В России детей умерщвляется больше, чем рождается.

Аборты включены в перечень «услуг», финансируемых за счет ОМС, т.е.  наших налогов.
У министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой есть потрясающий талант: о безрадостном говорить с оптимизмом. Не от того ли и во вверенной ей сфере хоть все и грустно, но выглядит порой сущим анекдотом, пусть и черноюморным.
Например, избитая уже тема демографии. Поднималась она на высшем уровне, надо сказать, неоднократно, оба члена тандема отметились тут яркими, если не сказать яростными речами, призывавшими положить конец безобразию, переломить ситуацию. И ведь, справедливости ради стоит сказать, что не ограничивалось дело одними лишь разговорами —ассигнования на подъем рождаемости выделялись, выделяются и будут выделяться от года к году во все большем объеме (речь идет, прежде всего, о родовых сертификатах). Не имея толковых идей по реальному стимулированию рождаемости (а идеи-то на поверхности!), власть решила просто «покупать» рождение новых граждан. Не сказать бы, что совсем уж неэффектно — статистика рисует вполне оптимистическую картину, которая немедленно была взята на вооружение властными и околовластными популистами. Да только гладко все оказалось исключительно на бумаге.
Казалось бы, прописные истины. Среднестатистическая молодая супружеская пара, желающая в наши дни завести ребенка, начинает думать в первую очередь не о том, кого бы они хотели — мальчика или девочку, а о том, какие затраты им предстоят в обозримом будущем. Да оно и понятно — уютную однушку можно комфортно делить на двоих. Но когда появляется ребенок — рано или поздно начинаешь задумываться о расширении жилья.  Пеленки с распашонками по нынешним ценам также вылетят в копеечку. А дальше — детский садик, подготовка к школе и прочие хлопоты, ложащиеся бременем на невеликий бюджет молодой семьи. В ответ на это власть говорит молодым — нате сертификат, нате вам материнский капитал, вы его, кстати, теперь можете использовать в качестве ипотечного взноса. Как будто бы этот взнос отменит обязанность ежемесячно выкладывать немалую сумму.
Но эти вопросы далеки от г-жи Голиковой. И лишь когда в изложении даже придворных статистиков ситуация с абортами становится плачевнее некуда, министр спохватывается и начинает говорить речи о необходимости минимизировать демографический кризис.
Минимизировать же предполагается в условиях, когда реклама операции по прерыванию беременности легко доступны, в том числе совсем юным девочкам, а государство включает данную «услугу» в перечень, финансируемый за счет обязательного медицинского страхования (ОМС). То есть, знай налогоплательщик, что согласно новому Закону «Об охране здоровья» рубль-два из твоих отчислений уйдут на убийство зачатых, но еще не рожденных младенцев.
Директор Института демографических исследований Игорь Белобородов приводит ужасающую цифру ежегодно совершаемых в России абортов — 2-2,5 миллионов прерываний беременности. Причем — на любых сроках беременности. «Хотя Минздрав может показать снижение — допустим, в ближайшем отчете будет 1,2 миллиона, но надо понимать, что есть огромный пласт частных клиник, и их звериная функция детоистребления действует на полную катушку. Законы Российской Федерации там соблюдаются не так уж часто. Порой прерывание беременности на любом сроке — это лишь вопрос уплаченной суммы», — заявил демограф в радиоэфире.
При этом, хотя статистика и показывает появление за прошлый год 1,7 миллионов маленьких граждан, господин Белобородов предлагает повременить с оптимизмом: «аборты давно перекрывают рождаемость — даже по официальной статистике, примерно на 60%. Это не считая фармакологические безоперационные аборты на ранних сроках».
Вот такая получается картина: хочешь — рожай, не хочешь — гуляй и убивай. И, главное, легко можно оправдаться, кивнув в сторону ближайшего чиновничьего гнезда местного значения — хотелось бы дитя, да условий не предоставляют. И все будто довольны: в муниципалитете — что площадь не клянчат; молодые муж и жена — что погулять еще можно, карьеру сделать; врачи в женских консультациях и частных абортариях— что есть работа и зарплата. А министр Голикова довольнее всех, потому что цифры при всем раскладе чудесным образом рисуются лучше некуда.
Ситуацию с абортами и демографической политикой властей комментирует протоиерей Максим Обухов:
— Я вообще не вижу, чтобы предпринимались какие-то особые усилия для снижения числа абортов. Произносятся лишь какие-то слова, обусловленные выборами. А на самом деле, для того, чтобы хотя бы несколько снизить число абортов, меры вообще не предпринимаются, даже незначительные.  Патриархом Кириллом ранее были выдвинуты предложения, но они в итоге не были законодателями приняты. Говорили и о том, что нужно создать центры кризисной беременности, но их до сих пор нет, хотя их можно было бы создать уже давно. Кроме того, давно уже и много раз говорилось о том, чтобы инициатива проведения аборта не шла от врача.
То есть, существуют же меры, которые не требуют вообще никакого финансирования — достаточно лишь привести в действие административные рычаги, и одно это уже может уменьшить число абортов. Кроме того, так и не решена проблема финансирования абортов из средств налогоплательщиков.  А это уже не лезет ни в какие ворота, когда на детоубийство тратятся средства, идущие по линии обязательного медицинского страхования.
Стоит обратить внимание на то, что аборты — далеко не единственная демографическая проблема. Говоря об абортах, мы как будто забываем, что есть еще химические — медикаментозные — способы прерывания беременности без операции. Так что говорить о каком-то снижении числа абортов явно не приходится. Достаточно зайти на сайт государственных торгов и увидеть, что оборудование для абортариев закупается на государственные деньги.  Так что я не вижу со стороны властей желания принять меры для снижения числа абортов.

Мартынюк Виктор
Источник: km.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос