Что слышит младенец в утробе матери?

Учёные говорят, что в речи матерей, желающих «поговорить» со своим малышом, должно быть больше гласных звуков.

Учёные проигрывали рядом с животным различные записи, а запись вели на три канала: с микрофона в плоде, в матке и с микрофона, стоящего просто в комнате. При этом выяснилось, что внутрь животного гораздо лучше проходят звуки низкой частоты, чем высокочастотные составляющие речи (или музыки). И из-за этого в контрольных записях лучше «сохранялись» гласные звуки, а согласные искажались или совсем пропадали.

За рамками исследования остался важный вопрос — а собственно как психологически воспринимают внешние звуки ещё не рождённые младенцы?  Однако учёные считают уже ясным, что в речи матерей, желающих «поговорить» со своим малышом, должно быть больше гласных звуков. А если будущие мамы хотят наиграть ребёнку музыку — от скрипки можно сразу отказаться. Кстати, ранее сообщалось, что неродившиеся дети узнают голос мамы.

Исследователи из университета Флориды решили узнать, что слышат младенцы, когда находятся в утробе матери. Опыт провели на овце, органы которой, по словам профессора Кена Герхарда, в плане проводимости звука подобны человеческим. У беременной овцы аккуратно извлекли плод и поместили в его внутреннее ухо крошечный микрофон. Ещё один микрофон поместили в матку, а затем вернули плод на место.

*Источник: * Solvay-pharma.ru <http://Solvay-pharma.ru>

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…