Употребление подслащенных безалкогольных напитков и фруктозы увеличивает риск развития подагры

Диетические рекомендации при подагре, как правило, акцентируют внимание на ограничении потребления пуринов и алкоголя, но не углеводов. Установлено, что фруктоза – единственный из углеводов, способный при острой пероральной или внутривенной нагрузке быстро повышать уровень урикемии за счет усиленной деградации пуриновых нуклеотидов и ускорения синтеза пуринов de novo. С учетом, с одной стороны, быстро растущей заболеваемости подагрой, с другой стороны – значительным увеличением потребления сахарсодержащих безалкогольных напитков (СБН) и фруктозы, исследователи из Канады (Университет Британской Колумбии) и США (Гарвардская Медицинская Школа) решили оценить взаимосвязь между ними.
Был проведен анализ данных крупнейшего проспективного когортного исследования Профессионалов Здравоохранения (health professionals follow-up study), включившего в 1986 г. 51 529 мужчин – медиков в возрасте от 40 до 75 лет. Обработаны данные 46 393 участников, не имевших диагноза подагры при включении и ответивших на первый и последующие регулярные (каждые 4 года) пищевые опросники относительно количественного потребления СБН, различных фруктов и фруктовых соков. Проспективно по двухгодичным опросникам в течение 12 лет выявлялись случаи вновь диагностированной подагры при наличии не менее 6 из 11 критериев американской коллегии ревматологии (1977).
За период наблюдения отмечено 755 новых случаев заболевания. В многофакторном анализе в сравнении с участниками, употреблявшими СБН менее одного раза в месяц (нижний квинтиль), корректированный относительный риск (ОР) подагры составил 1,29 (95% доверительный интервал – 1,00–1,68) для мужчин, потреблявших СБН 5–6 раз в неделю, 1,45 (1,02–2,08) при потреблении СБН один раз в сутки и 1,85 (1,08–3,16) для потреблявших СБН 2 и более раз в сутки (р для тренда =0,002). В то же время, диетические БН не были связаны с риском подагры (р для тренда =0,99). Поправка на потребление кофеина и кофе не изменила достоверности тренда. Напротив, коррекция на потребление фруктозы сделала тренд недостоверным (р=0,10).
Повышенное потребление фруктозы также ассоциировалось с риском подагры. В сравнении с нижним квинтилем потребления свободной фруктозы многофакторный ОР заболевания во 2, 3, 4 и 5 квинтилях составил 1,29 (1,02–1,64), 1,41 (1,09–1,82), 1,84 (1,40–2,41) и 2,02 (1,49–2,75) соответственно (р для тренда <0,001). Сходный тренд ОР подагры (р<0,001) отмечен и для общего потребления фруктозы (свободная фруктоза + половина потребления сахарозы).
Кроме того, риск развития подагры был связан с повышенным потреблением в пищу фруктовых соков (р для тренда =0,01) и фруктов, богатых фруктозой (яблок и апельсинов; р для тренда =0,05). Например, в сравнении с употреблявшими менее 1 стакана сока в месяц, мужчины, выпивавшие 2 и более стаканов в сутки, имели ОР подагры 1,81 (1,12–2,93); для апельсинового и яблочного соков ОР составил 1,82 (1,11–3,00). Лица, употреблявшие ежедневно одно яблоко или апельсин, в сравнении с мужчинами, употреблявшими их менее 1 раза в месяц, имели риск подагры 1,64 (1,05–2,56), в том числе отдельно для яблок – 1,48 (0,98–2,25) и для апельсинов – 1,55 (1,02–2,36).
Результаты настоящего проспективного исследования впервые продемонстрировали связь между потреблением СБН, фруктозы и, вероятно, фруктов, богатых фруктозой, и соков из них с риском развития подагры. Напротив, употребление диетических БН не сопровождалось риском заболевания. Таким образом, получены доказательства рекомендаций сэра Уильяма Ослера, высказанных в его статье о подагре еще в 1893 г: «Потребление сахара должно быть сведено к минимуму. Сладкие фрукты должны быть исключены из питания».
Источник.
Choi H.K., Curhan G. Soft drinks, fructose consumption, and the risk of gout in men: prospective cohort study. BMJ. February 9, 2008;336;309-312. Статья-источник. Medline абстракт.

Medicus Amicus
medmir.com

Комментариев пока нет.

Добавить комментарий


Беркегейм Михаил

About Беркегейм Михаил

Я родился 23 ноября 1945 года в Москве. Учился в школе 612. до 8 класса. Мама учитель химии. Папа инженер. Я очень увлекался химией и радиоэлектроникой. Из химии меня очень увлекала пиротехника. После взрыва нескольких помоек , я уже был на учете в детской комнате милиции. У меня была кличка Миша – химик. Из за этого после 8 класса дед отвел меня в 19 мед училище. Где меня не знали. Мой отчим был известный врач гинеколог. В 1968 году я поступил на вечерний факультет медицинского института. Мой отчим определил мою профессию. Но увлечение электроникой не прошло, и я получил вторую специальность по электронике. Когда я стал работать врачом гинекологом в медицинском центре «Брак и Семья» в 1980 году, я понял., что важнейшим моментом в лечении бесплодия является совмещение по времени секса и овуляции. Мне было известно, что овуляция может быть в любое время и несколько раз в месяц. И самое главное, что часто бывают все признаки овуляции. Но ее не происходит. Это называется псевдоовуляция. Меня посетила идея создать прибор надежно определяющий овуляцию. На это ушло около 20 лет. Две мои жены меня не поняли. Я мало времени уделял семье. Третья жена уже терпит 18 лет. В итоге прибор получился. Этот прибор помог вылечить бесплодие у очень многих женщин…