Из Израиля уходят врачи

В Израиле сотни врачей, в том числе специалисты крупнейших клинических
центров страны, уволились из-за низких зарплат, их коллегам увеличили
смены. Что будет дальше с израильской медициной, которая еще недавно
считалась одной из лучших в мире?/
Они просто перестали ходить на работу. Вчера 300 врачей, сегодня еще 100, завтра их примеру последуют еще 400. Молодежь — ординаторы, терапевты, хирурги, онкологи, педиатры, ортопеды — подающие надежды, талантливая смена. Но смена, которой не будет. Три месяца они вели переговоры с минфином и правительством Израиля, три месяца ходили по улицам городов, скандируя: «На зарплату врача нельзя построить жизнь».
Они перекрывали улицы, они выходили к зданию парламента — кнессета — и демонстрировали желающим платежные ведомости, постыдные для людей, у которых за спиной семь, восемь, десять лет беспрерывного образования.
«Мы, врачи-ординаторы, зарабатываем 24 шекеля в час. Для сравнения:
неквалифицированная няня в частном секторе получает 40 шекелей в час.  Наши смены длятся от 26 до 36 часов, и все это при том, что мы несем колоссальную моральную и юридическую ответственность за жизнь и здоровье людей», — рассказала врач-ординатор Делия Горим.
Еще минувшим летом 800 врачей-ординаторов написали заявления об уходе, и вот пришел срок. За это время ни минздрав Израиля, ни министерство финансов не смогли погасить конфликт. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху пытался найти достойный компромисс, но молодые доктора не сочли эти предложения достойными. Врач-ординатор Габи Хорен рассказал о ходе переговоров в властями: «Нам предложили надбавки за переработку, но мы и так перерабатываем в полтора раза больше дозволенного законом, и это никого не волнует. При этом нам намекнули, что эти деньги заберут у врачей периферийных больниц, что для нас неприемлемо».
Катастрофой, крахом государственной системы здравоохранения называют этот кризис специалисты. У страны нет ресурсов, способных восполнить колоссальную кадровую потерю. Только сегодня в крупнейшей Тель-авивской больнице «Шибо» не досчитались 76 ординаторов, в ведущем клиническом центре Хайфы «Рамбам» таких 80, в госпитале «Мейер» — 78.
Приемный покой — сердце любой больницы. Именно 80 процентов его сотрудников — ординаторы и стажеры, и это как раз те, кто не вышел на работу. Это значит, что остальные, все, кто остался, отозваны из отпуска, увеличена продолжительность смен. Так можно продержаться неделю-полторы, от силы — две. А дальше наступит коллапс.
Сегодня отменяются плановые операции в онкологических отделениях, рожениц выписывают через сутки, очереди к специалистам занимают за месяцы. Заведующий хирургическим отделением клиники «Вольфсон» профессор Тиберио Эзри сетует: «Либо государство поймет, что нельзя экономить на медиках, либо оно исчезнет. Я понимаю и поддерживаю моих молодых коллег.  Чиновники минфина исходили из того, что никуда ординаторы не денутся, они будут работать на любых условиях. Оказалось, что нет, и в наших больницах воцарился хаос».
Ведущие доктора отказываются брать на себя нагрузку уволившихся ординаторов, старшекурсники-практиканты утверждают, что не пойдут в ординатуру, а сами врачи-отказники думают о завтрашнем дне. Хирург Йонатан Визор признался: «Конечно, для меня это личная трагедия. Что вы хотите? Я семь лет учился, я мечтал быть хирургом, но вот я вернулся после 26-часовой смены, сейчас повешу халат на гвоздь и больше в больницу не вернусь».
Израильских специалистов с радостью примут в Австралии или в Канаде — местный диплом там весьма ценится. Тем временем, государство пытается через суд запретить ординаторам увольняться. Поговаривают даже о введении чрезвычайного положения, позволяющего властям насильно мобилизовывать владельцев медицинских дипломов.
Сергей Пашков
Источник: vesti.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос