«Аборт — это безусловное зло»

Православные священнослужители об абортах и биотехнологиях /
29-30 сентября 2011 года в Твери состоялся Всероссийский съезд православных врачей. Участники съезда обратились с письмом к Президенту Российской Федерации Д.А.Медведеву, председателю правительства РФ В.В.Путину, председателю Совета Федерации В.И.Матвиенко и председателю Государственной Думы Б.В.Грызлову. Они призывают руководство страны:
запретить рекламу абортов;
запретить использование абортивных тканей в коммерческих и биотехнологических целях;
запретить суррогатное материнство;
Источник: ruskline.ru
вывести производство аборта по немедицинским основаниям из перечня услуг по обязательному медицинскому страхованию; включить лекарственные средства для медикаментозного аборта в список средств, подлежащих контролю на территории РФ (по аналогии с Постановлением Правительства РФ №681 от 1998 г.);
определить статус людей, имеющих право на вспомогательные репродуктивные технологии, следующим образом: «На применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ — имеются в виду искусственное оплодотворение, суррогатное материнство и т.п.) имеют право мужчина и женщина, состоящие в браке, при наличии диагноза бесплодия и обоюдного добровольного согласия на медицинское вмешательство»;
удалить из текста законопроекта положение о праве одиноких женщин на применение ВРТ как нарушающее право ребенка иметь отца.
Мы попросили священнослужителей прокомментировать этот документ.
Главный редактор журнала «Наследник», протоиерей Максим Первозванский согласен с большинством пунктов обращения врачей к Президенту. «Что касается запрета на аборты, то тут двух мнений быть не может. И дело даже не в том, что Церковь относится к зачатому ребенку как к полноценному человеку. В первую очередь, женщина должна осмыслить и осознать свое решение. Я помню, как в студенческие времена многие девчонки радовались тому, как быстро и легко проходит микроаборт, а потом для них это превращалось в жизненную трагедию», — приводит он пример.
«Во многих странах есть так называемые «сутки молчания», когда женщине дают время на то, чтобы все взвесить и принять окончательное решение.  Вот это вполне нормальный метод, — говорит отец Максим. — И выдвинутые православными врачами предложения вряд ли кого-то смутят, — кроме тех, кто зарабатывает деньги на абортах и связанных с этим биотехнологиях».
«Что касается вспомогательных репродуктивных технологий, то тут вопрос не такой простой. Врачи, видимо, сочли, что эти технологии в будущем могут обернуться попытками людей, состоящих в однополых сожительствах, завести детей. А что касается ВРТ для одинокой матери, то не думаю, что здесь следует вводить запрет. К чему это может привести? К созданию фиктивных браков, или зачатию детей от первого встречного? У нас и так сегодня кризис семьи, отцовства, а если женщины хотят иметь детей, в этом нет ничего плохого», — заключил священник.
Протоиерей Артемий Скрипкин, руководитель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, настоятель храма Петра и Павла при университете им. Герцена в г. Санкт-Петербурге, одобрил проведение подобных съездов: «Тем более, тема абортов очень серьезная и актуальная для России, это трагедия нашего народа, и в духовном смысле и в демографическом».
«Вообще здесь необходимо реформировать всю систему законодательства. И самый адекватный пример дает нам Польша, которая была когда-то частью Российской империи, ее ментальные традиции достаточно близки к нам, а сегодня она входит в Евросоюз, то есть ее не упрекнешь в «нецивилизованности». Так вот, там аборты запрещены вообще, кроме случаев по особым показаниям. И нам надо выходить на этот нормальный цивилизованный уровень. У нас же просто уродуют женщин, после абортов они получают большое количество осложнений. И с духовной точки зрения аборт — это грех, и с психологической это серьезная душевная травма.  Кроме того, появилась целая индустрия, которая делает бизнес на абортах, и на изготовлении препаратов в том числе», — говорит он.
«Что касается искусственного оплодотворения, то я не имею ничего против самой идеи, хотя тут тоже есть негативные моменты, ведь в ходе процедуры уничтожают нескольких зародышей», — рассуждает отец Артемий.
«А что касается возможности предоставлять одинокой женщине право на зачатие и воспитание ребенка, то тут все зависит от конкретной ситуации.  К примеру, я вырос без отца, и ничего — вырос человеком, — рассказывает священник. — Вообще хочется одобрить собрание таких врачей, я приветствую любые инициативы неравнодушных людей в этом отношении, поскольку проблема серьезная, и ставить ее надо на уровне государства».
Священник Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви г.  Жуковского Московской области, согласился со всеми положениями этого обращения. «Аборт — это безусловное зло. Если в законодательстве есть положения, облегчающие совершение аборта, это очень плохо. Если неродившийся ребенок воспринимается как проблема, от которой надо избавиться, с общественной нравственностью не все в порядке», — сказал он.
«Все предложения, конечно, должны быть приняты. Важно, чтобы не было злоупотреблений в связи с принятием новых поправок к закону, как это часто, к сожалению, бывает в условиях повсеместной коррупции. Тогда то, что запрещено законом, можно делать полукриминальным образом, но дороже», — добавил отец Алексий.
Иеромонах Тихон (Зимин), преподаватель МДАиС, также поддержал православных врачей. «В обращении затрагиваются очень серьезные проблемы. В первую очередь это проблема нравственная. И если наше общество считает себя хоть в какой-то мере нравственным, оно должно признать совершение аборта преступным, допустимым лишь в исключительных случаях строго по медицинским показаниям», — сказал он.
«Все современные медицинские технологии, связанные с рождением человека, также должны подвергнуться глубокому нравственному осмыслению. К сожалению, в этой сфере царят безответственность и бесконтрольность», — добавил отец Тихон.
внести в Форму добровольного информированного письменного согласия на производство аборта пункт об обязательном прохождении беременной женщиной процедуры прослушивания сердцебиения и ультразвуковой визуализации плода, а также пункт об обязательном прохождении ею собеседования с клиническим психологом, закрепив данную Форму на уровне закона, а не подзаконного акта;

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос