Мясная еда – крепкая семья.

*Виктор Бирюков (Атяшево),
Александр Черницкий (Москва)*/
Ровно год назад по Сети разошлась грандиозная «утка»: ооновская Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) якобы отнесла сыроядение и вегетарианство к группе расстройства привычек и влечений F63.8, а уж они-то, как известно, подлежат лечению психиатром [1]. Таким образом, вегетарианцы были признаны ни много ни мало сумасшедшими. Отсутствие комментариев со стороны самой ВОЗ заметно усилило интригу в сложившейся ситуации, а в Википедии вспыхнула зубодробительная война между вегетарианцами и мясоедами [2].
Разумеется, в реальности ничего подобного ВОЗ не могла обнародовать ни при каких обстоятельствах: это было бы попросту политически некорректно. Как-никак, ВОЗ – порождение гражданского общества, т.е. общества политкорректности. Цель политкорректности в том, чтобы все, абсолютно все члены общества имели примерно максимальные возможности для потребления. Политкорректность – эрзац совести, ее публичный заменитель – уравнивает условия конкуренции, не замечая цвета кожи и разреза глаз, привычек и традиций потребителя, даже его сексуальных пристрастий.
Именно ради политкорректности США отменили дискриминацию, не допускавшую цветных и черных в заведения для белых. Наоборот, прежние парии сегодня пользуются в Америке преференциями, скажем, при поступлении в университеты: чем лучше негры будут образованы, тем больше они будут зарабатывать и, соответственно, покупать [3]. Легализация по всей планете гомосексуализма и даже однополых браков также происходит в интересах потребления, ведь для глобального гомосексуализма отстроена грандиозная всемирная индустрия потребления. Впрочем, авторы этой статьи не намерены ввязываться в многовековую и бессмысленную.битву вегетарианцев с мясоедами. Лучше побережем-ка мы копья и постулируем свою убежденность: человек по природе – мясоед. Неслучайно Роспотребнадзор рекомендует каждому из нас съедать ежегодно мяса пускай и не 120 кг (как в США), но 70–75 кг мяса в год. И, между прочим, в позднем СССР мясо ели именно в таком количестве, хотя добывали его в эпоху пустых гастрономов всеми правдами и неправдами.
Кстати! Общество потребления неслучайно стало цивилизацией именно мяса. Диетологи берут свои цифры не с потолка: тут кроется глубокий биологический смысл. От братьев меньших человек отличается главным образом разумом (включая способности к творчеству) и повышенной сексуальностью. А сырьем как для мыслительного процесса, так и для выработки половых гормонов служат животные белки. Наряду с Homo Sapiens, нас можно называть Homo Amorabundus – «человеком, томящимся любовью» [4].
Не хотим обижать вегетарианцев, но люди без мясной пищи – как бы это помягче сказать? – не умнеют. У матерей-вегетарианок дети чаще среднестатистического уровня растут слабоумными. Школьники на молочной (безмясной) диете заметно отстают по сообразительности, лидерским качествам, мышечной массе и выносливости от тех сверстников, которых не ограничивают в мясопродуктах.
Ну, а асексуальность – «бесполость» – вегетарианцев общеизвестна:
неслучайно же мясо запрещено в монастырях. Именно так: и первичные, и вторичные признаки пола у людей есть, но по прямому природному назначению они не используются. Сказать «я вегетарианец» все равно, что признаться: «секса у меня нет». Вспомним наконец, что ближайший дикий родич человека, шимпанзе, – отнюдь не вегетарианец. А вот более далекие от нас человекообразные обезьяны обходятся растительной пищей [5].
Конечно, помимо мяса, есть иные факторы, заметно влияющие на плодовитость рода человеческого, например, наличие электрического освещения в жилищах. Шутки – шутками, но в кромешной тьме приходится как-то бороться со скукой. Такой способ пополнения рядов сапиенсов характерен для масс населения, проживающих в отсталых сельских местностях Африки, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки. Недаром рождаемость по всему белу свету на селе гораздо выше, чем в городах, хотя к этой причине следует, конечно, добавить чисто деревенское отсутствие контрацепции.
Именно мясо – прежде всего красное – содержит незаменимые строительные белки для синтеза главного мужского гормона – тестостерона, без которого чувственная любовь становится невозможной. Однако ослепленные ненавистью к мясной пище (точнее, к образу жизни мясоедов), вегетарианцы ищут аргументы-лазейки оправданию своей позиции. Мол, для производства тестостерона прекрасно сгодятся фрукты и овощи, бобовые и орехи, молочные продукты и грубые каши, цинк и витамины, острые специи и растительные масла желательно холодного первого отжима. К сожалению, ни один из этих продуктов не заменит богатой животными белками пищи –ежедневного сырья как для создания мышечной ткани, так и для синтеза тестостерона. Речь идет, опять-таки, о красном мясе, и прежде всего о говядине, баранине, нежирной свинине (выработанной индустриальным путем на современных свинокомплексах).
Ну а как же прекрасный пол? Гормональная система женщины настолько сильно отличается от мужской, что слабо нуждается в пище, содержащей животные белки. Заметили? Вместо мяса женщин, как правило, тянет на торты, конфеты, варенья, творожные запеканки. Так в семье возникает серьезное противоречие, которое можно назвать пищевым расколом: у мужа один рацион и, соответственно, одни желания, в то время, как у супруги другой рацион и, соответственно, другие желания.
Положение никак нельзя назвать нормальным: пищевой раскол расшатывает семью, провоцируя мужа на измены, а жену – на муки ревности. Бесконечное «выяснение отношений» становится обычным делом, и дети вырастают в убежденности, что перманентный скандал с дикими криками, – норма, которой необходимо будет придерживаться во взрослой жизни.
Что же делать в подобной ситуации? Наш ответ и сложен, и прост одновременно. Во-первых, семья должна жить единым рационом, а, во-вторых, в этом рационе практически ежедневно должна присутствовать мясная пища. Да, и маме, и детям придется подстраиваться под папин вкус, но ради семейного счастья это не такая уж великая жертва. Более того, у мамы упрощается приготовление еды: отныне нет смысла потакать пищевым предпочтениям каждого из домочадцев: у нас, как говорится, не ресторан. Кстати, в семьях мясоедов роль поваров нередко с удовольствием играют отцы, и всякий-то раз у них получается что-нибудь «фирменное»: то роскошный плов, то неотразимое барбекю, то мраморная говядина из серии «пальчики оближешь»!
Подробнее остановимся на пищепроме, так как за последние пару лет в СМИ возникла мода на страшилки, связанные с меню россиян. То на «голубом глазу» демонстрируется кишащий тараканами цех по выпуску тортов, то вместо сливочного масла в пачке оказывается масло пальмовое, то бывшие продавцы делятся секретами мастерства – рассказывают, как придавали «вторую молодость» продуктам. Особую ненависть вызывает колбаса, взять хотя бы заголовки: «Сколько мяса в колбасе?», «Есть или не есть колбасу?», «Мясо в колбасе – миф или реальность?», «Почему колбаса не мясо?» и т.п.
Бывает ли у подобных историй реальная основа? Да. Всякий раз дурная продукция попадает на прилавки с малых предприятий, где нет ни современного оборудования, ни должной санитарии, ни положенного контроля качества, ни квалифицированного персонала, ни оборотных средств. В итоге колбаса производится «на коленке», кустарным способом. Расспросите профессионалов из Роспотребнадзора, и они посоветуют выбирать еду от самых мощных производителей – конфетных фабрик, маслозаводов, мясоперерабатывающих комплексов. Так, замначальника отдела надзора по гигиене питания управления Роспотребнадзора по Самарской области Мария Макарова прямо говорит: «Чем крупнее предприятие, тем лучше оно оснащено и тем более качественную продукцию выпускает» [6].
В заключение откроем большой секрет: за последние годы в России набирает силу продовольственный туризм, т.е. экскурсии на предприятия пищевой промышленности. Там гости своими глазами наблюдают изготовление колбас, пельменей, мясных деликатесов. Двери лучших мясоперерабатывающих комплексов нынче распахнуты – милости просим. Подобный подход повышает уровень взаимного доверия в обществе: с одной стороны, возникает доверие потребителя продуктов питания к их производителю, и наоборот. Между тем современная экономическая наука утверждает, что доверие – не просто нравственная категория, но фактор экономического роста в странах переходного типа. Известный экономист, профессор Александр Аузан называет доверие «важной характеристикой культурного состояния». Он подчеркнул, что в стране с низким качеством институтов «прирост доверия будет очень сильно сказываться на экономическом росте» [7].
В общем, мясная еда – не только крепкая семья. Это еще и крепкая страна.
ПРИМЕЧАНИЯ
[1]. «Уморительное» вегетарианство
// Радио «Голос России». – 26 марта 2012.
[2]. Обсуждение: Вегетарианство
// Википедия.
[3]. Александр Черницкий. Зачем Руси гражданское общество? // Геополитика. – 8 сентября 2011.
[4]. Черницкий А.М. Легкая психология. – М.: Гелеос, 2008. – С. 44: ISBN 978-5-8189-1212-7.
[5]. Виктор Бирюков. Всемирное торжество мясной цивилизации // Экономическая безопасность. – 2 ноября 2010.
[6]. Виктор Бирюков. Священная корова малого бизнеса
// Сайт РСПП. – 24 сентября 2011.
[7]. Виктор Бирюков. Что такое продовольственный туризм, или Почему
хорошие люди не делают плохой еды

// Мясо-Портал. – 5 апреля 2011.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос