Зачем мы кормим «белые халаты»?

Мне кажется, есть две категории врачей: бесплатные пахари и дорогие спецы. Вторые без мзды даже разговаривать не станут, а за твои деньги тебе с удовольствием проведут ненужную операцию, а потом будут лечить «осложнения». Первые искренне переживают за болячки своих пациентов и всеми силами пытаются вылечить (остались еще такие, не спорьте!).
Вторые в течение моей жизни рьяно пытались провести операцию на яичнике, пугая некой гнойной кистой и приписывая в карте температуру (по молодости). Отправилась в другую больницу, где не нашли никаких поводов для оперативного вмешательства и откололи простым гентомицином с глюкозой… Потом собирались резать мениск за некую некислую сумму, да я отказалась. Вот уже лет пять про свой мениск не вспоминаю, даже не помню, на каком колене травма была.
Моему гинекологу – 72 (!) года. В жизни не видела бабулю со столь ясной памятью! Любой студент перед сдачей сапромата убился бы об стену от зависти к этой сухонькой старушке. Через три года она может напомнить, что тогда-то тогда-то ты опоздала на прием на целую неделю (я не шучу). Любит всех беременных, как родных внучек, дай ей бог здоровья и долгих лет жизни и работы! К ней прут на консультации со всего города, благо, сейчас это возможно по полису. Ее зарплата – 11,5 тысяч рублей (случайно услышала из ее телефонного разговора). Не берет ни за что и ничего, кроме цветов и конфет. За деньги, которые ей суют, щуплая добрая старушка может выставить из кабинета… Но потом все равно будет лечить!
К чему это я? Да просто на днях стала свидетельницей весьма любопытного разговора в очереди в ЖК. Дамы обсуждали, кому, сколько и за что надо платить. Ложишься «на сохранение» — берут такую сумму, рожаешь – другую. Идешь на операцию – надо заплатить вот столько-то, иначе… Далее следуют дикие страшилки, от которых ни на грамм не застрахован «платник». Сидела я рядом с ними, скучала… И черт меня дернул за язык: «А не платить не пробовали?». Повисла пауза, после которой я услышала удивительные вещи.
— Мы че, нищие, чтобы не заплатить за рождение первого ребенка?
— Если не заплатишь – тебе такое устроят!
— Так положено, нечего в чужой монастырь со своим уставом!
— Они получают такие нищенские зарплаты, что это грех – не заплатить!
И все это говорили с умным видом девочки лет 20-25, которые сами-то,
думаю, еще не заработали, чтоб заплатить за свое лечение (роды). То
есть, они спокойно раскидываются деньгами родителей (мужа), изрекая
«умные» сентенции…
Я не согласна ни с одним доводом. Особенно с «они тебе такое сделают!». Пардон, если заплатить криворукому неучу, которому досталось место оперирующего гинеколога «по наследству» (по блату, за деньги), то он что – сразу поумнеет? Снова перечитает весь курс акушерства-гинекологии-хирургии и станет отличным специалистом?
Особенно впечатлило утверждение, что «так положено». Кем положено? Нами и положено. Да, кстати. Один раз сподобилась «положить» сама. В карман.
Это была искренняя благодарность за то, что доктор меня действительно
вылечила, «подчищая» за залечившими меня недоучками. И вот когда я
положила в карман белого халата… Поняла, что там очень мало места –
карман забит такими же купюрами. Я была впечатлена…
Но слышала и дикие истории о том, что беременных дам в схватках просто не принимали «по скорой» в роддом: мол, мест нет! В смысле, пока не заплатишь, мест нет. Или оставляют валяться в коридоре, пока сама не разрешишься, — никто не подойдет. Или… думаю, у каждого из вас в запасе есть такие истории. Так вот, не мы ли спровоцировали такое мерзкое, потребительское отношение к нам врачей? Не мы ли их убедили в том, что МЫ обязаны платить им из своего кармана, а не правительство –устанавливать достойную зарплату? Предлагаю подумать над этим на досуге, стоя в очереди к очередному криворукому хапуге.
Источник: Гайдпарк

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…