Лечение – роскошь.

Процесс массового закрытия больниц во многих регионах России
набирает обороты
МАРГАРИТА АЛЕХИНА
В некоторых областях страны до больниц придется ехать сотни километров.
В некоторых областях страны до больниц придется ехать сотни километров.

*На этой неделе чиновники сразу нескольких субъектов РФ заявили о слиянии медицинских учреждений в этих регионах. Под «реорганизацию» подпадут и больницы Троицкого округа Москвы, и стационары Владимирской, Нижегородской, Ярославской и Пензенской областей. Процесс укрупнения и централизации медучреждений набирает обороты по всей стране. За доступ к современному медицинскому оборудованию, что якобы обеспечит слияние больниц, врачи могут заплатить многократным ростом нагрузки. Пациентов же ждут долгие поездки к врачу, длинные очереди, сокращение времени приема и, в конечном счете, необходимость обращаться в платные медцентры. А рост спроса на коммерческую медицину и является целью чиновников – в этом убеждены активисты, протестующие против реорганизации медучреждений.
* В эти дни медики городской клинической больницы №72 в столичном Кунцево пытаются воспрепятствовать «реорганизации» своего учреждения. Согласно приказу столичного Департамента здравоохранения от 26 октября, 72-ю больницу планировалось присоединить к другой, клинической, больнице с полным сохранением коечного фонда. «Нас предупредили, что будет произведено сокращение административных штатов, но все лечебные отделения останутся на своих местах и продолжат выполнять свою работу», – поясняется в письме коллектива больницы в Общественную палату (ОП) РФ, опубликованном 7 марта. Официально больница перестала существовать 27 января, тогда же фактически прекратились закупки лекарств и расходных материалов.

Медики, однако, продолжили работать с тем, что есть: в их дальнейшую судьбу их никто не посвятил, никаких договоров подписать не дал. «Сейчас к нам продолжают госпитализировать людей. Нет выхода: в гинекологии 51-й больницы – 85 человек на 65 койках, в 17-й –55 человек на 16 койках. Остаемся только мы», – рассказал «НИ» акушер-гинеколог 72-й больницы Игорь Давыдов. В конце февраля планы столичного Департамента здравоохранения поменялись: вышел приказ, предписывающий сократить коечный фонд больницы на 65%. «Фактически останется работать только родильный дом, а терапевтическое отделение, гинекологические отделения, расположенные в двух больничных корпусах, перестанут существовать», –сказано в петиции медиков.
В беседах с медиками чиновники апеллировали к тому, что больница –нерентабельна. «Беременных действительно лечить невыгодно – у них на 10 дней содержания полагается 12 тысяч рублей, а один день в кардиологии может стоить сотню тысяч рублей», – говорит «НИ» Игорь Давыдов. В своем обращении в ОП РФ врачи указывают, что финансовых вливаний больница в последние годы получала более чем достаточно: «Получено оборудования на 468 678 894,99 руб. За внедрение новых медико-экономических стандартов перечислено более 40 млн. рублей, на медикаменты и расходные материалы получено более 62 млн. рублей. Проводится капитальный ремонт». Однако по воле чиновников все эти деньги оказываются выброшены на ветер.
Не так давно к больнице присоединили второй родильный дом. «Ремонт там длился два года. Закупили оборудования на 470 миллионов рублей. И вдруг сейчас выясняется, что здание совершенно непригодно для эксплуатации, и все эти деньги потрачены зря. Медики, на освоение медицинских стандартов которыми потрачено 100 миллионов рублей, уходят в никуда», –комментирует Игорь Давыдов.
«Вышеуказанные действия департамента могут быть направлены на последующее отчуждение нашего учреждения, расположенного на большом земельном участке в престижном районе города, в частную собственность», – делают вывод сотрудники больницы. Противостояние чиновников и врачей здесь началось задолго до кампании по сокращению бюджетной медицины в столице: «С 2003 года у тогдашнего главврача начали требовать поставить подпись под изменением площади больницы. На отчуждаемой у нас территории планировалось возвести жилой дом. Главврач, будучи муниципальным депутатом, посмотрела план застройки и увидела, что наш роддом там указан как «строение неизвестного назначения». Подписывать не стала. В 2007 году ее заставили уйти».
По общему мнению медиков ГКБ №72, «репрессии» против больницы связаны именно с планами городских властей на землю под учреждением. «Элитное жилье можно построить и в другом месте, но там придется расселять пятиэтажки. А у нас – роскошная территория, почти 10 гектаров, березовая роща рядом», – пояснил доктор Давыдов.
17 марта глава Троицка, вошедшего в позапрошлом году в состав Москвы, Владимир Дудочкин заявил о грядущем закрытии круглосуточного стационара городской больницы. «Его планируют передать в больницу РАН (тоже находится в Троицке. – «НИ»). Конечно, там имеются большие возможности для организации стационара для всего населения города, да и прилегающих территорий. К сожалению, руководство этой больницы, оказывается, не было своевременно предупреждено», – заявил чиновник. Перемены затронут и детское отделение больницы: «Планируется, что в Троицке останется только дневной детский стационар, а в круглосуточные стационары детей будут отправлять в Москву». За счет «круглосуточных» коек, по словам присутствовавшего на совещании представителя горбольницы, расширится дневной стационар. А сокращенные сотрудники могут перейти на работу в городскую поликлинику, «где в них есть большая потребность».
На новость о том, что за экстренной медпомощью ночью придется ехать в столицу, жители отреагировали предсказуемо негативно. «Вчера узнала ужасающую для себя новость! Закрывают все стационары в нашем городе. Грядет сокращение. Так что жителям Троицка надо бы подлечиться напоследок», – пишет пользователь городского интернет-форума. Чиновников засыпают вопросами и на сайте городской администрации: «Насколько это разумно: получить дорогостоящее оборудование в стационары, установить его, а теперь стационар ликвидировать? Ведь койки в стационаре не простаивали без дела, да и деньги, получаемые больницей благодаря стационару, нередко выручали учреждение. А с людьми как? Есть сложившиеся рабочие коллективы – их теперь куда? Или оперирующим хирургам предложат вести поликлинический прием?» Но наибольшее недоумение у горожан вызывает решение приписать детей округа, который находится южнее МКАД, к больнице аж в Сокольниках: «А чего не к Зеленограду?», – горько шутит автор обращения к Троицкой администрации.
Закрытия, сокращения, объединения отделений и целых больниц ждут в этом году и жителей Ярославской области, где, напомним, в минувшем году уже разгорелся скандал вокруг закрытия роддомов. Глава областного департамента здравоохранения Сергей Вундервальд на пресс-конференции 13 марта обосновал необходимость «оптимизации» больниц сокращением финансирования. Уже известно, что Семибратовская и Петровская больницы будут объединены с Ростовской ЦРБ, а медсанчасть «Автодизель» войдет в состав больницы №9. А в департаменте здравоохранения соседней Владимирской области считают, что слияние больниц позволит «более эффективно оказывать медицинскую помощь населению»: укрупнение ждет Суздальскую, Муромскую, Мелеховскую и Киржачскую больницы, которые прирастут за счет соседних городских и поселковых больниц. В Пермском крае под реорганизацию попал уникальный Институт сердца, который планируется присоединить к краевой больнице.
Медики и пациенты все чаще встают на защиту закрываемых больниц. Жители Казани в феврале собирали подписи под петицией на имя президента Татарстана за сохранение детской неврологической клиники имени Лепского, которую предположительно переоборудуют в платный медцентр. Этой зимой на улицы Нижнего Новгорода с протестными акциями выходили медики и пациенты филиала № 1 Борской ЦРБ, круглосуточного стационара в рабочем поселке Сява, детской больницы № 25, городской клинической больницы № 12 и родильного дома № 1. Сохранить удалось только два учреждения – детские поликлиники № 48 и № 39, которые планировалось объединить. Причем в областном Минздраве на протесты жителей отреагировали недоуменно: якобы планов по их слиянию ведомство никогда не вынашивало («Новые Известия» в материале «Спрос на здоровье» от 18 ноября прошлого года сообщали об обратном).
Жители Пензенской области, протестующие против сокращения стационарных коек в Кузнецкой ЦБР и закрытия хирургического отделения в Иссинской больнице, диалога с чиновниками добились, но очень своеобразного. В ответ на обращение в областной Минздрав депутата областного Заксобрания и по совместительству главврача одной из больниц Вячеслава Космачева чиновники упрекнули активиста, что он, как народный избранник, должен не жаловаться, а «использовать свой социальный статус и авторитет для продвижения государственной политики и идеологий в системе здравоохранения, утвержденных на уровне Российской Федерации».
В регионах власти пытаются, объединяя лечебные учреждения, оптимизировать бюджетные расходы. «Есть несколько плохих больниц, и из них решают сделать одну хорошую. Идея нормальная. Но часто это делается необдуманно: не учитывается такая тонкость, как расстояния и качество дорог. Никто не был бы против нескольких перинатальных центров в Ярославской области вместо сельских роддомов, если бы соответствовала инфраструктура. Но получается, что беременную женщину везут 140 километров», – комментирует ситуацию в беседе с «НИ» координатор движения «Вместе за достойную медицину» Алла Фролова.
В Москве же закрытые и объединенные больницы и поликлиники зачастую либо передаются в концессию полностью или частично (то есть сдаются в аренду коммерческим медцентрам, оставаясь юридически государственными), либо просто перепродаются в частные руки. Иногда на их месте возникают заведения, не имеющие никакого отношения к медицине, – например, вместо детских инфекционных больниц №8 в Хамовниках и №12 в районе метро «Белорусская» планируется возвести по гостинице.
Еще летом и осенью прошлого года «реорганизация» затрагивала, за редким исключением, медучреждения, расположенные в центре города – на особенно дорогой земле. Однако свежие примеры показывают, что коммерческий интерес все чаще представляют и больницы, удаленные от центра. Такая участь, судя по всему, ждет и филиал №2 Морозовской детской больницы в Измайлово, отделения которого массово переводят на территорию головной больницы. Там, по словам родителей маленьких пациентов, для них нет места: «Попадая туда, дети оказываются в коридорах помещений прошлого века», – говорится в петиции на имя президента, опубликованной на сайте Change.ru. В связи с нехваткой места во всех переведенных отделениях сокращают количество коек в 2–3 раза. По мнению авторов, доступность медпомощи для детей северо-востока Москвы сильно ухудшится: «Во много раз увеличится время на транспортировку больного ребенка до больницы, что в экстренных случаях станет прямой угрозой для его жизни и здоровья. Значительно вырастет очередь на плановое лечение. По причине удаленности больницы у многих родителей возникнут серьезные трудности в плане посещения и ухода за детьми в стационаре». Опустевшее помещение филиала или землю под ним, по предположению авторов, будут использовать в коммерческих целях.
Сдача государственных медучреждений в концессию – незаконна, убежден в беседе с «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. Недавно г-н Саверский обжаловал в Генпрокуратуру решение о создании «государственно-частного партнерства» на базе ГКБ №63, «реорганизованной» в мае прошлого года. С тех пор ее площади арендует частный «Европейский медицинский центр», который взамен обязан провести там реконструкцию и улучшить материально-техническую базу. После этого центр обязан оказывать гражданам медуслуги, из которых не менее 40% должно предоставляться по полисам ОМС. По словам Александра Саверского, 40% бесплатных медуслуг, обещанные пациентам реорганизованной ГКБ №63, –
«не более, чем капкан, завлекалка. В реальности медики будут бесконечно посылать пациентов кругами, добиваясь от них прибыли». Ответа из Генпрокуратуры на обращение г-на Саверского пока не последовало.
Еще летом минувшего года «НИ» обращались с просьбой прокомментировать ситуацию с закрытием больниц к заместителю мэра по вопросам социального развития Леониду Печатникову, который до этого в течение нескольких лет руководил тем самым «Европейским медицинским центром». Напоминаем, что ответа от него мы, в нарушение законодательства о СМИ, до сих пор не получили.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…