Суррогатное материнство: несовершенство законодательства

Суррогатное материнство ставит перед врачами и юристами целый комплекс трудно разрешимых этико-правовых проблем. И по мере прогресса в области биологии и медицины возникают все более сложные вопросы, которые настоятельно требуют своего разрешения, считает доцент Московской государственной юридической академии имени О.Е.Кутафина, доктор юридических наук Надежда Кручинина.
Противники суррогатного материнства заявляют, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков, Они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон.
Существуют также опасения, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать «своего» ребенка после установления той связи с ним, которая создалась во время 9-месячной беременности и родов (даже если вначале женщине казалось, что сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний).
Практика заменяющего материнства подвергается критике и за возможность коммерциализации, которая заключается в том, что данный метод может быть использован как средство эксплуатации женщин в роли платных инкубаторов, производящих детей для богатых заказчиков, а феминистки к тому же считают, что суррогатное материнство будет способствовать эксплуатации женщин. О запрещении использования суррогатного материнства в коммерческих целях говорится в Брюссельской декларации Всемирной медицинской ассоциации 1985 г.
Уменьшению риска коммерциализации суррогатного материнства может способствовать, например, то, что в качестве заменяющих матерей выступают родственники бесплодной пары, которые будут относиться к ребенку с неподдельной любовью. Например, в 1994 году в Австралии был снят ряд ограничений с закона об использовании суррогатного материнства, что позволило сестрам и кузинам генетических родителей стать заменяющими материями. В штате Северная Каролина (США) сестра женщины, которая сама не состоянии была выносить ребенка, была оплодотворена спермой ее мужа и в мае 1994 года родила младенца. Прежде чем принять такое решение, супруги шесть лет лечились от бесплодия. Первый же случай вынашивания ребенка матерью вместо бесплодной дочери был зарегистрирован в ЮАР в 1987 году.
В различных странах по-разному относятся к суррогатному материнству: от запрета до правительственной поддержки.В России суррогатное материнство регламентируется Семейным кодексом РФ, Федеральным законом №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Законом № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Приказом Минздрава РФ от 26.02.03 №67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».
Для регистрации ребенка, рожденного суррогатной матерью, родители должны предоставить в органы ЗАГС медицинское свидетельство о рождении ребенка, согласие суррогатной матери, справку из клиники ЭКО и заявление главврача.
Ошибочно считать, что услугами суррогатной материв России может воспользоваться только супружеская пара. Действующее законодательство не предусматривает каких-либо запретов или ограничений по признаку супружеского статуса или пола при реализации программ суррогатного материнства.
Закон не запрещает регистрацию детей, родившихся у одиноких женщин и мужчин с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, включая и суррогатное материнство, а только регулирует порядок регистрации детей, родившихся вследствие реализации программы суррогатного материнства у лиц, состоящих в браке (п.4, ст.51 СК РФ), устанавливая в качестве единственного условия такой регистрации получение предварительного согласия суррогатной матери.
Ссылки на п.7 приказа Минздрава РФ от 26.02.2003 года №67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» несостоятельны, так как первый абзац упомянутого пункта прямо указывает на то, что правовые аспекты суррогатного материнства определены иными нормами действующего законодательства, то есть данный документ не регулирует никакие правовые вопросы, связанные с суррогатным материнством.
Есть сложности при регистрации «суррогатных» детей у одиноких женщин, но если речь идет о необычных репродуктивных программах (посмертная репродукция, сочетание суррогатного материнства с донорскими программами и пр.), трудности увеличиваются в геометрической прогрессии.
Российский закон не оговаривает ситуацию, которая может возникнуть в случае развода или смерти биологических родителей до рождения ребенка. Родители в любом случае должны быть вписаны в свидетельство о рождении своего «суррогатного» ребенка. Вопрос о том, кто из родителей будет его воспитывать, должен решаться предусмотренным п.2 ст.66 Семейного Кодекса РФ соглашением об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, или же в судебном порядке с участием органов опеки и попечительства.
По Семейному кодексу РФ (п.4 ст.51) заказчики могут быть записаны родителями ребенка лишь с согласия женщины, его родившей. Отозвать свое согласие после регистрации ребенка суррогатная мать уже не вправе.Зарубежная практика имеет значительный опыт в применении этого института, хотя и не может характеризоваться как однозначная. И в настоящее время вопрос о суррогатном материнстве имеет большую актуальность за рубежом.
Первый судебный иск, связанный со спором между суррогатной матерью с супругами, имел место в США в 1988 году. Дело, известное как In re Baby M, было связано с решением суда о передаче ребенка суррогатной матери, которая отказалась от вознаграждения в размере 10 тысяч долларов и решила оставить ребенка себе. После этого случая судебная практика не была столь единогласна в своих решениях, несмотря на господство судебного прецедента в системе англосаксонского права.
Законодательство Российской Федерации далеко от совершенства в области репродуктивных технологий. В Семейном кодексе Российской Федерации отсутствуют требования к суррогатной матери, что недопустимо, ведь многие вновь появившиеся в СК РФ положения являются новацией и их определения существенны в целях правильного правоприменения, в то время как зарубежная практика располагает не только понятием, но и выделяет различные виды суррогатного материнства.
В Англии под суррогатным материнством понимается процесс вынашивания ребенка женщиной, заключившей договор с супругами, которые не могут иметь или выносить ребенка. В США суррогатная мать — женщина, добровольно согласившаяся родить ребенка и передать его согласно условиям договора другой стороне. В Австралии понятие суррогатного материнства рассматривается как соглашение, согласно которому женщина соглашается выносить и родить ребенка для другого человека или людей (будущих назначенных родителей), которые получат ребенка после его рождения.
В отечественной литературе встречается определение суррогатной матери как здоровой женщины, согласной на основе договора после искусственного оплодотворения выносить и родить ребенка для другой семьи. При этом зачатие происходит в условиях специализированного медицинского учреждения без полового акта, для чего могут использоваться яйцеклетки и сперма как бесплодной супружеской пары, так и доноров.
Представляется, что легальное определение суррогатного материнства должно акцентировать внимание на договор. Заключаемый сторонами, для того, чтобы обозначить именно договорный характер возникающих отношений. Таким образом¸ суррогатное материнство — соглашение между лицом или лицами, желающими стать родителями, и женщиной, согласной на искусственное оплодотворение, вынашивание и рождение ребенка, с последующей его передачей другой стороне по договору, за вознаграждение либо без такового. Суррогатное материнство должно основываться на законодательном уровне, где четко должны быть прописаны права и обязанности всех участников соглашения.

Источник: ria-ami.

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…