Опасности микроволновой печи

Микроволновые печи есть чуть ли не в каждой семье. В них часто
разогревают пищу в кафе. Они удобны, но вот безопасны ли?/
Всё кипит и бешено  вращается
«СВЧ-печи готовят очень быстро, и мы, даже не задумываясь, почему так происходит, суём в них всё — бутерброды, сосиски, пиццу, суп, молоко… — рассказывает Дмитрий Зыков, кандидат технических наук и специалист по пищевым технологиям.- А ведь воздействие этих печей радикально отличается от всех традиционных методов готовки, что сказывается даже на вкусе. Блюда из микроволновки совсем другие: не столь ароматные, без аппетитной корочки, и текстура их более рыхлая, менее оформленная и суховатая. Почему так происходит? Микроволновка готовит как бы «наоборот». При обычной готовке тепло медленно идёт внутрь продукта, и на его поверхности температура всегда выше. Поэтому при жарке и приготовлении на гриле образуются вкусная корочка и сочная серединка, при варке и тушении продукт пропитывается и становится сочным. А при воздействии СВЧ он почти моментально разогревается изнутри. На его поверхности температура ниже, и поэтому нет корочки.
Но самое главное в другом: микроволны разогревают не сам продукт, а содержащуюся в нём воду. Образно говоря, белки, жиры и углеводы практически прозрачны для СВЧ-волн. Последние воздействуют только на электрически заряженные структуры — воду и соли. Под их влиянием молекулы воды начинают бешено вращаться, совершая более 2 млрд поворотов в секунду. Внутренняя вода быстро вскипает и испаряется, именно поэтому в микроволновке взрываются яйца и плотно закрытые продукты. Вскипает и внутриклеточная жидкость, разрывая все мембраны, из-за чего блюда из микроволновки и приобретают менее чёткую текстуру, чем после жарки или тушения. При вращении молекул воды выделяется тепло, и температура может быть гораздо выше, чем при обычной готовке. А мы знаем: чем выше температура, тем больше образуется различных веществ, в том числе и канцерогенных».
Градус — не главное
Шведские учёные доказали, что благодаря высокой температуре при СВЧ-воздействии в мучных и других богатых крахмалом продуктах образуется много канцерогена акриламида. Но микроволны могут быть опасны не только сильным нагревом пищи, но и специфическим электромагнитным воздействием, которое почти не изучено.
Известен скандальный случай: в детском молочном питании, которое разогревали в СВЧ-печке, обнаружили «мёртвую» аминокислоту пролин — в таком виде она образуется лишь при химическом синтезе и не встречается в природе. Дело в том, что любая аминокислота бывает в двух формах — живой (т. н. L-форма) и мёртвой (D-форма). Их можно сравнить с правой и левой рукой — они вроде бы одинаковы, но в одну перчатку не влезут. Так и аминокислоты: состав их молекул одинаков, но расположение атомов — зеркальное. «Мёртвые» молекулы обычно вредны: встраиваясь в мембраны и ферменты, они нарушают их структуры, заставляя хуже работать. Известно, что «мёртвый» пролин токсичен для мозга и почек.
«Образование таких молекул под воздействием СВЧ-излучения возможно, но только в жидкой среде, а не в твёрдых продуктах — рассказывает Олег ГРИГОРЬЕВ, директор Центра электромагнитной безопасности, кандидат биологических наук. — И если такое происходит, то это нужно изучать. В том числе нужно определять, насколько это токсично для организма. Наш центр занимается воздействием микроволн не на пищу, а на самого человека: совершенно ясно, что, пользуясь дома СВЧ-печью, нужно соблюдать определённые меры безопасности. Главное — от работающей печи нужно находиться на расстоянии не менее полутора метров. Так вы будете вне досягаемости электромагнитного излучения, исходящего от микроволновки».
Александр Мельников, Алексей Витвицкий
Источник: aif.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…
×
Записаться на приём или задать вопрос