Применение и взаимодействие витаминов у беременных……

В. Н. Кузьмин, доктор медицинских наук, профессор/
МГМСУ, Москва *
В последнее десятилетие в структуре питания различных групп населения России выявлены значительные нарушения прежде всего по уровню потребления микроэлементов и витаминов. Результаты исследований свидетельствуют также о широком распространении дефицита микронутриентов среди беременных женщин во всех регионах нашей страны [1]. В I триместре беременности дефицит витаминов и микроэлементов может приводить к нарушениям нормального внутриутробного развития и даже к гибели плода. Хотя во II и III триместрах беременности изменения витаминно-минерального статуса не вызывают явных аномалий внутриутробного развития, может нарушаться формирование структуры и функции органов и систем (сердечно-сосудистой, нервной, эндокринной, пищеварительной). Установлено, что недостаток рибофлавина вызывает аномалии развития конечностей у плода, расщепление твердого неба; витамина А — расщепление твердого неба и анэнцефалию; фолиевой кислоты —пороки развития сердечно-сосудистой системы, органов зрения (микро- и анофтальмию, катаракту); дефицит витамина С может привести к преждевременному прерыванию беременности; дефицит микроэлемента йода способен привести к самопроизвольным абортам, врожденным аномалиям и повышает риск развития умственной отсталости ребенка.
Во время беременности изменяется объем распределения, интенсивность метаболизма и элиминации витаминов и микроэлементов.
Увеличение объема внеклеточной жидкости, циркулирующей крови, почечного кровотока и клубочковой фильтрации, а также поступление витаминов и микроэлементов в организм плода и амниотическую жидкость приводят к снижению концентрации ряда витаминов и микроэлементов в организме матери.
Рекомендуемые суточные нормы потребления микронутриентов у беременных (Минздрав, 1991):
витамин С – 90–100 мг,
витамин Д — 1,0–1,2 мг,
витамин Е — 10 мг,
витамин D — 12,5 мкг,
витамин В_1 (тиамин) — 1,5–1,9 мг,
витамин В_2 — 1,6–2,1 мг,
витамин В_6 (пиридоксин) — 2,1 мг,
витамин РР (никотиновая кислота) — 16–22 мг,
витамин В_9 (фолиевая кислота) — 400 мкг,
витамин В_12 (цианкобаламин) — 4,0 мкг,
кальций — 1200 мг,
фосфор — 700 мг,
йод — 200 мкг,
железо — 30 мг,
магний — 360 мг,
медь — 1,5–3 мг,
цинк — 15 мг.

Изменяется также активность многих печеночных ферментов, участвующих в метаболизме витаминов и микроэлементов.
Во время беременности изменяется не только количество необходимых организму женщины микронутриентов, но и их соотношение. Потребность в кальции увеличивается в 1,5 раза, в железе и фолиевой кислоте — в 2 раза, в то время как потребность в цинке, йоде, витаминах В6 и В12 увеличивается на 17–33%. Клинические исследования во Франции [2], Германии [3] и Испании [4] показали, что фолиевая кислота, кальций и железо являются важнейшими микронутриентами для женщин в период беременности и лактации.
Взаимодействие между витаминами и микроэлементами
Обеспечить потребность организма женщин в период беременности необходимыми витаминами и микроэлементами только за счет усиленного рациона питания практически невозможно. В связи с этим встает необходимость приема витаминно-минеральных комплексов.
Однако для того чтобы получить оптимальный эффект от применения витаминно-минерального комплекса, необходимо обеспечить наиболее полное всасывание его компонентов и их включение в обменные процессы.
С ростом числа компонентов в витаминно-минеральных комплексах возрастает вероятность взаимодействий между ними как до введения в организм — во время хранения (фармацевтическое взаимодействие), так и в процессе высвобождения: во время всасывания, распределения, связывания с белками, выведения из организма (фармакокинетическое взаимодействие). Результатом фармакокинетического взаимодействия является изменение концентрации вещества в области специфического рецептора и, следовательно, фармакологического эффекта. Выделяют два основных типа взаимодействия лекарственных веществ:
* антагонизм — отрицательное взаимодействие, взаимное ослабление
полезных свойств элементов комплекса при их одновременном употреблении;
* синергизм — однонаправленное действие нескольких компонентов, обеспечивающее этой комбинации более выраженный фармакологический эффект по сравнению с каждым компонентом в отдельности. Классическим примером синергизма может служить улучшение всасывания кальция витамином D. Это взаимодействие впервые стали учитывать в лечебных витаминных препаратах направленного действия для лечения остеопороза [5].

Однако при использовании многокомпонентных витаминно-минеральных комплексов требуется учет их антагонистических взаимодействий. Такие взаимодействия могут возникать и между минеральными составляющими, и между витаминами, а также между минералами и витаминами. Например, фосфаты затрудняют всасывание кальция, магния и меди. Кальций конкурирует за всасывание с марганцем, медью, фтором, цинком [6], нарушает всасывание железа; медь конкурирует за всасывание с железом, селеном, марганцем, кальцием; цинк является антагонистом железа и меди; избыток кадмия приводит к дефициту цинка, меди, селена, кальция [7]. Витамин В_12 повышает риск развития аллергических реакций на витамин В_1 [8]. Витамин С, особенно в присутствии железа, меди, витамина В_1 , может окислять, а соответственно, инактивировать витамин В_12 и вызывать разрушение фактора Кастла.
Основное внимание мы уделим антагонистическим взаимодействиям, влияющим на усвоение фолиевой кислоты, кальция и железа, которые являются наиболее важными микронутриентами для женщин в период беременности и лактации.
Метаболизм кальция и железа и их роль при беременности
Кальций составляет 1,2–1,6% массы тела и необходим для ряда жизненно важных функций организма: структурной (основной компонент костной ткани и дентина), нейромышечной (обеспечивает возбудимость, сокращение и расслабление мышц, в том числе сократительную способность миокарда), сигнальной (внутриклеточный вторичный мессенджер).
Как уже отмечалось, при беременности, в результате увеличения объема плазмы, происходит интенсификация почечной фильтрации, что, соответственно, способствует возникновению физиологической гиперкальциурии. Потери кальция при беременности обусловлены также его трансплацентарным транспортом от матери к плоду. Растущему плоду кальций нужен для роста костей и зубов, формирования нервной системы, сердца и мышц. В течение беременности плод аккумулирует примерно 30 г кальция из материнского скелета, который в основном идет на формирование скелета плода в III триместре беременности [9]. В результате клинических исследований выявлено, что по мере увеличения срока беременности плотность костной ткани уменьшается, растет число случаев остеопенического синдрома, возникающего в результате дефицита кальция [10], который можно корректировать комбинированными препаратами, снижающими резорбцию и увеличивающими плотность костной ткани.
Роль железа в организме определяется его участием в транспорте кислорода (миоглобин, гемоглобин) и в тканевом дыхании (железо входит в состав белков-хромопротеидов, обеспечивающих перенос электронов в дыхательной цепи митохондрий). Кроме того, железо участвует в формировании активных центров окислительно-восстановительных ферментов (оксидазы, гидроксилазы, супероксиддисмутазы), биосинтезе ДНК, коллагена, синтезе иммуноглобулинов, влияет на функциональную активность Т-лимфоцитов. Выделяют два типа железа, содержащегося в пище — гемовое и негемовое. До 95% от всего потребляемого железа поступает в негемовой форме. Всасывание железа, как и кальция, регулируется по механизму обратной связи.
К физиологическим состояниям, требующим дополнительного приема железа, относят: менструальный период, периоды беременности и грудного вскармливания. Установлено, что низкое содержание железа в организме приводит к ослаблению иммунной системы, нарушению образования гемоглобина и трофическим расстройствам в тканях. Анемии беременных являются наиболее распространенным видом патологических состояний беременности. Железодефицитная анемия (ЖДА) выявляется при беременности в 9 случаях из 10. По данным ВОЗ, частота ЖДА при беременности в разных странах составляет от 21 до 80%, если судить по уровню гемоглобина, и от 49 до 80%, если оценивать по уровню сывороточного железа [11]. В слаборазвитых странах частота ЖДА у беременных достигает 80%. В странах с высоким уровнем жизни населения и более низкой рождаемостью ЖДА диагностируют у 8-20% беременных. За последнее десятилетие частота ЖДА во всем мире значительно возросла, несмотря на низкую рождаемость. В России за последние 10 лет частота ЖДА увеличилась в 6 раз [12]. Данные мировой статистики свидетельствуют о том, что при ЖДА беременных гипотрофия плода встречается в 25%, а гипоксия плода — в 35% случаев [11]. По рекомендации ВОЗ, все беременные на протяжении II–III триместров беременности и в первые 6 мес лактации должны получать препараты железа (Ферлатум, Фенюльс, Ферро-Фольгамма). Клинические исследования в Дании показали, что прием 40 мг двухвалентного железа, начиная с 18 нед беременности, предотвращает развитие ЖДА у 95% женщин [13].
Взаимодействие кальция и железа при всасывании
По данным ряда исследователей, расчетное количество железа, которое должно поступить в организм человека из витаминно-минерального комплекса, составляет около 3,5 мг, что соответствует суточной потребности организма здорового человека. Однако исследование, проведенное на группах здоровых добровольцев, показало, что из комплексных препаратов всасывается от 1,8 до 3,1 мг железа. Вероятнее всего, это объясняется конкуренцией за переносчики при всасывании между железом и кальцием, а также магнием, содержащимися в этих витаминно-минеральных комплексах. Данное предположение подтверждается экспериментами, в ходе которых показано, что при снижении содержания в витаминно-минеральном комплексе солей кальция и магния можно увеличить количество всосавшегося железа до суточной потребности организма (3,5 мг). В то же время при приеме комплекса, содержащего из металлов только железо, количество всосавшегося железа при той же дозе возрастает до 8,1 мг [14].
Снижение всасывания железа в присутствии кальция было показано не только при приеме препаратов, содержащих оба элемента, но и при приеме кальция с пищей. Так, добавление 300–600 мг кальция в хлебные изделия уменьшало всасывание железа на 50–60%. Аналогичное уменьшение всасывания железа было показано при употреблении молока или сыра, содержащих 165 мг кальция [15]. По этой причине не рекомендуется запивать молоком железосодержащие препараты.
При соединении кальция и железа в одной таблетке рекомендуется использовать комплексы, которые включают более высокую дозу железа, позволяющую компенсировать его потери при всасывании (60 мг железа вместо обычно рекомендуемых 30 мг) [16]. Однако наиболее целесообразным представляется использование препаратов, содержащих эти элементы в разных таблетках.
Роль микроэлемента йода при беременности
Женщины в период беременности и кормления грудью относятся к группе высокого риска развития йоддефицитных состояний. Дефицит этого микроэлемента может привести к заболеваниям щитовидной железы, самопроизвольным абортам и врожденным аномалиям.
Щитовидная железа ребенка уже с 12-й недели беременности начинает синтезировать собственные гормоны. При этом йод поступает из организма матери, истощая ее йодные резервы. Дети на грудном вскармливании получают йод с материнским молоком, еще более увеличивая этот дефицит. Таким образом, большинство беременных женщин имеют высокий риск заболевания щитовидной железы, а для профилактики йодной недостаточности необходим прием йода в правильно подобранной дозировке.
Роль фолиевой кислоты (витамина В9) во время беременности
Исследования последних десяти лет, проводимые лабораторией обмена витаминов и минеральных веществ Института питания РАМН, показывают, что в зависимости от региона дефицит витаминов группы В выявляется у 20–100% обследованных [2]. Не всегда дефицит фолиевой кислоты имеет клинические признаки. Особенно важным является его диагностика и устранение на доклиническом этапе.
Первым признаком дефицита фолиевой кислоты является нарушение эритропоэза (мегалобластическая анемия), так как этот элемент участвует в кроветворении, синтезе ДНК, формировании и созревании эритроцитов. При остром недостатке фолиевой кислоты развивается генерализованное поражение тканей, связанное с нарушением синтеза липидов и обмена аминокислот.
Во время беременности фолиевая кислота расходуется не только на формирование тканей плода, но и на восстановление 70 триллионов клеток матери. Фолиевая кислота играет важную роль в формировании ткани плаценты и новых кровеносных сосудов в матке. Недостаток элемента в период беременности может привести к ее преждевременному прерыванию.
Дефицит фолиевой кислоты в организме матери затрагивает прежде всего формирующуюся у плода с конца второй недели беременности нервную систему. При выраженном дефиците существенно повышается риск развития дефектов нервной трубки, гидроцефалии, анэнцефалии, мозговых грыж.
Наиболее рациональным является профилактический прием препаратов, содержащих фолиевую кислоту при планировании беременности (Фолио®). Имеются экспериментальные данные, показывающие, что прием фолиевой кислоты перед зачатием и в течение беременности снижает риск возникновения дефектов нервной трубки у новорожденных на 75% [17].
Антагонистическое взаимодействие между фолиевой кислотой и цинком
Антагонистическое взаимодействие между фолиевой кислотой и цинком было выявлено сравнительно недавно в ряде клинических исследований. Так, у беременных женщин, принимавших 0,35 мг в день фолиевой кислоты, увеличивалось количество цинка, выводимого из организма [18]. Зависимость между уровнем фолиевой кислоты и концентрацией цинка в плазме крови показали исследования у новорожденных, получавших 1 мг в день фолиевой кислоты в течение первых 16 нед [19]. Было выявлено, что взаимодействие это является двухсторонним, так как цинк, в свою очередь, снижает всасывание фолиевой кислоты [20]. Серией экспериментов in vivo и in vitro установлено, что при низких значениях рН цинк и фолиевая кислота образуют нерастворимые комплексы. Если эти комплексы образуются в желудке, то они частично растворяются при более высоком рН в кишечнике [21]. Однако если эти комплексы образованы до поступления в организм (например, во время хранения таблетки, в которой находятся оба эти компонента), то последующего растворения не происходит, следствием чего является снижение эффективности применяемого препарата.
Выбор витаминно- минерального комплекса для беременных
Высокая распространенность нарушений витаминно-минерального статуса у женщин во время беременности и в послеродовом периоде диктует необходимость приема витаминно-минеральных комплексов. Эти препараты должны содержать витамины и минералы в дозах, соответствующих рекомендуемым нормам потребления для беременных женщин, которые на 25% выше, чем для других женщин детородного возраста.
На фармацевтическом рынке присутствует огромное количество витаминно-минеральных комплексов, различающихся по составу и форме выпуска, однако лишь некоторые из них разработаны с учетом взаимодействия компонентов. Сегодня врач может выбирать — назначить поливитамины или предложить индивидуальный курс витаминотерапии из малокомпонентных препаратов, комбинируя их с учетом индивидуальных особенностей будущей мамы. Разделяя прием витаминов и микроэлементов во времени, можно обеспечить индивидуальную дозировку в зависимости от срока беременности, решить проблему непереносимости отдельных компонентов комплексных витаминов, повысить биодоступность, обеспечить эффективность действия меньшей дозировкой препарата, а также снизить риск аллергических реакций (Фолио®). Соединение в одной таблетке компонентов, обладающих синергизмом, и разделение компонентов-антагонистов позволяет получить наиболее полный эффект от применения витаминно-минеральных комплексов (Витрум Пренатал форте, Мульти-табс Перинатал, Матерна, Фолио®, Мадонна).
Прием правильно выбранного витаминно-минерального комплекса повышает неспецифическую резистентность организма матери, способствует благоприятному течению беременности и рождению здорового ребенка.
Литература
1. Коденцова В. М., Вржесинская О. А. Витамины в питании беременных// Гинекология. 2002. Т. 4. № 1.
2. Berkane N., Uzan S. The use of supplements in pregnancy II// Gynecol. Obstet. Biol. Reprod., 2004; 33: 33–36.
3. Grischke E. M. Nutrition during pregnancy-current aspects// MMW.
Fortschr. Med. 2004; 146: 29–30.
4. Irics Rocamora J. A., Iglesias Bravo E. M., Aviles Mejias S., Bernal Lopez E., de Valle Galindo P. B., Morioncs Lopez L., Maetzu Aznar A., Mingo Canal D. Nutritional value of the diet in healthy pregnant women. Results of a nutrition survey of pregnant women //Nutr. Hosp.
2004; 19: 121–122.
5. Ших Е. В. Взаимодействие компонентов витаминно-минеральных комплексов и рациональная витаминотерапия// Consilium modicum. 2004.
Т. 6. № 12.
6. Wood R. J., Zheng, J. J. High dietary calcium intakes reduce zinc absorption and balance in humans//Am. J. Clin. Nutrit. 1997; 65:
1803–1809.
7. Блинков И. Л., Стародубцев А. К., Сулейманов С. Ш., Ших Е. В.
Микроэлементы: краткая клиническая энциклопедия. Хабаровск, 2004.
8. Машковский М. Д. Лекарственные средства: пособие для врачей. 14-е изд. М.: Новая волна, 2000.
9. Optimal Calcium Intake. NIH Consens Statement. 1994; June 6-8; 12:
1–31.
10. Щербавская Э. А., Гельцер Б. И. Состояние костной ткани в динамике неосложненной беременности// Акушерство и гинекология. 2003. № 4. С.
14–18.
11. Фофанова И. Ю. Обоснование и результаты лечения железодефицитной анемии у беременных с применением витаминно-минерального комплекса// Гинекология. 2002. № 4.
12. Подзолкова Н. М., Нестерова А. А., Назарова С. В., Шевелева Т. В.
Железодефицитная анемия беременных// Русский медицинский журнал.
2003. № 5. С. 326–331.
13. Milman N., Bergholt Т., Eriksen L., Byg K. E., Graudal N., Pedersen P., Hertz J. Iron prophylaxis during pregnancy — how much iron is needed? A randomized dose- response study of 20-80 mg ferrous iron daily in pregnant women //Acta Obstet. Gynecol. Scand. 2005; 84:
238–247.
14. Hallberg L., Rossander-Hulthen L., Brune M., Gleerup A. Inhibition ofhaem-iron absorption in man by calcium// Br. J. Nutr. 1993; 69:
533–540.
15. Hallberg L., Brune M., Eriandsson M., Sandberg A. S., Rossander-Hulten L.Calcium: effect of different amounts on nonheme-and heme-iron absorption in humans //Am. J. Clin. Nutr. 1991; 53:
112–119.
16. Sokol R. J. Vitamin E. In Ziegler E. E. and Filer L. J. (eds).
Present knowledge in nutrition, 7th ed, ILSI Press, Washington. DC, 1996.
17. Department of Health, Scottish Office, Home and Health Department, Welsh Office, Department of Health and Social Services, Northern Ireland. Folic acid and the prevention of neural tube defects:
report from an expert advisory group. London: Department of Health, 1992.
18. Simmer K., lies C. A., James C., Thompson R. P. H. Are iron-folate
1. supplements harmful?// Am. J. Clin. Nutr. 1987; 45: 122–125.
19. Fuller N. J., Bates С. J., Evans P. H., Lucas A. High folate intakes related to 2. zinc status in preterm infants// Eur. J. Pediatr.
1992. 151: 51–53.
20. Ghishan F. K., Said Н. М., Wilson P. C. Intestinal transport of zinc and folic acid: a mutual inhibition effect// Am. J. Clin. Nutr.
1986; 43: 258–262.
21. Shrimpton D. H. Nutritional implications of micronutrients interactions //Chemist and Druggist, 2004; 15: 38–41.

Статья опубликована в журнале Лечащий Врач

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…