Академик Владимир Шабалин о «таблетках от старости»

 О таблетках против старости, домашней профилактике рака и техническом
бессмертии рассказывает академик РАМН Владимир Шабалин./
Источник: rg.ru
Владимир Шабалин: Безусловно. Человека в возрасте до 75 лет, согласно градации Всемирной организации здравоохранения, нельзя считать стариком.  ВОЗ официально считает это границей пожилого возраста. Старческий по шкале ВОЗ — от 75 до 90 лет. Свыше 90 — долгожительство.
И вот для людей отнюдь не в старческом, а просто в пожилом возрасте предлагают ввести ограничения. Что, мягко говоря, неразумно, необоснованно и несправедливо. Это еще один пример возрастной дискриминации. Подтверждаю: интеллектуальный потенциал полностью раскрывается только к 60-70 годам, но и после этого возраста интеллектуальное развитие не завершается. Человек в 60-70 лет активен, грамотен, в социальной среде он ведет себя более достойно, чем молодежь.  Что же до аварийных ситуаций на дорогах, то, по экспертным данным, пожилые попадают в них значительно реже, чем молодые.
Да, факторы старения нельзя игнорировать, и к 60-70 годам интенсивность накопления «интеллектуального материала» в головном мозге человека замедляется. Но человек в таком возрасте способен активно пользоваться накопленным материалом, и подавляющее большинство делает это вполне успешно, стариками себя не считая. Достаточно сказать, что более половины научных открытий и шедевров искусства создано именно пожилыми.
РГ: Фармацевты сегодня предлагают геропротекторы — препараты, которые объявлены лекарством, позволяющим продлить молодость или замедлить наступление старости. Они эффективны?
Шабалин: Ни одно лекарство, ни одна биологически активная добавка (БАД), в том числе и тысячи видов широко рекламируемых геропротекторов, никому еще не продлили жизнь и никого не омолодили. Это активно муссируемые заинтересованными лицами мифы. Да, реклама геропротекторов звучит на каждом углу, как и еще многих медикаментозных средств, но эликсира молодости не существует. Таковой не создан.
РГ: Многие читатели надеялись на совсем иной ответ.
Шабалин: Нет ни одного научно обоснованного доказательства того, что какой-то медицинский препарат может замедлить физиологический процесс старения. Все это досужие вымыслы, цель которых — извлечение финансовой выгоды. Я понимаю читателей: даже в профессиональных медицинских кругах не многие понимают, что такое старение организма. А это — наиболее фундаментальный, наиболее значимый в нашей жизни биологический процесс, который определяет эволюционное развитие человека и живой природы в целом.
Да, этот процесс осознается человеком глубоко трагично. Но ведь мы же не испытываем душевных переживаний из-за того, что ежедневно умирают миллиарды клеток нашего тела. Так и биосфера, а это единый живой организм, не усматривает трагедии в том, что ежедневно умирают миллиарды ее элементов — живых организмов.
Наш организм живет только при условии старения и смерти своих элементов — клеток. Живая материя живет и развивается только потому, что гибнут стареющие организмы, вливая свою уходящую жизнь в жизнь потомков.  Великий закон жизни: жить — значит умирать. И в этом нет парадокса.
РГ: Известно, что состоятельные люди в России в частном порядке финансируют разработку особых лекарств «против старости». Исходят из теории, согласно которой организм сам себе дает приказ на старение. И разрабатывают препарат, который парализует такую команду. Вам что-нибудь известно о результатах?
Шабалин: Вы, видимо, имеете в виду «Ионы Скулачева», проект академика Владимира Скулачева? Пока результат нулевой. Задуманного авторам достичь не удалось: ни в государственных лабораториях, ни в частных.
РГ: И это несмотря на огромные финансовые вливания? Объясните на доступном обывателю уровне: что такого невозможного в создании подобного лекарства? Геном расшифровали, в космос летаем…
Шабалин: Дело в том, что организация нашего организма во много раз сложнее всего того, что создано интеллектом человечества. Так, белковая молекула, базовый элемент нашей жизни,- это сложнейший зонд, со сложностью структуры и функциональными возможностями которого не могут сравниться наши высшие достижения — космические аппараты. Одна микроскопическая молекула гораздо сложнее космического спутника. И таких молекул у нас 10 в 31-й степени, причем каждой из них присуща биологическая индивидуальность. Все белковые молекулы находятся в непрерывном движении, это какая-то сумасшедшая пляска. Каждая из них в постоянном поиске адекватных структур, соответствующих изменениям окружающих ее факторов. Что, собственно, и есть механизм эволюционного развития.
Межклеточные отношения и межмолекулярные стыковки в нашем организме — вещи куда более сложные, чем стыковки космических аппаратов. Собственно, в этом и ответ на ваш вопрос: слишком сложная система, а потому не приходится рассчитывать, что какой-то отдельный препарат может изменить всю эту гамму разнообразных, высокоскоростных, постоянно меняющихся в своей сущности биологических движений, которые и составляют нашу жизнь.  Огромный маховик нашей жизни, раскручиваемый в течение миллиардов лет всеми многочисленными нашими предшественниками — биологическими видами и индивидами, — не остановить и не замедлить ни таблетками, ни эликсирами, ни ионами.
Да и не следует этого делать — идет ее величество Жизнь! Обращаюсь ко всем людям: помогите ее движению своим рациональным стилем жизни, обращаюсь и к ученым: направьте свои интеллектуальные силы на разработку способов и средств, препятствующих развитию патологических форм старения и способствующих сохранению физиологических форм старения.
Важно помнить, что верховный главнокомандующий нашей жизни — психика.  Никакие таблетки, продукты ничего не изменят, если не будет у человека внутренней мотивации на долгожительство.
Без чуда
РГ: Сколько может прожить человек без чудо-препаратов?
Шабалин: Экспертная оценка: 120-150 лет, во всяком случае, генетические программы предоставляют такую возможность. Но вот как мы их реализуем? Один догорает к 40 годам, второй становится долгожителем. И у каждого своя генетическая программа: кому-то она отмеряет лишь 20 лет жизни, а кому-то все 120. А кроме того, наша генетическая программа реализуется под давлением массы экологических факторов, которые в суммарном выражении оказывают на нее отрицательное воздействие.
РГ: А где или как я могу узнать свои генетические патологии и биологический ресурс жизни?
Шабалин: Свою генетическую программу узнать вы не можете. Геном человека расшифровали лишь в количественном отношении, его качество продолжает оставаться загадкой. Что нам известно? У человека 30-35 тысяч генов. Из них известна функция лишь нескольких сотен, остальные — пока непознанная область.
Конечно, есть группа отчетливо выраженных генетических нарушений, которые хорошо диагностируются, и врач может дать рекомендации: чего остерегаться, какой образ жизни вести, в отдельных случаях может помочь скорректировать патологические отклонения. Но в целом здоровому человеку сегодня никто не скажет, сколько ему гены «предписывают» прожить, какое качество жизни его ждет впереди.
РГ: А когда скажут?
Шабалин: По прогнозам, где-то в середине текущего столетия.
РГ: Предположим лучшее: мои гены позволяют прожить 100 лет. Что я должен сделать, чтобы реализовать эту программу по максимуму? Не пить, не курить, заниматься физкультурой?
Шабалин: Да, конечно, избавляйтесь от вредных привычек. Но давайте сначала отделим факторы, которые зависят от нашей воли, от независящих.  Окружающая среда, которая постоянно изменяется, от отдельной личности не зависит.
Но многое-то — зависит! Питание: смотрите, в наших продуктах содержатся ГМО, химические добавки. Фактически государство отстранилось от контроля за питанием, на продуктах просто указан состав. Смотрите, думайте и решайте.
Не следует перегружать себя пищей. Сегодня для многих это стало серьезной проблемой: пищи потребляем больше, чем расходуем энергии. При этом стремимся похудеть с помощью химических добавок — фактора, ускоряющего процесс старения.
