чиновники стимулируют врачебные дефекты

Президент НП «Национальное Агентство по безопасности пациентов и
независимой медицинской экспертизе» Алексей Старченко — об утвердившейся
системе ОМС
— В системе ОМС России давно прочно утвердилась порочная практика двусмысленностей и правовых неопределенностей, в основе которой лежат амбиции менеджеров от здравоохранения рулить процессом, но при этом не отвечать за последствия рулежа, — считает сопредседатель комитета по независимой экспертизе качества медицинской помощи и дефектов медицинской помощи НП «Национальная медицинская палата», профессор Алексей Старченко . — В законе «Об обязательном медицинском страховании» есть несколько перекосов, которые, мягко говоря, изумляют.
Одни статьи вводят ответственность за неисполнение условий договора по обязательному медицинскому страхованию со стороны страховой медицинской организации к учреждению здравоохранения. Другая — говорит об ответственности страховой медицинской организации перед Территориальным фондом ОМС за нарушения договорных обязательств. Создается впечатление о наличии баланса сдержек и противовесов в системе ОМС.
Но на практике – все с точностью да наоборот.
Штрафуем сами себя?
Утвержденная ранее типовая форма договора на оказание и оплату медицинской помощи по ОМС не содержала перечня и размеров финансовых и штрафных санкций к медицинской организации со стороны СМО. Правовая неграмотность чиновников Минздравсоцразвития России привела к тому, что нормативный документ в виде проекта приказа МЗ и СР РФ о правилах ОМС, содержащий перечень и размеры санкций, был отклонен Минюстом России при попытке его государственной регистрации. И правильно был отклонен, т.к. не соответствовал требованиям ГК РФ, где четко указано, что утверждение размеров штрафов и пени – прерогатива закона или договора.
По сути, нормативного правового акта нет.
А применение финансовых санкций к учреждениям здравоохранения было перенесено из сферы правовой в сферу «по понятиям»: ФОМС давил на ТФОМС, ТФОМС давили на управления здравоохранением субъектов и учреждения здравоохранения, чтобы те заключили дополнительные соглашения о санкциях с СМО. Прямо, как в сказке про репку! Но не все медицинские организации сдались, и в настоящее время начались арбитражные процессы о неправомерности применения финансовых санкций в системе ОМС отдельных субъектов РФ.
При этом чиновники территориальных фондов и созданных по новым документам и приказам комиссий – подневольные люди «владельцев» субъекта РФ и не могут объективно рассматривать вопрос о санкциях к медицинским организациям, которые являются их, т.е. государственной собственностью. А вот потребителей медицинской помощи, заинтересованных в надлежащем качестве, практически в этих комиссиях никто не представляет!
Результат не заставил себя ждать: практически все субъекты РФ стали поднимать вопрос о снижении финансовых санкций за ненадлежащее качество медицинской помощи! Вот и начался процесс развала и без того невысокого и надлежащего качества предоставления медицинской помощи.
Процесс усугубляется
И Минздрав России усугубляет это процесс со своей стороны фронта борьбы с пациентами. Минздравом России установлены нормы, стимулирующие оказание медицинской помощи ненадлежащего качества системой штрафных санкций к страховой медицинской организации.
На сайте Минздрава России вывешен проект приказа от 2 ноября 2012 г. «Об утверждении порядка проведения патологоанатомических вскрытий», в котором в качестве объективной (?!) причины расхождения заключительного клинического и патологоанатомического диагнозов указано: «трудность диагностики заболевания: использован весь спектр имеющихся методов диагностики, но диагностические возможности данной медицинской организации, не позволили поставить правильный диагноз».
Значит, пациентов-налогоплательщиков обрекают на законную смерть от получения медицинской помощи в учреждениях, где отсутствует необходимое оборудование? А как так может случиться, что такое учреждение существует? А как возможно, что туда направляют, как на эшафот пациентов? Это же вопиющее нарушение требований закона, в котором установлено обязательство соответствия оказания медицинской помощи порядкам и стандартам оказания медицинской помощи, которые включают перечень оснащения и оборудования.
Ситуация, при которой диагностические возможности медицинской организации не позволили поставить правильный диагноз, – ситуация вне закона! Такая ситуация не может быть правилом, она – исключение из правил, условия и обстоятельства наступления которого должны быть четко описаны в нормативном акте.
Санкции не соответствуют
В конце прошлого года была утверждена новая форма типового договора на оказание и оплату медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, опять-таки без финансовых санкций к медицинской организации.
Одновременно страховщики могут быть оштрафованы в размере нескольких сот тысяч или миллионов рублей.
На лицо — несоответствие соотнесения штрафных санкций в системе ОМС:
медицинская организация реально способная нанести вред жизни и здоровью гражданина и причинить смерть несет ответственность несоизмеримо финансово низкую по сравнению с организацией (СМО), которая не несет абсолютно никакой социальной опасности для гражданина ненадлежащим исполнением бюрократических формальностей (проведение экспертизы, заполнение акта экспертизы, соблюдение сроков и объемов экспертиз), но которая отвечает несоизмеримым объемом финансового штрафа.
При этом необходимо учесть и социальные последствия для общества и гражданина подобного несоответствия штрафных санкций:
— вред жизни и здоровью гражданина, причиненный медицинской организацией, имеет существенное значение для последующих расходов на долечивание или исправление дефектов, возникновению обязательств государства по содержанию инвалида, либо вообще не подлежит коррекция в виде летального исхода;
— в то время как ненадлежащее исполнение страховой компанией обязанностей перед застрахованным лицом, как правило, не приводит к возникновению вреда его жизни и здоровью или возникновению у государства обязательств по его содержанию в результате инвалидности.
Сам подход Минздрава России крайне порочен – он стимулирует причинение вреда здоровью пациентов и способствует увеличению дефектов качества медицинской помощи. Если эксперт страховой компании не выявил дефект оказания медицинской помощи, к страховой компании применяют небольшой штраф – 10% от «переплаченной» суммы за оплату медицинской помощи ненадлежащего качества. А если эксперт страховой компании «перевыявил» дефект, т.е. страховая компания необоснованно исключила из оплаты часть медицинской помощи, показавшейся эксперту ненадлежащей, то страховую компанию штрафуют аж на 10% суммы средств, перечисленных ТФОМС на ведение дела СМО за период, в котором допущены нарушения.
Что более опасно для пациента? Конечно, первый случай более опасен для пациента – дефект экспертом не выявлен, он будет тиражироваться, он, в конечном счете, может «убить» пациента! А штраф за это – минимален!
Во втором случае эксперт искал дефекты, вникал в оказание медицинской помощи, но немного «перебдел» — дефекта реально не было, пациент был в безопасности! Денежные средства можно легко вернуть медицинской организации! А штраф – огромен!

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос