Чем популярнее лекарство, тем больше шансов, что оно будет подделано

Распространение фармацевтических подделок (как готовых лекарств, так и их ингредиентов) стало одной из наиболее быстроразвивающихся сфер криминального бизнеса.
Roger Bate, автор книги «Making a Killing: The Deadly Implications of the Counterfeit Drug Trade», утверждает, что уровень распространения поддельных лекарств зависит от степени развитости экономики страны.
В «богатых» странах на подделки приходится не более 1% местного фармацевтического рынка. При этом фальшивые лекарства в подавляющем большинстве случаев распространяются вне традиционных каналов продажи лекарств. Они продаются через Интернет или, намного реже, на «черном рынке». В последние несколько лет в США были зафиксированы случаи, когда подделки попадали в легитимные торговые сети. Их продавцы выступали под видом добропорядочных торговых представителей известных компаний и успешно сбывали контрафактные лекарства.
Аналогичные истории отмечены и в государствах Европейского Союза. Так, по сообщению Европейской Комиссии, в 2006 году на таможнях Европы были конфискованы около 2,7 млн. фальшивых таблеток.
В свою очередь, в «бедных» странах на подделки приходится до трети от общего числа продаваемых лекарств. При этом этими снадобьями торгуют полуофициально или даже официально ? во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки контрафактные медицинские препараты составляют основу ассортимента аптек.
В некоторых странах подделки составляют абсолютное большинство реализуемых лекарств: в 2004 году в Анголе на их долю приходилось 70% фармацевтического ассортимента.
По данным Бэйта, во многих постсоветских государствах фальшивки составляют до 20% фармацевтического рынка, в России – 10-12%. По оценкам World Health Organization лишь пятая часть государств мира имеют хорошо разработанное законодательство, призванное бороться с подделкой лекарств. Еще в половине стран подобное законодательство присутствует, однако оно имеет зияющие бреши. Почти у трети государств законы такого рода вообще отсутствуют или подобные нормативные акты имеют зачаточный характер.
Объектами подделок становятся как лекарства, продаваемые под известными торговыми марками, так и «дженерики» – их более дешевые официальные «копии». В лучшем случае потребители получают «правильный» набор ингредиентов, содержащихся в обычном лекарстве. В худшем – подделка состоит из субстанций неопределенного происхождения, не оказывающих вообще никакого воздействия на организм больного или оказывающих разрушительное влияние. В «богатых» странах наиболее часто подделывают новые и дорогие медикаменты.
Лидерами по числу фальшивок являются антибиотики, гормоны, стероиды и антигистаминные препараты.
Кроме того, традиционно высок уровень подделок препаратов, способствующих повышению потенции.
В «бедных» странах мошенники чаще всего реализуют препараты, которые «лечат» серьезные болезни, такие как СПИД, малярия и туберкулез. При этом внятная статистика такого рода в мире отсутствует — лишь 5% стран мира предоставляют международным организациям информацию такого рода, причем данные подобных отчетов весьма противоречивы.
Для изготовления фальшивок не требуются большие вложения, передовые технологии и пр.
Иногда «цех» по производству фальшивых таблеток располагается в обычном гараже. Иногда подделки фабрикуются и на обычных фармацевтических предприятиях.
Операционные расходы этого бизнеса невелики, а прибыль достигает колоссальных размеров.
Реальные размеры этого рынка неизвестны, однако ряд примеров показывает, сколь велики его масштабы. Так, в 2006 году US Drug Enforcement Agency Tim Phillips, автор книги «Knockoff: The Deadly Trade in Counterfeit Goods», опубликованной в 2005 году, оценил объемы контрафактного рынка лекарств, ежегодно продаваемых в США, в $39 млрд.
В свою очередь Pharmaceutical Security Institute приводит другую цифру: ежегодно в США конфискуется и арестовывается поддельных медикаментов на сумму $200 млн.
Centre for Medicines in the Public Interest опубликовал прогноз, согласно которому в 2010 году глобальный рынок подделок достигнет уровня $75 млрд., что на 90% больше, чем в 2005 году.
Всемирная организация здравоохранения утверждает, что только прямые убытки фармацевтических компаний от действий преступников достигают $32 млрд. ежегодно. Косвенный ущерб, вызванный ухудшением здоровья неудачливых пациентов, в десятки и сотни раз больше.
В результате глобализации фальшивые лекарства легче реализовывать. Они могут производиться в одной стране, продаваться в другую, затем реэкспортироваться и пр.
Изготовители подделок не афишируют свою деятельность, поэтому обнаружить преступников очень сложно, особенно если данное преступление совершено в странах третьего мира ? у правоохранительных органов «бедных» государств нет достаточных ресурсов, а иногда и желания для проведения масштабного международного расследования.
По данным Европейской комиссии за 2006 год, 31% фальшивых лекарств, поступающих в ЕС, произведены в Индии, столько же ? в ОАЭ, 20% ? в Китае. US Food and Drug Administration приводит схожие данные: примерно 20% контрафактных медикаментов и 40% фальшивых субстанций имеют индийское и китайское происхождение.
Всемирная организация здравоохранения считает, что эпидемия подделок будет продолжаться в обозримом будущем. Год от года человечество тратит на лекарства все большие суммы.
Еще одним фактором является бедность: люди часто предпочитают покупать более дешевые лекарства, часто ”с рук” или у неизвестных продавцов. Примеры распространения подделок способны шокировать. Так, исследование Oxford University, проведенное в 2003 году, показало, что 38% антималярийных препаратов, продаваемых в Юго-Восточной Азии (где малярия уносит множество жизней), являются подделками.
В 1995 году во время эпидемии менингита в Нигере более 50 тыс. человек были госпитализированы после того, как им была введена вакцина, доставленная в качестве гуманитарной помощи и считавшаяся абсолютно безопасной. Более 2,5 тыс. человек скончались. Расследование показало, что подделками подменили настоящую вакцину во время транспортировки.
В 1995 году на Гаити и в 1998 году в Индии были обнаружены партии детского сиропа от кашля, в состав которого входил ядовитый ингредиент: на Гаити скончались около 90 детей и подростков, в Индии — 30. В 2004 году в Бразилии несколько сот женщин забеременели, несмотря на то, что регулярно принимали противозачаточные пилюли известной марки, ? экспертиза показала, что таблетки состояли из смеси мела и муки.
Washprofile, 10, 2008.

www.medicusamicus.com

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…