Мужской запах меняет результаты биомедицинских исследований.

Пол экспериментатора может оказывать влияние на результаты
исследований, проводимых на лабораторных мышах и крысах – мужской запах,
в отличие от женского, действует на животных как анальгетик. К такому
выводу пришли изучавшие природу боли канадские нейробиологи, обнаружив,
что в присутствии студентов мужского пола подопытные грызуны иначе
реагируют на раздражители, чем в их отсутствие. По мнению авторов, чья
работа опубликована в журнале Nature Methods, это обстоятельство следует
иметь в виду всем исследователям, проводящим эксперименты на животных./
Как пишет журнал Science, лаборатория Джеффри Моджила (Jeffrey Mogil) в Университете МакГилл (Монреаль, Канада) уже более 25 лет занимается изучением боли. Еще в 2007 году Моджил и его коллеги случайно обратили внимание на то, что лабораторные мыши проводят меньше времени, вылизывая место болезненного укола (это является мерилом силы болевых ощущений), если рядом присутствует человек, даже если это всего лишь картонная фигура Пэрис Хилтон.
На этот раз Моджил и работающие под его началом студенты решили изучить этот вопрос более глубоко. Первоначально они с помощью видеокамеры наблюдали за выраженностью болевой реакции грызунов после инъекции в присутствии сидящего рядом и читающего книгу человека любого пола. Результаты получились смешанные. Тогда Моджил и его коллеги пересмотрели полученные данные с точки зрения половой принадлежности присутствующего и обнаружили, что именно этот параметр имеет ключевое значение – когда в комнате находился мужчина, грызуны демонстрировали уровень болевой реакции в среднем на 36 процентов ниже, чем в случае присутствия женщины или вообще отсутствия человека.
Для того, чтобы выяснить, на что именно реагируют животные – на внешний вид человека или на какие-то более тонкие факторы – Моджил попросил своих студентов оставлять возле подвергшихся болезненной инъекции грызунов свои ношенные футболки, а затем покидать помещение. Оказалось, что отсутствие людей не повлияло на результаты – мыши и крысы испытывали значительно меньшие болевые ощущения в присутствии мужской одежды, чем женской. Тот же эффект наблюдался и тогда, когда в комнате с грызунами оставляли подстилку из клеток с неродственными им самцами мышей или же морских свинок, подстилки, на которых спали нестерилизованные коты и псы, а также при распылении секрета, выделенного из мужского пота.
Таким образом, сделали вывод авторы, химические вещества, выделяемые в
атмосферу млекопитающими мужского пола, действуют на других животных как
обезболивающее, повышая у них уровень стресса. По мнению Моджила, речь
идет о первобытном инстинкте выживания – присутствие поблизости
одинокого самца в большой степени означает, что он охотится или защищает
свою территорию, поэтому реагирование на боль означает проявление слабости.
По мнению Моджила, в дальнейшем исследователям следует обращать внимание не только на то, что они делают, но и кто именно проводит эксперименты. «Я шучу, что выход в увольнении всех исследователей мужского пола, — сказал Моджил. – Но на самом деле это фактор, который просто нужно учитывать».
А нейробиолог Кэтрин Бушнелл (Catherine Bushnell) предположила в этой связи, что выявленный группой Моджила феномен может объяснять, почему иногда не получается воспроизвести результаты преклинических испытаний, проведенных в другой лаборатории.
Источник: medportal.ru

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос