Роддом пониже плинтуса: про бесплатную медицину

Про бесплатную медицину у нас сказано уже очень много. Еще больше

сказано про модернизацию здравоохранения, про увеличение рождаемости и

выделение огромных сумм на строительство новых больниц, поликлиник и

роддомов. Только реальность почему-то по-прежнему выглядит очень уныло…/

Условия

Роддом №3 г. Тамбова занимает старое-престарое двухэтажное здание, построенное в «мохнатых» 50-х годах прошлого века. Первый этаж –дородовое отделение. Здесь лежат женщины «на сохранении», то есть с угрозой прерывания, и те, которые дохаживают с животом последние деньки в ожидании чуда.

Второй этаж – ординаторская (кстати, вполне себе такая современная, так сказать «под евро»), детская для новорожденных, родблок и операционная (эти помещения тоже ничего, но это и понятно!). Особая боль третьего роддома – общие палаты, санузлы и столовая (точнее ее отсутствие).

На первом этаже в палатах до сих пор стоят старые скрипучие кровати с провисшими панцирными сетками. В общем, спать приходится, как в гамаке, только очень твердом и жутко неудобном. Вставать с такой кровати беременной женщине – огромный труд. Из-за старых коммуникаций в роддоме то и дело прорывает какую-нибудь трубу и тогда в коридоре вскрывают половицы.

В послеродовом отделении с кроватями дела обстоят куда лучше. Здесь в каждой палате установлены вот такие железные кровати. Такие же кровати, кстати, устанавливают сейчас практически во всех медучреждениях страны:

Правда, спать на таких кроватях все равно невозможно. Причина проста –отсутствие нормальных матрасов во всем третьем роддоме. По словам медперсонала, последний раз ватные матрасы в роддоме менялись более пяти лет назад. Нетрудно себе представить, во что они превратились за столько лет. Сопревшие и скатавшиеся сегодня они представляют собой жуткое зрелище. Фактически от них остался один чехол, вся вата либо сбилась по краям, либо вытерлась. Промаявшись на таком «матрасе» всю ночь, к утру на спинах несчастных женщин образовывается четкий рисунок железной кроватной сетки.

Но есть и «везунчики». Когда не хватает мест, молодых мамочек кладут на кушетки. Правда, спать на них не намного удобнее – они не только твердые, но еще и узкие: того и гляди скатишься с такого ложе ночью во время переворачивания. А уж перевернуться с бока на бок первые несколько дней после родов или, того хуже, кесарева сечения очень непросто (женщины меня поймут!).

Санузел

Ходить в роддомовский санузел без слез невозможно. На обоих этажах они ужасные. Причем туалеты имеют интересную особенность – в них отсутствуют двери.

На весь этаж (а это около 30 рожениц) всего две раковины.

Впрочем, душевые не лучше. Черная плесень основательно оккупировала эти комнаты сверху донизу.

Из-за постоянной сырости в них живут мокрицы. Одну из них я случайно принесла на своем полотенце в палату.

Вот так вместе с роженицами и курсируют насекомые по всему роддому.

Очень хочется верить, что этой мерзости нет в палате для малышей!

Столовая

Столовой в роддоме нет. Точнее, считается, что она там есть. Но по факту вместо нормальной столовой в коридоре стоит два небольших стола, за которым с трудом помещается даже половина находящихся в роддоме женщин.

Еда

Уровень питания в больнице — бесконечный стыд. Кормят беременных и кормящих мамочек очень скудно и невкусно. Видимо, опасаются массового ожирения. По утрам дают какую-нибудь кашу на воде и чай.

В обед жидкий постный суп из тушёнки(!), овощное рагу-размазню и компот.  Ужин – снова каша. Причем ужин обычно заканчивается уже около половины шестого. Больше в этот день не кормят.

Сложно сказать, кем и почему для роддома разработан именно такой рацион питания, но ясно одно — если бы не передачки родственников, упасть в голодный обморок от такой кормежки было бы проще простого.

Дашка

В палате со мной лежало 5 девчонок. В том числе, Дашка. Роды у нее начались на 8 месяце беременности. Она приехала в Тамбов из Брянска, проведать свою единственную родственницу – бабушку, перенесшую инсульт.  После двухдневной нервотрепки и беготни по больницам у Дашки начались преждевременные роды. Но, к счастью, все обошлось, малыш родился живой и здоровый. Только вот Дашка оказалась в Тамбове совсем одна – ни друзей, ни подруг, ни родственников. Единственная бабушка и та в больнице.  Разумеется, передачки носить тоже некому. Вот и подкармливали мы вечно голодную Дашку тем, что приносили нам наши родные и близкие… Эта маленькая история, как вы поняли, к слову о «хорошем» питании в роддоме!

Проблема выше

Я уважаю врачей и весь медицинский персонал, который даже в таких условиях работает! Работает, получая, по сути, смешные зарплаты.  Говорят, что весной в роддоме будут делать капитальный ремонт, но, по-моему, это не решит проблему старого здания. По сути роддому давно нужно новое здание, отвечающее современным требованиям и стандартам.  Ни врачи и ни руководство больницы виноваты в этой жути! Подобные вопросы — стратегические вопросы здоровья и благополучия нации — должны решаться значительно выше!!! Что сделают врачи, если финансы «поют» романсы! Их задача лечить, а задача чиновников — создавать для этого условия! Но чиновников, судя по всему, волнуют совершенно другие вопросы — «распиливание» федеральных бюджетов и набивание собственных карманов, иначе чем объяснить такие условия в больницах и роддомах города?

Мы радуемся новым стадионам, деловым центрам, торговым залам…. Вопрос:

для кого все это?

Говорят, чиновники всех уровней теперь на ТЫ с интернетом. Хотелось бы увидеть их комментарии под этим постом.

Источник: besttoday.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос