В России появился новый голос, отстаивающий права пациентов

Действия 29-летней Макаровой идут против традиций в России, «где активистов чаще избивают, чем слушают», утверждает автор. Но поколение Макаровой отвергает пассивность старших.
«Люди устали. Устали от всего», — говорит Макарова. «В особенности россияне устали от мизерных бюджетных расходов на здравоохранение (около 500 долларов на человека в год) и коррупции, заполонившей всю систему.  Бюджеты непрозрачны, стоимость оборудования подозрительно высока, зарплаты жалкие», — говорится в статье. Деморализованные врачи требуют подпольных платежей, больницы пытаются не принимать больных со сложными случаями, как у Максима. «Стимулов для иного поведения у них нет», — говорится в статье.
Макарова, дипломированный специалист по геологии и маркетингу, рассказала свою историю в интернете, и представители среднего класса по всей России, найдя ее достоверной, откликнулись. К Макаровой присоединились люди, которые раньше никогда не занимались политикой.
«За несколько месяцев до смерти у Максима появились проблемы с дыханием», — пишет газета. Ему прописали лекарство, которое, как узнала потом Макарова, не годится для младенцев. Мать хотела отвезти его лечиться в Германию, но пока шло оформление загранпаспорта, ребенок умер.
Сейчас в России начинается модернизация здравоохранения, на которую выделено 900 млн долларов. «Макарова говорит, что ее организация удостоверится, что деньги будут расходоваться эффективно. Правда, другие опасаются, что это лишь создает новые просторы для коррупции», — пишет издание.
На стороне Макаровой общественное мнение. «У нее есть лидерские качества: упорство, уверенность в себе, сильный характер», — заметил член новосибирской Думы Андрей Андрейченко. Это лишь начало, заметил главврач больницы в Кольцово Владимир Беспалов. «Это движение нельзя подавить: оно идет от души», — пояснил он.
Источник: The Washington Post
Ошибочно выписанное лекарство, абсурдный диагноз, плохо оборудованная «скорая», отказ в госпитализации и врач, который запрещал матери увидеть ребенка после его смерти — обстоятельства лечения и смерти 11-месячного (так в оригинале, в российских источниках сообщалось, что ребенку было 8 месяцев. — /Прим. ред./) Максима толкнули его мать Дарью Макарову из Новосибирска к решению: она должна что-то сделать для борьбы с некомпетентностью и черствостью российской системы здравоохранения, повествует The Washington Post «В стране, где историй о бедах — миллион, ее история нашла отклик», — замечает корреспондент Уилл Ингланд. Тысячи людей приходят на митинги, которые устраивает Макарова, пишут письма, подписывают петиции или участвуют в работе интернет-форумов. «С ноября, когда умер Максим, она уже собрала деньги на то, чтобы в ее районе вновь открылась детская больница с отделением экстренной помощи. Она пристыдила город и побудила купить три новые машины «скорой помощи» с надлежащим оборудованием. Она создала некоммерческую организацию «Здравоохранение — детям», имеющую общенациональные устремления», — говорится в статье.

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…