции. Преимуществом метода является возможность определять растворимые антигены, время проведения (4–6 ч), недостатком —возможность получения ложноотрицательных и ложноположительных реакций.
ПЦР обладает преимуществами по сравнению с иммунологическими методами:
высокая специфичность — 95%; максимальная чувствительность; быстрота
проведения (4–5 ч). Недостатком ПЦР-диагностики хламидиоза является то,
что метод амплификации ДНК не позволяет оценить жизнеспособность клетки,
дает положительные результаты при малых количествах возбудителя и
наличии отдельных фрагментов его генома. Несмотря на это первичным
способом оценки элиминации хламидий должна являться ПЦР. При получении
положительного результата показано проведение микробиологического
исследования, а при невозможности последнего — повторная ПЦР через 5–6 нед.
Наиболее достоверным методом диагностики хламидиоза является сочетание культурального исследования и ПЦР.
К методам непрямой диагностики хламидийной инфекции относится определение уровня специфических антител. Накопление антител классов М, G и А происходит через разные промежутки времени и зависит от характера инфицирования (первичная инфекция, реинфекция). При первичном инфицировании вначале появляются IgM, затем — G, потом — А. При вторичном инфицировании отмечается быстрое нарастание антител классов G и А на фоне отсутствия IgM. Этот метод исследования позволяет определить стадию заболевания, оценить эффективность проводимого лечения, доказать хламидийную этиологию экстрагенитальных поражений.
Определение ДНК /Chlamidia trachomatis/ проводили путем ПЦР. Материалами для исследований служили соскоб из цервикального канала, со слизистых, слюна, моча и кровь новорожденных. Все соскобы забирали с использованием одноразовых стерильных цитологических щеточек фирмы PathFinder (США). Использовали многоканальный амплификатор ДНК «Терцик™» и наборы реактивов к нему (АО «Петровакс», Институт иммунологии, Москва).
У 238 беременных острая хламидийная инфекция (длительность заболевания менее 2 мес) имелась у 79 (33,19%), хроническая (более 2 мес) — у 159 (66,8%). У большинства пациенток с хронической инфекцией (62%) имелись анамнестические данные, свидетельствующие о длительности заболевания более полугода и неадекватной предшествующей терапии.
Под нашим наблюдением в ходе проспективной части исследования находились 72 беременные со сроком гестации 29–41 нед, у 33 (45,83%) из которых предшествующая этиологическая терапия острой или хронической хламидийной инфекции была неэффективна, а также 28 (38,89%) женщин с хронической рецидивирующей инфекцией и 11 (15,28%) беременных, преждевременно прекративших ранее начатую терапию. До включения в исследование больные получали различную антибиотикотерапию: в первой подгруппе 16 (57,14%) беременных по поводу хламидийной инфекции принимали эритромицин по 1–3 г/сут, 9 — азитромицин по 0,25 г/сут, 8 — спирамицин по 9 млн ЕД/сут. Необходимо отметить неадекватность суточной дозы эритромицина и азитромицина для лечения хламидиоза.
Интересным представляется факт, что 9 из 11 беременных, прекративших начатое лечение самостоятельно (81%), получали эритромицин и спирамицин. При целенаправленном расспросе в ходе настоящего исследования удалось выяснить, что они мотивировали отказ от терапии «опасностью для ребенка» при приеме «таких высоких доз» антибиотика.
Всем пациенткам после разъяснения особенностей течения хламидийной инфекции, ее опасности для беременной и плода, необходимости проведения антибактериальной терапии и лечения, направленного на купирование осложнений беременности, действия препарата джозамицина (Вильпрафен) и схемы его применения была назначена терапия, включавшая прием 1 таблетки (500 мг) Вильпрафена 3 раза/сут на протяжении 10 дней. Всем половым партнерам больных проводилось обследование и лечение генитальных инфекций. После терапии Вильпрафеном беременные в течение 3-х дней фиксировали возможные побочные эффекты препарата (тошнота, рвота, боль в животе, изменение характера стула, метеоризм, сыпь, кожный зуд).
Контроль за эффективностью терапии осуществляли на основании результатов ПЦР через 4 нед после приема Вильпрафена. Лечение считали эффективным при отсутствии обнаружения генома Chlamydia trachomatis. При положительных результатах первой ПЦР выполняли культуральное исследование (или ПЦР через 5–6 нед).
Микробиологическая эффективность применения джозамицина у беременных с хламидийной инфекцией по результатам первого контрольного обследования составила 93,06%. В трех наблюдениях при положительных результатах первой ПЦР не обнаружено роста C. trachomatis на культуре клеток McCoy. В течение 3 мес наблюдения микробиологически верифицированная персистенция хламидий после лечения сохранялась у 2 женщин (2,78%).
По сравнению с данными, полученными в контрольной группе, при хламидиозе имеются значимые отличия в частоте акушерско-гинекологической патологии во время беременности (рис. 1).
Рис. 1. Осложнения беременности у женщин контрольной группы и с
хламидийной инфекцией
*Рис. 1. Осложнения беременности у женщин контрольной группы и с
хламидийной инфекцией *
Осложнениями гестационного процесса, связанными с хламидийной инфекцией, считали угрозу прерывания беременности, преждевременные роды, фетоплацентарную недостаточность и задержку роста плода, эхографические маркеры внутриутробного инфицирования (изменение эхогенности плаценты, много- и маловодие, структурные дефекты развития плода). Кроме того, отмечена высокая частота сочетания хламидиоза с патологией шейки матки и инфекцией мочевыводящих путей.
После проведения лечения Вильпрафеном по указанной схеме (1500 мг/сут в течение 10 дней) зарегистрировано существенное снижение частоты осложнений беременности, родов, общей и инфекционной заболеваемости новорожденных (рис. 2).
Рис. 2. Частота осложнений беременности, родов и неонатальной
заболеваемости после лечения хламидиоза Вильпрафеном
*Рис. 2. Частота осложнений беременности, родов и неонатальной
заболеваемости после лечения хламидиоза Вильпрафеном *
Применение Вильпрафена для лечения урогенитального хламидиоза во время беременности, в том числе после неэффективной терапии другими антибиотиками, приводит к микробиологической излеченности у 97,22% пациенток. Важно отметить, что такие высокие показатели эффективности лечения достигнуты в группе женщин с рецидивирующей и хронической хламидийной инфекцией. Кроме того, применение джозамицина возможно вне зависимости от срока беременности.

Не было зарегистрировано отказов от рекомендованного лечения. Нежелательные явления на фоне приема Вильпрафена в виде тошноты отметили 2 беременные и в виде «тяжести» в животе — 1 женщина (всего 4,17%).
Особенностью хронической хламидийной инфекции является скудная симптоматика или полное отсутствие клинических проявлений заболевания, что приводит к поздней диагностике. В то же время нерациональная антибиотикотерапия не только обусловливает возникновение резистентности возбудителя, но и приводит к позднему началу адекватного лечения. Высокая частота ассоциированных с инфекцией осложнений требует проведения высокоинформативных методов диагностики хламидиоза и назначение этиотропной терапии в комплексном лечении беременных.
Частота перинатальных инфекций после использования Вильпрафена во время беременности снизилась в 2,4 раза. Не было отмечено случаев хламидийной пневмонии и генерализованной инфекции у новорожденных, матери которых получали терапию джозамицином.
Таким образом, у беременных с ИППП эхографические маркеры инфекции обнаруживаются почти в 30%. Частота фетоплацентарной недостаточности у этих женщин возрастает почти в 2 раза. Гемодинамические нарушения у беременных с восходящим инфицированием плода преимущественно регистрируются в плодово-плацентарном звене кровообращения.
Так как хроническая и рецидивирующая хламидийная инфекция приводит к изменениям фетоплацентарного комплекса, необходимо своевременно диагностировать хламидийные поражения и осуществлять комплексную терапию с учетом степени распространения процесса, срока беременности и наличия сопутствующих осложнений.
Лечение хламидийной инфекции у беременных с помощью джозамицина (Вильпрафена) уменьшает частоту материнских и перинатальных осложнений, имеет хорошую переносимость, обладает высоким удобством для соблюдения режима приема и психологического комфорта пациенток.
Статья опубликована в журнале Лечащий Врач

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос