Здравоохранение по-арабски: сокращения и закрытия

Средства массовой дезинформации и консумации преподносят нам ОАЭ на тарелочке с зеленой каемочкой, где умещается все, что мы думали о Рае на Земле. И самые высокие небоскребы, и самые благоустроенные пляжи, и все в белых балахонах, а те, кто в белых халатах — тоже лучшие в мире.

Некоторых врачей эмиратские здравоохранители поймали на том, что они выписывали пациентам рецепты на бесполезные для них, но аддиктивные лекарственные препараты. То есть, лишь для того, чтобы страждущий еще раз пришел к врачу за назначением и… купил ненужное лекарство у него, дескать, подешевле, чем в аптеке.
Работать секретным пациентом в Эмиратах престижно — проверки проводятся с завидной регулярностью, коррупцией и не пахнет, зарплата у мнимых больных хорошая. Это потому, что руководство нефтяной державы хочет подогнать свое здравоохранение под международные стандарты. Особенно строго контролируя частную медицину, в которой все арабские народные хитрости живут и побеждают.
Может, это потому, что тех, кто обязан следить за здоровьем и шейхов, и гастарбайтеров, регулярно и негласно шмонает строгое исламское государство? Недавно семеро частных докторов были с позором изгнаны вон из профессии, а 15 приватных больничек закрыты на неопределенное время. Инспектора постарались.
Источник: kakmed.com
Еще 11 приватных клиник получили предупреждения за мелкие нарушения, вроде просроченной лицензии или неправильных ценников на услуги. Первое предупреждение обычно устное, второе — письменное, и если после третьего негласного визита выявленные ранее нарушения оказываются актуальными, клинику закрывают.

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…