Что привнесет новый закон «Об охране здоровья граждан в РФ»

/Напомним: Государственная Дума утвердила в третьем, окончательном

чтении нашумевший законопроект, по которому мы будем жить и лечиться

долгие годы. Мы рассказали о самых важных новациях (подробнее…). Вот

что думают наши читатели./

О бесплатной медицине

Гость:

Перед любой «бесплатной» операцией с пациентом всегда общается анестезиолог, который ненавязчиво объясняет, что после наркоза можно и не проснуться, поэтому анестезиологу надо заплатить. В зависимости от операции, больницы и анестезиолога такса за наркоз плановой операции сейчас от 3 до десятков тысяч рублей.

Ирэн:

Какую бесплатную медицину нам гарантируют, если платно все — и первый прием, и анализы, и наркоз?! Надо тайно поставить видеокамеры в больницах. Думаю, Антикоррупционный комитет сможет увидеть много интересного!

Наш комментарий:

Видеокамеры в больницах, тем более скрытые, никак не вписываются в понятие врачебной тайны, которая очень строго охраняется по новому закону (к примеру, если подросток старше 15 лет обратится к врачу, тому будет запрещено докладывать об этом родителям).

Что касается «мести» врачей за попытки пациентов отстаивать свои права, в том числе на бесплатное лечение, то медицинские адвокаты уже не раз опровергали этот миф. Практикующие юристы уверяют: если после намека об оплате вы поговорите с заведующим отделением и(или) главврачом, позвоните своему медстраховщику, то доктор будет относиться добросовестнее и внимательнее. Потому что длительные и нервные разбирательства с дотошным пациентом медикам себе дороже.

О детском донорстве

Какой ужас:

В нашей и без того беспредельной действительности, при сегодняшнем разгуле преступности узаконивать детское донорство — это просто криминал на госуровне!

Читательница:

Люди, успокойтесь! Ну да, существует коррупция, но где же ее нет!  Донорство, особенно детское, — это шанс для больных детей! Людям, потерявшим своего ребенка, будет легко и светло на душе, если они будут знать, что какая-то часть их кровиночки подарит жизнь другому ребенку!

Наш комментарий:

Детское донорство разрешено в большинстве стран мира. В России по новому закону будет разрешено только посмертное изъятие органов несовершеннолетних для трансплантации. Обязательно письменное согласие одного из родителей.

О стандартах лечения

Игорь:

В законе речь идет не о человеке, а о стандартной машине, состоящей из запчастей. А если у человека заболевание развивается нестандартно, как его будут лечить?

Наш комментарий:

Одним из основных новшеств станет введение обязательных стандартов медицинской помощи и порядков ее оказания. Как поясняют в Минздравсоцразвития, эти документы разрабатывались ведущими медицинскими специалистами. «В стандартах четко определяется и прописывается весь комплекс возможных медицинских процедур (диагностических, лечебных, реабилитационных), а также перечень используемых лекарств, компонентов крови, лечебного питания и других компонентов медпомощи», — рассказала «КП» замминистра Минздравсоцразвития Вероника Скворцова. В то же время если случай конкретного пациента не вписывается в стандарт, если ему по медпоказаниям требуются другие лекарства, то все это будет предоставлено бесплатно, заверяют в Минздраве. Специальные решения по особым случаям будет принимать врачебная комиссия больницы.

Анна Добрюха

Источник: kp.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…