Один папа и две мамы становятся реальностью

Генетический гарем. Один папа и две мамы становятся реальностью
17:4528.02.2014 (обновлено: 19:15 28.02.2014)Сергей Петухов1358
Новая медицинская методика всполошила мир. Сергей Петухов попытался разобраться, чего стоит бояться в этой методике.

© РИА Новости. Павел Комаров
Сергей Петухов, обозреватель РИА Новости.
На этой неделе в США и Великобритании объявили о готовности ввести в действие принципиально новую методику экстракорпорального оплодотворения, в результате которой «дети из пробирок» будут иметь одного папу и сразу двух мам.
В СМИ уже поднялась паника. Публику пугают появлением детей, «генетически модифицированных» по заказу родителей или других лиц, которые будут использовать «мутантов» в своих целях. Дело доходит до обвинений ученых в возрождении «нацистской евгеники», нацеленной на выведение новых рас людей – сверхчеловека, с одной стороны, и наследственно неполноценных рабов для него – с другой.
На самом же деле новая методика не имеет вообще никакого отношения к манипуляциям с человеческими генами. Это скорее новая разновидность суррогатного материнства, которая дает шанс бесплодным женщинам стать биологическими матерями своих детей, чего при нынешнем суррогатном материнстве они лишены в принципе.
Обострение англоговорящей генетики
В понедельник в американских СМИ появились сообщения о том, что к обсуждению возможности «дать зеленый свет» новой методике приступила специальная комиссия Федерального управления по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration) – американский госрегулятор в области здравоохранения.
В четверг британские СМИ опубликовали проект правил «Митохондриального донорства» (так по-научному называется новая методика) со схемами и картинками, разъясняющими ее суть простым гражданам. Попутно британские СМИ сообщают, что проект правил публикуется для его общественного обсуждения, которое может продлиться до конца года, а потом за или против новой методики проголосует британский парламент.
Борьба за рынок материнства
На самом деле общественное обсуждение новой методики уже идет на Британских островах с 2012 года, когда его инициировало Министерство здравоохранения Великобритании.
Нынешняя вспышка интереса британцев к генетике вызвано сообщениями из-за океана. Об этом недвусмысленно заявила профессор Салли Дэйвис, которая не только имеет рыцарское знание кавалерственной Дамы, но и является Главным врачом Англии. Так называется должность главного советника по вопросам здравоохранения британского правительства.
«Разрешение митохондриального донорства… позволит Соединенному Королевству оставаться на переднем фронте научных разработок в этой области», – заявила Салли Дэйвис.
Британские ученые действительно до сих пор были признанными мировыми лидерами в области манипуляций с ДНК млекопитающих, одна их овечка Долли чего стоила! Обратите внимание, Дама Салли говорит не о лидерстве в «научных исследованиях», а в «разработках», то есть практическом применении науки в практике.
Когда открывается ранее не существовавший рынок новой медицинской услуги, причем весьма дорогой услуги, то первый на нем имеет шанс получить самый большой его кусок в дальнейшем. Тут, как говорится, не до джентльменства. Британцы слишком долго поливали этот огородик, чтобы отдать урожай с него американцам.
В сперматозоиде много не унесешь
Наследственный материал человека – свернутые в спираль нити молекул ДНК – упакованы в хромосомы, а хромосомы, в свою очередь, – в ядро клетки. В таком двойном сундучке гены папы вместе со сперматозоидом попадают в ядро яйцеклетки мамы.
Больше ничего от себя папа передать будущему ребенку не может, потому что больше ничего в его сперматозоид не помещается – только клеточное ядро с его хромосомами.
В яйцеклетке матери сперматозоид сливается с ее ядром. В результате образуется новое ядро, которое содержит в себе отцовские и материнские хромосомы с отцовскими и материнскими генами. Это и есть геном (набор генов) ребенка.
Потом яйцеклетка начинает делиться – на две, четыре, восемь, шестнадцать и так далее в геометрической прогрессии. Из них вырастает новый человек с генами папы и мамы.
Так думали долгое время, пока не обнаружилось, что в живых клетках (не только человека, но и всех организмов на Земле) есть не только ДНК, которая упакована в хромосомах в клеточном ядре, но еще одна ДНК, которая присутствует в митохондриях.
Что такое митохондриальное донорство
Итак, ребенок получает от отца хромосомную ДНК, а от матери – и хромосомную, и митохондриальную ДНК. Что касается хромосомной (или ядерной ДНК, как ее еще называют), то ее генетика изучена хорошо. Эта ДНК у человека полностью расшифрована в рамках международного проекта «Геном человека», известны уже многие гены.
Уже известно, какие участки ДНК (гены) кодируют цвет глаз, волос, рост, телосложение, группу крови и многие другие признаки, делающие каждого человека неповторимым. Все эти гены находятся в ядерной ДНК.

© РИА Новости. Алекс Аминев | Купить иллюстрацию
Унаследованные от матери мутации могут ускорять старение
Про митохондриальную ДНК известно гораздо меньше и только плохое. Нарушения в ней (мутации) вызывают глухоту, слепоту, дебильность, тяжелые болезни сердца, печени, других органов, которые не лечатся, потому что ДНК вылечить невозможно.
Больную (мутантную) ДНК можно только заменить на здоровую, что, собственно, и предлагают ученые в США и Великобритании.
Они предлагают взять яйцеклетку у заведомо здоровой женщины (в родословной которой нет наследственных болезней, вызываемых мутантными митохондриями). Вынуть из нее ядро с генами этой женщины и вставить на его место ядро из яйцеклетки той женщины, которая хочет иметь здорового ребенка, но не может его родить, потому что у нее повреждены митохондрии. С точки зрения генетики, в чужую яйцеклетку будущая мама вставляет свои хромосомы, то есть свои гены.
Потом эту яйцеклетку в пробирке поливают спермой мужа. И когда его сперматозоид добавляет в яйцеклетку папины хромосомы, ее на выбор можно подсадить либо в матку той женщины, которая дала свою яйцеклетку для операции, либо в матку женщины, которая дала этой клетке свое ядро, то есть генетической мамы.
Две мамы или одна?
В первом случае мы формально имеем суррогатное материнство, только суррогатная мать вынашивает ребенка, имеющего не ее гены (как при классическом суррогатном материнстве), а чужие. Фактически эта женщина работает живым термостатом для выращивания генетически чужого ей ребенка.
Во втором случае это просто обычная беременность и обычное материнство.
Отличие обоих случаев от материнства в привычном понимании – только в том, что, кроме полагающихся природой генов папы и мамы, ребенок будет иметь еще митохондриальную ДНК чужой женщины.
Формально эту женщину можно считать второй мамой. Но фактически она станет таковой только после того, как будет доказано, что ДНК митохондрий способна на что-то полезное, а не только пакостить. Например, не только может превращать ребенка в неизлечимого инвалида или дебила, а сделать его гением или хотя бы чуть-чуть улучшить его умственные или физические данные. Пока свидетельств этому нет.
Наследственная демократия
Как мы видим, митохондриальное донорство никак нельзя назвать генетическим модифицированием. Гены никто не трогает, и мутантов не делает. Скорее это «антимутантная» технология, убирающая из будущего человека мутантную митохондриальную ДНК и заменяющую ее на здоровую, без мутаций.
В перспективе новая технология дает шанс даже безнадежно бесплодным женщинам, у которых проблемы не только с фаллопиевыми трубами и маткой, а вообще не вырабатываются яйцеклетки. У них можно будет брать ядро из обычных клеток, и выношенный суррогатной мамой ребенок будет генетически их родным.
Но вопросов остается много. Часть из них касается этического аспекта проблемы, другая часть – юридического и финансового. Круг этих проблем очертил Юрий Никулин в роли Балбеса в фильме «Кавказская пленница», когда пел песенку: «Если б я был султан, я б имел трех жен… Но с другой стороны тещи тоже три!» Эти проблемы как раз можно решить всенародным обсуждением и парламентскими методами.
Третью часть вопросов, точнее, всего один вопрос, который остается открытым – как влияет митохондриальная ДНК на личность и облик человека, – голосованием не решается. Он проясниться только тогда, когда таких детей накопится достаточное количество.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос