компьютер и остановка седца

Американские исследователи создали алгоритм, рассчитывающий вероятность
остановки сердца и дыхания у пациентов клиник на основе данных их
истории болезни, сообщает New Scientist. Система сможет заблаговременно
предупредить об опасном развитии событий (в лучшем случае за четыре часа).
В американских больницах врачи и медсестры оценивают состояние больных, и прежде всего риск экстренной ситуации, требующей реанимации больных, по специальной карточке (модифицированной шкале раннего предупреждения, MEWS). Там указывается четыре показателя: систолическое артериальное давление, частота сердцебиения, артериальное давление и температура.
Шрирам Соманчи (Sriram Somanchi) из Университета Карнеги-Меллон в Питтсбурге ввел в систему данные по 133 тысячам пациентов, проходивших лечение в четырех чикагских больницах в 2006-2011 годах. Вызывать реанимацию к ним пришлось в общей сложности 815 раз. Алгоритм Соманчи, опираясь на 72 показателя, учтенные в историях болезни (в частности, возраст, уровень глюкозы, количество тромбоцитов в крови), предсказал будущую остановку сердца и дыхания в 70 процентах случаев. Для сравнения, врачи по MEWS догадывались о риске опасной ситуации всего в 30 процентах случаев.
Однако алгоритм еще предстоит доработать — он слишком часто выдает ложную тревогу (в 20 процентах случаев). Соманчи собирается корректировать его с помощью данных, полученных в других больницах.
Кроме того, не все ученые согласились с ценностью новой системы. По мнению Питера Доннана (Peter Donnan), специалиста по биологической статистике из Университета Данди (Великобритания), MEWS приносит больше пользы, так как она опирается на минимальный список показателей, и далеко не все больницы собирают и хранят столько информации о пациентах, как чикагские. «С точки зрения статистики, чем меньше модель, тем она лучше», — отметил ученый.

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…