Чего хотят фармацевты?

Согласно данным Управления по контролю за продуктами и лекарственными

препаратами (Food and Drugs Administration – FDA) общее количество

административных и уголовных дел против американских фармацевтических

компаний достигает миллиона в год. Кто только не обвиняет производителей

лекарственных препаратов в мошенничестве – от рядовых жителей,

оставшихся инвалидами после приёма «спасительной таблетки», до

государственных департаментов, недосчитавшихся миллионов долларов в

качестве налоговых отчислений.   /

Надо сказать, что фармацевтика – это единственный бизнес, которому очень многое сходит с рук. Какие бы ошибки и преступления здесь не совершались, приговор в подавляющем большинстве случаев остаётся неизменным – денежный штраф. Практически никогда за решётку не отправляются живые люди, причастные к тем или иным злодеяниям. Что же касается денег, то их у производителей лекарственных средств так много, что они могут позволить себе преступать закон вновь и вновь.

Вот лишь немного примеров исков против фармацевтических гигантов, поданных во второй половине ноября – начале декабря. Восемь супружеских пар из семи разных штатов подали в суд на компанию «Pfizer», которая производит «самый безопасный антидепрессант для будущих мам» «Zoloft».  Из-за употребления препарата женщиной во время беременности дети родились с дефектами, среди которых – порок сердца, заячья губа, косолапость, пупочная грыжа и т. д.

«Нет никакого сомнения в том, что эксперты «Pfizer» знали, что «Zoloft» проникает через плаценту и оказывает влияние на развитие плода, – сказал адвокат пострадавших. – Десятки тысяч беременных женщин, однако, продолжают его употреблять».

Другой фармацевтический монстр «Merck & Co.» семь долгих лет открещивался от побочных эффектов обезболивающего «Vioxx», которое «наградило» пороком сердца более 100 тысяч американцев. Только на прошлой неделе профессиональная команда адвокатов «Merck & Co.» добилась закрытия дела, согласившись на штраф в размере $950 миллионов.  Конкретные лица опять не были наказаны.

Адвокаты фармацевтической компании «Eli Lilly» уже несколько лет воюют в суде с родственниками пациентов домов для престарелых. Препарат «Zyprexa», помогающий успокоить агрессивных больных, страдающих слабоумием, повышает сахар и холестерин в крови, что приводит к увеличению веса и закупорке сосудов. Точное количество людей, умерших после приёма «Zyprexa», неизвестно. Называются цифры от 5 до 15 тысяч человек.

Подобных случаев так много, что журналисты порой даже не уделяют внимания судебным тяжбам против фармацевтических компаний. К тому же уголовные дела такого характера имеют две особенности. Во-первых, они тянутся много лет (всё это время критикуемый препарат, как правило, продолжает продаваться). Во-вторых, дело всегда заканчивается либо выплатой компенсации, либо победой фармацевтов. Всё предрешено заранее.

Методика работы современных фармацевтических компаний, не побоюсь этого слова, преступна. Каждое новое лекарство создаётся вовсе не для того, чтобы вылечить человека, а для того, чтобы компания заработала очередные миллиарды долларов. Человеческие жизни для фармацевтов не значат ничего.  Десятки тысяч людей умирают ежегодно от пилюль и таблеток, воздействие которых на человеческий организм до конца не установлено.

Любопытно, что по статистике жители Соединённых Штатов употребляют свыше миллиарда таблеток ежедневно. 5% населения съедает более 25 таблеток в сутки. Четверть века назад эти два показателя были почти в три раза ниже.  «Самое удивительное заключается в том, что существуют десятки официальных исследований, согласно которым 90% лекарственных препаратов не приносят никакой пользы, – рассказывает Мартин Ли, активист движения по ограничению деятельности фармацевтических компаний. – Однако на эти исследования никто не обращает внимания. Люди верят на слово докторам, которые подвергаются давлению со стороны производителей таблеток».

Независимый борец с наркотиками из Флориды Глен Оумил, помогающий зависимым людям реабилитироваться, считает, что принципы работы фармацевтический компаний ничем не отличаются от принципов работы мексиканских наркокартелей. «Разница лишь в том, что члены картелей могут оказаться в тюрьме, – говорит Оумил. – Фармацевты же находятся вне закона. Все совершённые преступления им сходят с рук».

Оумил совершенно прав. Фармацевтов и наркоторговцев интересуют лишь стабильный заработок и постоянно увеличивающее число клиентов, зависимых от лекарств (наркотиков). Эти отнюдь не гуманные цели привели к тому, что в 2011 году по стране прокатилась «эпидемия передозировок» (overdose epidemic). Зависимые люди умирают в госпиталях, дома, на работе, во время прогулок и даже за рулём транспортных средств.

Конвейер по производству антидепрессантов и обезболивающего набрал такую бешеную скорость, что достать наркотические таблетки в обход медицинских учреждений сегодня не составляет никакого труда.

Так, 14-летний житель Калифорнии Майкл Т., задержанный полицией на прошлой неделе, торговал обезболивающими таблетками, которые находил в мусорных корзинах своих соседей. Последние же без всякого угрызения совести выбрасывали пилюли, потому что доктора регулярно выписывали им новые рецепты.

«Я обновляю все свои баночки с таблетками раз в месяц, – призналась одна из соседок юного наркоторговца. – Мне хорошо известно, что эти лекарства могут храниться годами, однако доктора требуют, чтобы я это делала».

Согласно неофициальной статистике, от которой фармацевты всячески открещиваются, 35% выпущенных таблеток в конечном счёте оказывается в мусорном баке. Ещё 35% препаратов (антидепрессанты, обезболивающие средства) отправляется на подпольный рынок (благодаря фармацевтам, докторам и другим медработникам). Получается, что только 30% популярных лекарств доходят до людей, для которых они создавались.

Любопытно, что существует немало повисших в воздухе законопроектов, которые могут снизить количество преступлений, совершаемых фармацевтическими гигантами. Инициативная группа из Западной Вирджинии, например, предлагает ставить серийный номер на каждой таблетке. Эта разумная мера, которая, кстати, стоит гораздо дешевле, чем кажется, помогла бы предотвратить выброс наркотических препаратов на подпольный рынок.

Законодатели Флориды всерьёз подумывают над тем, чтобы ввести уголовное наказание для каждого врача, выписывающего рецепты «для профилактики» или «на всякий случай».

Сторонники здорового образа жизни из Айовы вообще намерены развернуть кампанию против лекарств. В штате проживают десятки тысяч пенсионеров, находящихся в сильнейшей психологической и физической зависимости от таблеток.

К сожалению, сегодня нет даже малейшей надежды на революцию в фармацевтической индустрии Америки. Существующая система приносит огромные деньги в федеральный бюджет и обеспечивает гарантированной работой самых разных специалистов – от судей и прокуроров до священников и гробовщиков…

Максим Бондарь

Источник: russian-bazaar.com

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…