РГ: То есть нужно вспомнить о голодных диетах?
Шабалин: Нужно потреблять адекватные объемы пищи с соответствующей энергетической составляющей, что должно соответствовать потребностям вашего организма, его расходным энергетическим показателям.
Дальше: следите за балансом жиров растительного и животного происхождения. Популярной литературы на эту тему хватает, не ленитесь, изучайте. Никаких экзотических диет человеку не нужно. Как и голоданий, особенно длительных. Я против монодиет, потому что организм человека потреблял определенные продукты на протяжении сотен тысяч лет, он к ним адаптирован. Человек, образно говоря, состоит из миллиона различных компонентов, и потому ограничиваться монодиетами значит лишать организм веществ, необходимых для его оптимального существования.
РГ: Что с алкоголем? Есть мнение, что бокал красного вина позволяет нейтрализовать пресловутые свободные радикалы, которые повреждают клетки, ускоряют старение сердца и кровеносных сосудов. И чуть ли не спасает от рака.
Шабалин: Алкоголь — штука хитрая и неоднозначная. Все очень индивидуально. Одному можно принять стакан вина, не обязательно, кстати, красного. Другому противопоказано. Советуйтесь с врачами, следите за собственными ощущениями. Если после бокала вина наутро встаешь не очень бодрым, возможно, печень не справляется. Опасно злоупотребление спиртным, и не только крепким, но и слабым. Хорошо известна такая форма патологии, как пивной алкоголизм.
РГ: В День Победы ветеранам традиционно предлагают «боевые 100 грамм».
Фронтовикам за 80, в их возрасте алкоголь опасен?
Шабалин: Если раз в год человек, которому за 80, выпьет 100 граммов, то общий праздничный психологический подъем и товарищеская обстановка поможет ему справиться с этой дозой. Но повторюсь: переносимость алкоголя индивидуальна, лучше не рисковать.
РГ: А что скажете об избыточном весе? Данные ученых противоречивы, вот недавно обнародованы результаты исследований американских медиков, которые утверждают, что те, кто имеет 7-8 лишних килограммов, живут дольше, чем их более худые или более полные сограждане.
Шабалин: Лишние 7-8 килограммов — это умеренное ожирение, оно в некоторых жизненных ситуациях оказывает защитное действие и более благоприятно, нежели истощение. Но явный избыточный вес, скажем, ожирение 3-й степени, конечно, во всех отношениях отрицательный фактор.
РГ: Что еще? Прямо по пунктам.
Шабалин: Давайте по пунктам.
Сон. Очень важный компонент нашей жизни. Закаливание — необходимый элемент стимуляции нашей биологической активности, и не только потому, что оно формирует протекцию против простудных заболеваний. Закаливание непосредственно влияет на иммунную систему. А иммунная система обеспечивает защиту организма не только против инфекций, но и против многих других патологических состояний, включая онкогенные. Ведь ежедневно в нашем организме миллиарды клеток подвергаются злокачественной деформации, и их нужно быстро и эффективно уничтожать.  Иначе ослабляется иммунитет, и эти клетки создают свое «вредоносное государство» — раковую опухоль.
Обязательны физическая и интеллектуальная активность. Как машина ржавеет без движения, так и печень, легкие, сердце и интеллект человека быстро деградируют, теряют свою активность — так называемая атрофия от бездействия. Если вы всю жизнь занимались интеллектуальным трудом, а после ухода на пенсию пренебрегаете этим, то обрекаете себя на более быстрое функциональное разрушение головного мозга. Человек запрограммирован на работу.
И надо контролировать свои эмоции, не стрелять «из адреналиновой пушки по воробьям»: если нас в общественном транспорте кто-то толкнул, в ответ не стоит разражаться бурей эмоций. При такой эмоциональности человек вряд ли станет долгожителем. Учитесь даже сложные проблемы разряжать шуткой, относитесь к драмам философски.
Остаться в живых
РГ: В США известный компьютерщик объявил, что в 2045 году наука позволит жить бесконечно. В России создано движение, названное в честь этой даты. Вы, вероятно, настроены скептически?
Шабалин: Ну отчего же. Напротив, я член движения «Россия-2045», причем активный.
РГ: Но разве не академик Шабалин нас предупреждал, что вечная жизнь гомо сапиенс была бы катастрофой для человечества?
Шабалин: Наши органы стареют не одновременно, сердце может износиться, а мозг будет сохранен. И напротив, человек соматически здоров, бревна носит, а интеллект развален. Потому разрушенные и изношенные соматические элементы можно будет заменить, продлив жизнь ценного человека. Проект, замечу, не предусматривает бессмертия всему человечеству. К тому же я не сторонник замены элементов нашего мозга электронными составляющими, даже если к 2045 году такое станет возможным, это будет означать потерю личности. И в общем вряд ли будет способствовать сохранению человечества как биологического вида. Другое дело — искусственное тело.
РГ: Но все-таки: к 2045 году замена изношенных органов и всего тела — возможна?
Шабалин: В принципе — да. Правда, этот проект пока не финансируется.
Но если организовать исследования, то что-то получится.
РГ: Простите за прагматизм, но давайте считать. От 2045 года нас отделяет 33 года и 2 месяца. Эту газету сейчас держат в руках более трех с половиной миллионов людей. Представляете, сколько из них сейчас мысленно прибавляют 33 года к своему возрасту, и… Кто-то тяжело вздыхает, а кто-то, напротив, расправляет плечи. Можно ведь дотянуть! А дальше сказка: изношенное тело меняем и живем, живем.
Шабалин: Во-первых, это не будет неким рубиконом: в 2044-м ничего нет, а в 2045-м — открывается аллея новой жизни. Уже сейчас многое сделано для замещения отдельных органов и тканей человека. Ну а после 2045-го…  Вряд ли мы будем тотально замещать все тела — на огромном конвейере пересаживать головы на электронные соматические машины. По оценкам многих экспертов, во второй половине текущего столетия численность популяции людей на Земле достигнет 12 млрд, и это тот максимум, который наша планета способна выдержать. Нужно сохранить жизненное пространство для нормальных людей, киборгам оставить минимум.
Есть и второй аспект. Работая над этим проектом, мы можем открыть нечто ценное для человечества. Мечты об омоложении ведь не сегодня возникли.
В 1920-х годах революционер Александр Богданов предложил способ продления жизни с помощью переливания крови молодых людей старикам. В конце 1925 года Сталин приказал Богданову создать первый в мире Институт переливания крови, для чего выделил особняк купца Игумнова на Большой Якиманке.
Что в итоге? Омолодить страну не удалось, но зато какое развитие получила трансфизиология! Сколько тысяч жизней она спасла, особенно в годы войны.
Смотрите, что получилось: нацелен проект был на одно, а создано совершенно иное. В науке такое часто бывает. Так что если «Россия-2045» соединит интересы медиков, биологов, механиков, технологов, ученых-фундаментальщиков и т.д., то может получиться что-то интересное.  Хотя, повторюсь, лично я не думаю, что мы поставим на поток создание искусственных тел. Возможно, только наиболее ценный для человечества головной мозг получит возможность продления жизни в искусственном теле.
Кто будет выбирать самых ценных — вопрос не ко мне. Главное — мы можем получить важные научные достижения.
Игорь Елков
Российская газета: Владимир Николаевич, в Госдуме прозвучало предложение обязать водителей от 65 лет обновлять права вдвое чаще, то есть не раз в 10 лет, как сейчас, а в 5 лет. Поскольку здоровье и скорость реакции у пожилых уже не те. Вы как раз один из крупнейших медицинских светил в области геронтологии, и в своих трудах доказываете едва ли не обратное: потенциал человека полностью раскрывается только к 60-70 годам. Противоречие?

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…