Хорошего врача народ сможет прокормить

Проблема мошенничества в области здравоохранения актуальна во всем

мире. По последним оценкам Всемирной организации здравоохранения,

ежегодные глобальные расходы на здравоохранение составляют 5,7 трлн.

долларов. Каждый год 7,29% из этой суммы, или порядка 415 млрд.

долларов, теряется из-за мошенничества и ошибок./

Например, здравоохранение ЮАР ежегодно теряет из-за мошенничества от 500 млн. до 1 млрд. долларов. В 2008-2009 годах примерно 3% расходов на здравоохранение в Великобритании было потеряно из-за мошенничества (10 лет назад аналогичный показатель составлял более 5%).

Формы мошенничества в здравоохранении бывают совершенно разные — от банальных краж лекарств и оборудования, до хитрых схем выманивания денег от страховых компаний за фиктивные медицинские услуги. Учитывая, что современная медицина — финансоемкая отрасль, для нечистых на руку всегда будут присутствовать соблазны.

Поэтому полностью ликвидировать нечестное меньшинство в здравоохранении, скорее всего, невозможно, но с помощью развития в медицине внутренней культуры, не приемлющей мошенничества и взяточничества, можно максимально увеличить численность честного большинства.

Для Беларуси проблема мошенничества в здравоохранение актуальна в той же степени, что и для других стран. У нас тоже бывают случаи поставок дешевого бэушного оборудования под видом дорогого нового; у нас тоже пациентам иногда недоносят дорогостоящие импортные лекарства, чтобы продать их потом на сторону; у нас тоже за плату выписывают липовые рецепты и больничные.

Кроме того, бывают случаи, когда врачи попадают в сферу интересов правоохранительных органов по эпизодам, которые формально подпадают под взяточничество, но фактически таковыми не являются. Речь идет о ситуациях, когда пациент передает врачу деньги или некие материальные ценности не в качестве предоплаты за будущую услугу, а в качестве благодарности за услугу, которую врач выполнил бы в любом случае, так как это его работа и служебная обязанность.

Имеет ли право на жизнь такая форма отношений между врачом и пациентом, либо она действительно выходит за рамки закона, но такая форма теневых отношений устоялась давно и является одним из основных негативных показателей доступности и качественности отечественного здравоохранения в целом.

Понятно, что во многом ситуация, когда пациент дает деньги, а врач не отказывается их брать, связана с уровнем материальной обеспеченности врачей. За октябрь средняя зарплата врачей составила 3 млн. 125,2 тыс., среднего медицинского персонала — 1 млн. 897,8 тыс. рублей. Отметим, что средняя зарплата получается такой высокой, благодаря тому, что врачи в большинстве своем работают на 1,5 ставки.

У людей есть определенные стереотипы, что за операцию нужно заплатить, за лечение нужно отблагодарить. Теперь же, когда доходы врачей в долларовом эквиваленте значительно упали, искушение использовать серые схемы в отношении с пациентами очень велико, отметил в комментарии для Naviny.by врач-реаниматолог РНПЦ «Мать и дитя» Андрей Витушко.

«Трудно уже вспомнить, кто был автором общеизвестного выражения «хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны». Такая философия связана с пережитками советского времени, когда многое значили блат и знакомство. В советские времена не было дифференциации заработка специалистов. В ситуации уравниловки нет стимула работать лучше: все зарабатывают одинаково в соответствии с тарифной сеткой. Поэтому хороших врачей пациенты стимулируют», — говорит Андрей Витушко.

Проблема в том, отмечает доктор, что в Беларуси советская система охраны здоровья сохранилась вместе с уравниловкой и низкой зарплатой медиков.  Специалисты, которым доплачивают за высокотехничные вмешательства, за интенсивность в работе, составляют около 15% от общего числа. Их зарплата, говорит Витушко, в случае работы — около 4 млн. рублей на полторы ставки.

По мнению Андрея Витушко, в Беларуси активно используется деление людей на группы и противопоставление их одна другой. В медицине между группой «врачей» и группой «пациентов» работает механизм жалоб — система горячих линий, жалобных книг. Сегодня на врача «очень просто наехать».

Современный тренд, говорит Витушко, заключается в том, что роль медиков сводится к роли обслуживающего персонала. Статус врача становится все ниже, и это сознательная политика руководства медицины, считает доктор.  При этом над врачами постоянно висит угроза самим стать «пациентами» различных контролирующих и карающих структур. В медицинской среде постоянно циркулируют слухи о том, что за 20 долларов посадили того либо иного врача.

«В результате по мелочам нагло медики не берут. Деньги вымогают единицы.  Если берут, то по-крупному. В любом случае, на мой взгляд, в Беларуси никогда не будет такой ситуации, чтобы без денег к врачу не стоило бы и ходить. Все-таки у нас если и дают врачу, то не из-за необходимости, а чтобы отблагодарить», — сказал Андрей Витушко.

Елена Спасюк

Источник: naviny.by

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…