Мужчины и эмоции

Психологи уверены, что всем необходимо время от времени проплакаться.  Это касается даже мужчин-спортсменов. Ученые выяснили: игроки в американский футбол, позволяющие себе поплакать после проигранного матча, имеют более высокую самооценку по сравнению с товарищами по команде, «сохраняющими лицо», сообщает NBC News. Также игроки, позволяющие себе физические проявления эмоций по отношению к членам команды, счастливее.
Данные выводы эксперты получили в ходе анализа поведения 150 спортсменов, целью которого было выяснить, как гендерный стереотип о слезах влияет на игроков в американский футбол, и как их убеждения в отношении поведения на поле влияют на прочие аспекты жизни.
*Источник:  Meddaily.ru
Также был проведен еще один эксперимент. 153 игрока отвечали на вопросы, призванные показать, испытывают ли спортсмены давление со стороны общества, заставляющего их проявлять силу и соревновательность во время небольшого проявления эмоций в присутствии других мужчин.
Джоель Вонг из Университета Индианы-Блумингтон вместе с коллегами также поинтересовался у участников эксперимента относительно общей удовлетворенности жизнью и тем, как они на поле проявляли свои эмоции.  Выяснилось, игроки испытывали давление и были вынуждены соответствовать гендерным моделям поведения в отношении проявления эмоций. При этом игроки, не позволявшие себе проявлять эмоции, были несчастливы.
Спортсменам предложили прочитать сценарий об игроке Джеке, который после игры плачет. Причем, давались два варианта развития сюжета. В одном он плачет после проигрыша, а во втором – выиграв игру. Исследователи просили участников эксперимента высказаться по поводу обоих вариантов. В итоге спортсмены посчитали, что пролить слезы после проигрыша – вполне нормально. Однако настоящие рыдания, по их мнению, не являлись адекватным поведением, хотя это и свидетельствовало о высокой самооценке человека.

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос