Больницы передадут в аренду

Анастасия Якорева
Московские медучреждения могут передать в управление частным компаниям по договору концессии. Концессионер инвестирует в материальное оснащение, ремонт и переоборудование и окупает свои затраты за счет оказания платных услуг.
О том, что московские власти планируют передавать имущество городских больниц в концессию, рассказал «Эху Москвы» заместитель мэра Москвы по социальному развитию Леонид Печатников. По его словам, выбирать концессионеров город будет через конкурс бизнес-планов. Победитель получит в управление больничное имущество и будет получать деньги от государства за обслуживание по программе ОМС, зарабатывая при этом на платных услугах.
Передача имущества будет основываться на законе «О концессионных соглашениях», который действует уже с 2005 года, но об активном использовании которого при организации медицины в столице заговорили только с приходом мэра Сергея Собянина.
Передача больниц в концессию — это само по себе правильное начинание, но все зависит от деталей, считает директор Института экономики здравоохранения НИУ-ВШЭ Лариса Попович.
«Например, в Болгарии развитие концессий привело к полному исчезновению бесплатной медицины, а в Канаде — наоборот, позволило поднять качество бесплатных услуг», — рассказывает она.
Главная опасность, по мнению Попович, кроется в том, что все изменения, связанные с концессиями, никак не обсуждаются с обществом, все происходит без общественной экспертизы. «В любом случае, сейчас передача в концессию будет затруднена из-за непроработанности законодательства», — уточняет она.
В России уже есть прецеденты частного управления государственной собственностью. Наибольшим спросом среди инвесторов пользуются родильные дома, центры планирования семьи, стоматологические поликлиники и больницы. Какие именно городские больницы из 97 имеющихся в Москве будут переданы в частное управление, пока неизвестно.
Кто именно будет определять, заключать договор концессии или нет, будет зависеть от статуса медицинского учреждения — автономное оно, бюджетное или казенное. С 1 июля 2012 года все медучреждения со статусом уже определились.
«Автономные учреждения будут сами решать, вступать в договор концессии или нет, — поясняет директор Cegedim Strategic Data Давид Мелик-Гусейнов. — Судьбу бюджетных учреждений будут решать чиновники, которые, скорее, будут заинтересованы в том, чтобы сдать медучреждение в концессию».
Заинтересованность чиновников подтверждают и высказывания самого Печатникова, который в прошлом являлся президентом Европейского медицинского центра (сейчас ЕМЦ претендует на городскую клиническую больницу № 63).
По подсчетам Мелик-Гусейнова, 15% медучреждений сейчас получили статус автономных, 8% — казенных, все остальные — бюджетные.
«В ближайшее время Минздрав должен будет определить список платных и бесплатных услуг для больниц, сданных в концессию, — указывает Мелик-Гусейнов. — Пока такого списка нет».
Источник: expert.ru

Tags: ,

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос