Новые правила медстрахования могут вызовать хаос в системе здравоохранения

Новые «Правила обязательного медицинского страхования» внесут хаос в систему здравоохранения, считают эксперты в области здравоохранения. В частности, они фактически гарантируют насаждение государственной монополии в медицине, предоставление некачественных медуслуг и возможность безнаказанного мошенничества.
«Правила обязательного медицинского страхования» были официально опубликованы в пятницу, 11 марта. Они должны детализировать принципы работы Закона РФ «Об обязательном медицинском страховании», вступившего в силу с 1 января 2011 года. Правилами в частности, детализировано право пациента выбирать себе врача, установлен контроль за деятельностью лечебных учреждений со стороны страховых компаний и декларировано участие частных клиник в системе ОМС. GZT.RU решило разобраться во всех подводных камнях нового документа.
Пациенту нужен лоцман
Консультант международных и национальных проектов в области экономики здравоохранения Владимир Шевский считает, что, к примеру, продекларированное правилами право выбора любого врача на самом деле, просто популизм и «ложное благо».
«Единственный, кого может и должен выбирать пациент,- участковый терапевт, врач общей практики, то есть „личный“ врач. Причина этого в том, что выбор такого врача происходит во многом на эмоциональном уровне, с учетом чисто человеческих качеств медика (доброжелательность, чуткость, понимание проблем пациента). Тогда как выбрать специалиста более узкого профиля сам пациент не может, так как для этого необходимо разбираться в медицине, ее особенностях и терминологии. То есть, это должен делать только человек с медицинским образованием.
Ситуацию можно сравнить с аналогичными случаями с личным юристом, считает эксперт. Ведь мало кому придет в голову самостоятельно разбираться в юридических тонкостях.
При этом, медицина еще более сложная вещь, поэтому рядовому пациенту не обойтись без лоцмана в море медицинских технологий. А выполнять роль такого проводника или «личного врача» призван врач первичного звена (участковый терапевт, участковый педиатр, а еще лучше- врач общей практики). Он должен выявить болезнь в начальной стадии, своевременно назначить лечение, и, при необходимости, направить пациента к соответствующим врачам-специалистам. Лишь при такой модели больному будет поставлен своевременный и правильный диагноз, а также назначено лечение.
А новый Закон об ОМС и прописанное в нем право самостоятельного выбора специалиста не позволит выстраивать такую систему, полагает Шевский. В свою очередь, ее отсутствие может привести к полному хаосу в системе здравоохранения.
Когда взглянуть в глаза пациенту?
«Общее впечатление от закона таково, что централизации станет еще больше, появится еще больше бюрократии, и существует риск, что постепенно управление медициной будет походить на управление промышленным предприятием»,- считает эксперт. Главная проблема в том, что закон практически лишает медицину творческой составляющей. Во всем мире врач- профессия творческая, свободная, а при схеме, продиктованной законом, на первый план выводится скрупулезный подсчет количества посещений больных, количества выписанных рецептов и множество отчетов.  Тогда как собственно пациент и его болезнь уходят на второй план». Врач будет занят заполнением различных бумаг и у него просто не останется времени на простое человеческое общение с пациентом. А ведь это, в конце концов, «основа основ врачевания», считает Шевский.
Впрочем, желающих сменить врача пока очень немного. В регистратурах говорят, что продолжает действовать территориальный принцип обслуживания и «отправляют людей в департамент здравоохранения, а если не нравится обслуживание, то в частную клинику». Примерно также отвечают в поликлиниках и в регионах.
Частник не торопится
Новые Правила установили возможность работы частных клиник в системе ОМС, но эксперты сомневаются в том, что частник будут заинтересованы в этом новом рынке медуслуг.
«И при прежнем варианте закона частники могли оказывать медицинские услуги в системе ОМС, во всяком случае, это положение существовало,-поясняет Владимир Шевский.- Но существующий тариф оплаты их работы государством настолько занижен, что клиники совершенно не рвутся работать с полисами ОМС».
Проблема заключается в том, что в государственных лечебных учреждениях ниже зарплаты специалистов, занижены коммунальные тарифы, используются менее качественные препараты. Это, с одной стороны ведет к снижению качества услуг, а с другой- государственные лечебно-профилактические учреждения примерно так и будут продолжать существовать, оставаясь в системе ОМС, уверен эксперт.
«Тогда как среди частных клиник все-таки есть конкуренция, нужно платить налоги, кроме того, государственный надзор за частником более пристален, да и, в конце концов, с чего-то нужно получать прибыль,- полагает Шевский.- Потому, если работа не будет рентабельной, у частной клиники не будет к ней интереса».
«Можно написать хоть 20 документов, но пока тарифы остаются такими же низкими, пока существует квотирование оказания высокотехнологичных медуслуг, продвинутые частные медицинские центры вряд ли захотят работать в ОМС,- сказал GZT.RU президент и вице-президент НП „Содействие объединению частных медицинских центров и клиник“ Сергей Мисюлин.-Сегодня в ОМС частникам фактически разрешены только консультативные услуги, скажем в кардиологии. Но на дальнейшее лечение или операцию нужны министерские квоты, а это значит, что после консультирования пациента нужно передать в другое лечебное учреждение. Получается, что консультировать клиентов выгодно только там, где поток пациентов очень большой, к примеру, при проведении диспансеризации. В противном случае, медцентру придется сразу после консультации отдавать пациента другому учреждению, что вряд ли заинтересует руководителей клиник. Так произошло, к примеру, с крупными клиниками компании „Евромед“ в Омске.  Они решили работать в системе ОМС, но в результате отказались от этой идеи».
Чужие ошибки
Еще один аспект, на который указал Сергей Мисюлин- равная ответственность за качество работы перед пациентом. «Пока в РФ не будет принят закон о лицензировании врачей, медики, работающие в госсистеме, фактически не будут нести ответственности. В свою очередь, врач, работающий в частной клинике, не захочет отвечать за чужие промашки»,-отметил он.
Главное, на что обратил внимание Сергей Мисюлин, это то, что новый закон недостаточно подкреплен финансово и организационно. Причем ситуацию не меняют и новые правила. А это вполне может перечеркнуть все его положительные стороны. «В итоге все упирается в необходимость улучшения системы, которое позволит выиграть и врачу, и пациенту,- подчеркнул Мисюлин.- Недавно мне пришлось воспользоваться услугами коллег в Таллинне. Зарплата врача терапевтического профиля начинается от 1200 евро, а хирургического от 1500 . Дальше к ней добавляется оплата, зависящая от степени активности медика. В целом зарплата врача в Эстонии выше средней на 40%. Это отчетливо показывает, что власти предпринимают реальные действия».
Монополия качества не дает
Если в нынешней системе здравоохранения так и не появится реальная конкуренция частной медицины с государственной, а, скорее всего, государственная монополия так и останется, то ждать улучшения ситуации не стоит, полагает Шевский.
Пока что обещания Минздравсоцразвития довести тариф оплаты медуслуг до 100% к 2015 году остается только обещанием. Другими словами, сегодняшняя система организации здравоохранения, по мнению эксперта, неэффективна и полноценное исполнение «Закона об ОМС» в ней просто нереально.
Утка от государства
Существует также проблема ответственности врачей. При новом законе и за ошибки, и за грубость лечебные учреждения предполагалось наказывать с помощью контролера- страховой компании. Вот только наказать лечебное учреждение за некачественную работу, несмотря на появившиеся правила, страховой компании будет невозможно. Штрафов ни закон, ни правила не прописали.
«Сегодня ситуация и для медиков, и для пациентов только усложнилась,-утверждает президент НП „Национальное агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе“, доктор медицинских наук Алексей Старченко.- Обещанные государством за лечение деньги в лечебном учреждении так и не пришли. Это ложь номер один. Врач может пролечить 5 человек, а может- 100, и все равно ему заплатят, к примеру, за 6 человек. Наоборот, главврач вполне может написать, что пролечено уже 100 больных и представить в страховую компанию соответствующие счета, а на самом деле в клинике могло быть только 10 человек, и никто его не может наказать».
Выбор врача по желанию больного- еще одна ложь, утверждает эксперт. Он возможен только внутри одной поликлиники. «Попробуйте прикрепиться в Москве к ЦКБ на улице Грановского! Я на 100% уверен, что вам ответят „врач не согласился“. Само положение перехода „при согласии врача“ превращают это право пациента в пустой звук, в „говорильню“. Вместо Закона получилась сплошная „утка от государства“, полагает эксперт.
«Опять же, закон принят с 1 января, а правила опубликованы с 11 марта и вступят в силу с 21 марта. Кто и как оплатит работу врачей в январе и феврале? „Минздравсоцразвития по-прежнему не может подготовить огромного количества подзаконных актов“,- возмущается Алексей Старченко.  В целом эксперты предрекают вал претензий к системе здравоохранения и нарастание хаоса.
*Источник: * Gzt.ru <http://Gzt.ru>

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…