Что такое коллективная няня

Рецензия на книгу Виктор Бирюков, Александр Черницкий / Детский сад и
подготовка к школе: что еще можно успеть после 3-х (Советы опытных
отцов). — М.: ЭКСМО, 2013. — 224 с. ISBN: 978-5-699-59793-2*/
*/В.В. Ильин/
Доктор философских наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова*
Книга, которую вы держите сейчас в руках, задумана издательством ЭКСМО вместе с авторами как логическое продолжение предыдущего текста «Как воспитывать ребенка до детского сада» (серия «Воспитание. Краткий курс»). Соответственно, авторы – все те же, философ В.С. Бирюков и психолог А.М. Черницкий, родители 7-ми детей и 3-х внуков.
Принципиальная ремарка с первых же строк: детсад – этакая коллективная няня. Поэтому приятных воспитательных сюрпризов от детского сада не ждите. Няня – это бессчетные запреты, сплошные банальности, полная усредненность. Переложить воспитание на детский сад (или на школу) –значит отказаться от воспитания.
Тут-то и состоит главная причина написания серии. В. Бирюков и А.
Черницкий объясняют на страницах своих книг, что такое воспитание и как
им заниматься. И для начала авторы говорят то, что многим не понравится:
горькую правду. Родители! Не пытайтесь увильнуть от воспитания – не
вредите своим детям. Кроме вас, ни один человек на свете не станет
всерьез воспитывать вашего ребенка. Спихнете бабушке? Результатом будет
сюсюканье: ой ты маленький, ах наша миленькая, лапка-тапка, пуси-муси,
скушай еще ложечку, сюда не лезь и туда не ходи, обойди лужу и т.д., и т.п.Или, может, вы думаете, воспитывать вашего ребенка станет наемная нянька? Поверьте, у нее совершенно иная цель: сохранить рабочее место, т.е. деньги, которые вы платите из своего кармана. Поэтому няня будет запрещать малышу все подряд хуже любой бабушки, ведь малейший недосмотр грозит увольнением. Представьте-ка, каким забитым вырастет человек в тисках бессчетных ограничений. Не приведи господь, мамаша обнаружит мокрые после прогулки брючки, ботинки, куртку!
Нет, этой работы – воспитания – никто за вас не исполнит, дорогие родители. Бабуля и дедуля, тетушка и дядюшка, няня и водитель, секретарь и охранник могут вас на время подменить, не более того. А разве не справедливо? Не логично – ваш же ребенок? Уж если отважились стать мамой и папой, берите процесс в свои руки. А соавторы вам поспособствуют: их рекомендации конкретны, понятны и даже лапидарны. Главки-советы –крошечные, откровенные, из них отжата вся вода, лишние слова.
А ведь если бы детсадовские методисты и воспитатели использовали отпущенное на их работу время рачительнее, произошла бы воспитательная революция – ни много ни мало. Дело в том, что уже с трех лет ребенок в состоянии изучить буквы и цифры. Проверено! Тысячи лет назад в Древней Иудее зародился обычай отдавать детей с 3-х лет в так называемый хедер –говоря по-современному, в начальную школу (хедер в переводе – комната). Правда, в то далекое время хедер предназначался лишь для обучения только мальчиков. Поверьте, читатель, учили этих ребят не мазне каранадашами, гуашью, вождению хороводов и прочей чепухе. Прилежно изучали буквы и цифры. Итогом обучения в 5-летнем хедере, где ребята более или менее усердно грызли грамоту с 3-х до 7-ми лет, были чтение с арифметикой, пускай и полностью с религиозным уклоном. Прошли века, и выпускники хедеров (и последовавших за ними иешив – религиозных университетов) заложили основу общечеловеческой нравственности. Эти ребята создали Библию.
Но взглянем на умения современного выпускника детского сада –первоклассника. В редком случае он умеет читать, а если и считает, то в объеме, ограниченном необходимостью покупки мороженого. Иными словами, все три года детского садика были бездарно принесены в жертву чему угодно, кроме развития интеллекта. Разумеется, мы не призываем вместе с соавторами распространить по белу свету систему хедеров: сие практикуется лишь в общинах компактного проживания иудеев, главным образом в США и Израиле. Это морально и безнадежно отсталая система дошкольного образования, мы привели ее лишь в качестве примера, поэтому сейчас поговорим о другом.
На каждом шагу мы слышим стенания коллективной няни (родителей и учителей) о перегруженности деток умственными занятиями в школе – не хватало, мол, еще терзать детей в детском саду. Между тем на семьи отчисленных из хедера учеников падал величайший позор, этих несчастных ребят общество рассматривало как слабоумных. Они не могли продолжать образования в иешиве (религиозном университете), и единственным уделом их становились тяжелые и черные работы. Тут нужно отметить, что Древняя Иудея почти не знала рабства, поэтому непрестижным трудом занимались не столько рабы, сколько бездари, неспособные справиться с общеобразовательным курсом детского сада (хедера).
Вообще-то автору этих строк представляется отсутствие вышеописанных инвектив в адрес современных садиков существенными недостатками книги.
Конечно, В. Бирюкова и А. Черницкого можно оправдать деликатностью:
дескать, зачем же походя задевать десятки тысяч педагогов дошкольного образования, многие из которых честно и с любовью делают свое дело? Делают так, как они умеют, как их учили, как требуют того от них учебные программы. Поэтому весьма сомнительную работу коллективной няни необходимо «догонять» дома. Вам, мамы и папы. Сами при этом не поглупеете, гарантируем!
Чтобы наша рецензия окончательно перестала выглядеть комплиментарной, скажем о нескольких существенных минусах. Прежде всего напомним о нерациональном расходовании детсадовского времени. Поэтому здесь бессмысленно давать советы по домашнему «подтягиванию» отдельных наук –физики, математики, истории, литературы и т.д.: подтягивать попросту нечего, ибо даже азы физики на самом деле-то вполне можно осваивать в обычном детсаду. Во-вторых, иные темы освещены скупо, штрихами, едва-едва; в результате родителям самим надо додумывать, как «разруливать», к примеру, ситуацию с детской любовью. В-третьих, соавторами практически замолчана тема защиты детей от «нехороших» взрослых. В-четвертых, Бирюков и Черницкий практически не указывают, с какого возраста следует применять тот или иной совет. В-пятых, нам ничего не сказано о том, как вовлечь отпрыска в рутинный домашний труд, хотя уже в года в 4 дитя в состоянии почти качественно чистить картошку и даже печь несложные пироги (ну, промешать тесто силенок не хватит, а уж за газом следить непременно должен взрослый).
Объяснение всем этим недочетам рецензент видит, главным образом, в одном: по-видимому, раздувать объем новой книжки до бесконечности не входило в задачу издателя, ибо нельзя объять необъятное. Проблем у родителей без пяти минут школьников куда больше, чем у родителей малышей младшей или средней группы: малые дети спать не дают, а с большими сам не уснешь. Что же касается выработки у детей опаски в отношении подозрительных взрослых на улице – online, – то, вероятно, соавторы сочли, что эта тема достаточно изучается на уроках ОБЖ («Основы безопасности жизнедеятельности»).
И вот еще важный момент: по возрасту пригодности к восприятию конкретного совета дети сильно разнятся. Оин ребенок вполне усвоит самостоятельное одевание (майки, трусов, брюк, носков, кофты и т.д.) в 3,5 года, другой и в 5 лет будет нуждаться тут в помощи взрослых. Впрочем, нет худа без добра, и минусы, как правило, оборачиваются плюсами. По крайней мере, в рамках данной рецензии повод для оптимизма просматривается – быть может, соавторы порадуют продолжениями.
Скажу по секрету – ближайшим в издательском плане значится книжка «Ребенок пошел в школу: чего ждать, что делать, как помочь». Детской конфликтологии и детской безопасности издательство ЭКСМО решило посвятить книги Бирюкова и Черницкого «Отношения со сверстниками: помогите жить в мире» и «Как сделать учебу ребенка комфортной от и до».
Отдельную книжку планируется издать и по теме приобщения школьника ко
«взрослой», бытовой работе: «Как сделать его самостоятельным: учим
готовить, помогать по дому и т.п.»
В общем, несть конца просвещенью: так что ждем-с.
И берегитесь, господа родители, коллективной нянюшки – существа, как правило, доброго, но малополезного с точки зрения интеллектуального развития.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…