Чрескожная криодеструкция опухоли увеличивает выживаемость при раке яичников

Группа учёных из Школы медицины при университете Уэйна в Детройте показало, что чрескожная криодеструкция опухоли под контролем УЗИ повышает выживаемость и уменьшает риск рецидивов при запущенном раке яичников.

Рак яичников — один из самых опасных видов рака. По данным Национального института здоровья США, этот диагноз ежегодно устанавливается 22 тыс.  женщин. В 2011 году рак яичников унёс жизни 15 тысяч жизней.

Криодеструкция — это один из методов местного лечения при раке яичников, отмечает д-р Peter Littrup, профессор радиологии и директор отделения радиологических исследований при Институте рака им. Барбары Анны Карманос. Если хирургическое лечение и химиотерапия зарекомендовали себя эффективными методами системного лечения рака яичников, криодеструкция применяется на поздней стадии заболевания, а также в тех случаях, когда опухолей мало и они небольшие.

В исследовании участвовала 21 женщина. В 98% случаев с помощью криодеструкции удалось добиться выживаемости в 56 месяцев (около 4,6 лет). Для сравнения: 60% пациенток с раком яичников, у которых нельзя полностью удалить опухоль хирургическим путём, живут после операции от 7 месяцев до 2,5 лет.

Кроме этого, настоящее исследование показало, что медицинские расходы при криодеструкции составляют в среднем 26 806 долл. США на одну спасённую жизнь в год, что почти на 75% меньше принятого стандарта в 100 тыс. долл. США.

Основываясь на 7-летнем сборе данных, учёные признают долговременную эффективность криодеструкции.

Результаты исследования были представлены на Международном симпозиуме по эндоваскулярной терапии, прошедшем в январе 2012 года в Майами.

*Источник: * Medicalnewstoday.com

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…