Модернизация красноярского здравоохранения закончилась скандалом.

В прошлом году в рамках программы модернизации здравоохранения Красноярская краевая клиническая больница пережила ремонт. Он обошелся бюджету примерно в полмиллиарда рублей. Но теперь Роспотребнадзор был вынужден закрыть в ней половину кабинетов. Пребывание в них угрожает здоровью пациентов и врачей, сообщает 1 канал .
Как показало расследование, в ходе строительства использовались некачественные и опасные материалы. «Установлено превышение содержания формальдегида и фенола в кабинетах приема и служебных помещениях поликлиники», — говорит пресс-секретарь управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю Наталья Краснопеева.
По словам сотрудников учреждения, из-за превышения допустимых норм ядовитых веществ в пять раз они стали чувствовать повышенную утомляемость, тошноту, головные боли. Среди пациентов пострадавших нет. В данный момент стоит вопрос о переделывании ремонта не только в больнице, но и поликлинике.
Одним из источников ядов стал линолеум. Сейчас он снят, а помещение проветрили. Специалисты Роспотребнадзора должны взять пробы воздуха. Также ожидается тестирование красок на стенах и потолочной плитки, отмечает заместитель главного врача Красноярской краевой клинической больницы Валентина Симакова.
Со слов персонала известно, что еще прошлой зимой в больнице велись строительные работы практически в действующих операционных неквалифицированными рабочими. Как поясняет бывшая сотрудница Красноярской краевой клинической больницы Мирослава Демьянчук, на третьем этаже шел капитальный ремонт, и в том же здании стояла аппаратура, где стерилизуют операционные материалы и инструменты.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…