Хорошее вино способствует похудению

Диета, о которой пойдет речь, совсем не нова. Да и не диета это вовсе, а самый рациональный режим питания, которому придерживались еще предки наших предков и к чему стоит возвратиться и нам.  Уинстон Черчилль любил выпить. При этом имел невероятную работоспособность и высокие показатели продолжительности жизни. С утра, диктуя своему секретарю, он мог сделать несколько добрых глотков виски с содовой. Потом, за обедом, выпить шампанского и после обеда пропустить пару рюмочек брэнди или пару бокалов красного. Так как Черчилль имел обыкновение работать до трех часов утра, он и за полночь позволял себе еще немного виски. Но в целом больше половины бутылки крепкого алкоголя за день премьер-министр Великобритании не выпивал.

Особенно пристально начали они присматриваться к местным винам и обнаружили процианидин, еще один анти-оксидант, активно влияющий на функцию кровеносных сосудов. Зона охвата этого исследования включала Сардинию — место с самой большой в Европе концентрацией людей, доживших до ста лет. Выяснилось, что вина этого региона прямо-таки исполнены процианидином, как и вина Юга-Запада Франции, где население поглощает, наверное, самую жирную кухню этой страны. Посудите сами: колбасы и копчености, в том числе знаменитый байоннский окорок, который в течение 5 месяцев вялится подвешенным к потолку, утки и гуси, «черные бриллианты» трюфеля Перигора и совсем недиетические блюда на их основе. Какое там рациональное питание при всем этом великолепии! Ан нет, результат — минимальное количество людей, страдающих сердечными заболеваниями, и невероятное скопление прабабушек и прадедушек в этом регионе. Таким образом, вывод напрашивается сам собой, чтобы жить лучше и дольше, просто необходимо пить хорошее вино.
Связь алкоголя и качества жизни вместе с её продолжительностью прочно обосновалась в народных анекдотах и легендах. Кстати, как и у русских с их присказками о режиме питания кавказских народов, так и у европейцев есть похожая история про средиземноморскую диету. Более того, моцион европейских южан стал объектом для тщательного исследования серьезными учеными. Уж очень их пышущим здоровьем организмам, дружным многодетным семьям завидуют бледнолицые северные соседи. Начали, как водится, с мышей.  Причем, с мышей среднего возраста. Грызунов посадили на высококалорийную диету в сопровождении небольшого количества красного вина.  Счастливчики не только существенно поправили своё здоровье (напомним, это были мыши среднего возраста), но и значительно увеличили свой жизненный цикл. Ученые кивают на ресвератрол — маленькую молекулу, но мощный растительный антиоксидант, содержащийся в косточках и кожице винограда.  Кстати, считается, что растения тоже переживают стрессы: это и регенерация повреждённых участков стеблей и листьев, сохранения влаги в засушливые периоды, защита ДНК от солнечной радиации. Виноград как раз такое растение, которому должно быть трудно, и ресвератрол помогает ему справляться с негативными внешними воздействиями.  Нам с вами ресвератрол в лучшем виде поступает с красным вином и такая «диета» приводит к снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний, тромбозов, диабета, рака и улучшению функции мозга, связанной с обучением и памятью. Эта замечательная молекула разрешила так называемый «французский парадокс» — высококалорийная, жирная пища плюс красное вино равняются высокой продолжительности жизни французов и низкому проценту заболеваний сосудисто-сердечной системы. Так, постепенно ученые перешли от мышей к людям, изучая те места их обитания, где местное население проводило долгую, насыщенную и счастливую жизнь полную эногастрономических удовольствий.

Источник:  newsland.ru

Tags:

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…