Почему вымирает Россия

Согласно самым реалистичным демографическим прогнозам, население России в ближайшие десятилетия будет не расти, а сокращаться. В то же время в крупных городах есть проблема нехватки доступного жилья для населения. Государство же принимает многообещающие программы: поставить рекорды по вводу жилья, перегнать всех и вся и тому подобное. Согласно планам Министерства регионального развития, в 2013 году планируется ввести 64 млн кв. метров жилья, в 2015 году – 71 млн кв. метров, а в 2020 году –
92 млн кв. метров./
Увы, за бодрыми отчетами о введенных квадратных метрах зачастую забывают о весьма неприятной проблеме. Сокращение численности населения идет неравномерно по регионам России. Москве, например, сокращение населения не грозит. Тут стоит проблема строительства жилья и создания широкой урбанизированной зоны вокруг Москвы. Но в большинстве других регионов страны жилье надо будет не строить, а сносить, причем в огромных, увеличивающихся масштабах. А что такое ликвидация жилья? Это ликвидация инфраструктурных элементов: подачи воды, электроэнергии. Не могут же питаться электроэнергией пустующие деревни, поселки и районы городов. Расселение становится более дисперсным, усложняется поддержание инфраструктурных связей. Нельзя продолжать строить дороги, которые связывают пустеющие населенные пункты. Это очень затратно и неэффективно.
Отсюда неизбежная тенденция – добровольная и принудительная концентрации населения, ликвидация неперспективных поселков и деревень. Все это социально болезненные меры, но они неотвратимы. Ведь есть поселки, где в многоэтажном доме живет один человек или несколько семей. Их нужно обеспечивать теплом, водоснабжением, канализацией и прочим. С другой стороны, нельзя эти разрушающиеся дома оставлять, чтобы там жили бомжи, наркоманы и крысы. Это очень сложная проблема, которая практически не обсуждается.
Перепись населения 2010 года обнаружила массу поселков и городов, от которых остались одни названия! Они значатся в кадастрах, они существуют на бумаге как административные единицы. Многие руководители районного или даже областного уровня командуют территориями, на которых нет людей.
Резко снизилась населенность не только деревень, которые просто исчезают с карт, но и малых городов и поселков. Не стоит думать, что это только районы Дальнего Востока, – это и области, находящиеся в 200–300 километрах от Москвы. Конечно, в зоне притяжения крупных городов это не проблема. Но достаточно выехать недалеко за пределы этой зоны, и вы увидите, что там происходит. Возьмем, к примеру, Тверскую область, которая исторически разрывается между Петербургом и Москвой. Миграция в эти два мегаполиса в совокупности с высокой смертностью и низкой рождаемостью приводит к обезлюдению региона.
Если посмотреть на Сибирь, то будет очень трудно поддерживать разреженную «ядерную структуру», присущую системе расселения за Уралом. Там и так всегда не хватало центров – мест концентраций функций второго уровня, а экономические и административные центры первого уровня были в основном расположены вдоль Транссибирской магистрали. А вокруг них пустыня. В дальнейшем проблемы там будут только нарастать.
И возникает естественный вопрос: как сохранить социально-экономическую и политическую целостность страны с такой системой расселения – с гипертрофированной столичной головой, со слабеющим телом в центральной европейской части и слишком тонким хребтом за Уралом? На этот вопрос ответа пока нет.
Сергей Захаров
Источник: slon.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос