Патология системы гемостаза и хронический эндометрит как причина неудач ЭКО

Е.Б. Рудакова, Е.В. Полторака, О.А. Лобода, М.А. Пилипенко, О.М. Бурова
Кафедра акушерства и гинекологии № 2 Омской государственной медицинской академии
Омский центр репродуктивной медицины, г. Омск, Россия
Материалы XVIII ежегодной международной конференции РАРЧ Самара 4 – 6 сентября 2008 года
Цель исследования. Изучение факторов риска неудачного исхода ЭКО.
Материалы и методы. Проведено комплексное обследование 65 пациенток с сочетанными формами бесплодия, вступающих в цикл ЭКО. Кроме стандартных методов исследования, оценивалось состояние сосудисто-тромбоцитарного и коагуляционного звеньев гемостаза, наличие волчаночного антикоагулянта (ВА). Пациенткам, у которых после ЭКО беременность не наступила, в следующем менструальном цикле производились трансвагинальное УЗИ и биопсия эндометрия. Иммуногистохимическое исследование биоптатов эндометрия осуществлялось с использованием моноклональных антител (“Novoсastra”, UK) к эстрогеновым (ЭР) и прогестероновым (ПР) рецепторам с оценкой интенсивности реакции методом гистологического счета “quickscore” (Detre S. и соавт., 1995).
Результаты. По данным уровня хорионического гонадотропина, на 14 день после ПЭ у 34 пациенток (52%) беременность отсутствовала, у 31 пациентки (48%) наступила имплантация, из них у 22 женщин (71%) беременность была подтверждена при УЗИ на 21-й день после ПЭ. В I триместре у 14 пациенток (45%) произошло самопроизвольное прерывание беременности, причем у большинства на сроке 5–7 недель.
Таким образом, биохимическая беременность и прерывание беременности на раннем сроке отмечались у 23 (74%) пациенток из 31.
При ретроспективном анализе гемостазиограмм, выполненных данным женщинам перед вступлением в программу, были выявлены достоверные отличия в частоте встречаемости активации сосудисто-тромбоцитарного (p=0,037) и коагуляционного (p=0,023) звеньев гемостаза с преобладанием у женщин с прервавшейся беременностью. В данной группе пациенток у 6 женщин (26%) был выявлен ВА. Возможно, у остальных пациенток патология системы гемостаза была вызвана другими причинами, в том числе наследственными тромбофилиями. Из 34 пациенток с несостоявшейся имплантацией в цикле ЭКО у 19 (56%) на основании клинико-аппаратного обследования был заподозрен хронический эндометрит (ХЭ). Морфологически ХЭ был подтвержден у 25 женщин (74%): у 19 — с клиникой ХЭ и у 6 — без подозрения на данную патологию. По данным иммуногистохимического исследования, экспрессия ЭР и ПР при ХЭ отличалась от таковой в норме: выявлено достоверно более раннее истощение рецепторного аппарата с резким снижением экспрессии рецепторов с началом фазы секреции (p< 0,05). Выводы. Одной из основных причин несостоявшейся имплантации в программе ЭКО является ХЭ. В связи с недостаточной эффективностью клинико-аппаратных методов диагностики ХЭ (чувствительность 76%, специфичность 100%) морфологическое исследование биоптатов эндометрия является необходимым звеном в обследовании женщин перед ЭКО после первой неудачной попытки. Ведущей причиной ранних потерь беременности является патология системы гемостаза, обуславливающая неполноценную имплантацию и нарушение плацентации. В связи с этим необходимо комплексное исследование системы гемостаза всем женщинам, вступающим в программу ЭКО.

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос